Пересказ В.В. и Л.В. Успенских

— дочерние страницы:
Пересказ В.В. и Л.В. Успенских
Пересказ В.В. и Л.В. Успенских

Давным-давно в Греции, между двух синих морских заливов, в глубокой долине, отгороженной высокими горами от всего остального мира лежала страна Беотия. Под синим небом ее высоко вздымалась вершина Геликона, таинственной горы, где между темных рощ, над звонкими струями ключа Гиппокрены, обитали богини искусства - музы...

Проклятье Ээта
Проклятье Ээта

Весесело трепетал под ветром холщовый парус крепкодонного "Арго". День и ночь неустанно он резал лазурные воды, приближаясь к заветной земле. Наконец аргонавты завидели берег и вдали очертания Иолка. Свежий ветер родины дышал им в лицо, доносил до них запах травы, только что скошенной поселянами Иолка, запах спелого винограда и тучной земли...

Планкты
Планкты

Однако впереди их ждало еще одно испытанье. Надо было пройти через Планкты - огромную сводчатую пещеру. В этой древней пещере царит темнота. Только узкая трещина в своде пропускает отблеск дневного света. В вечном мраке по кругу струится вода и воронкой уходит под землю...

Золотое руно


Пересказ В.В. и Л.В.Успенских

Аргонавты у царя Алкиноя


На этом острове ждал аргонавтов заслуженный отдых. "Арго" вошел в Феакийскую гавань. Всюду бесчисленными рядами стояли стройные корабли. Бросив якорь у пристани, герои пошли во дворец к Алкиною. Глядя на аргонавтов, на их тяжелые шлемы, на крепкие мускулы ног в блестящих поножах и на загар коричневых лиц, миролюбивые феакийцы шептали друг другу:

- Должно быть, это Арес со своей воинственной свитой шествует в дом Алкиноя.

А посмотрев на Медею, они прибавляли шутливо:

- А вот и красавица Афродита. Только на этот раз она родилась не из пены морской, а из сажи в кузнице бога Гефеста. Видите, как черны ее косы, как обветрена кожа. Должно быть, подземный огонь опалил ей лицо.

Так шутили веселые феакийцы, шумной толпою провожая героев до царского дома.


Гордо вздымался над людною площадью дом Алкиноя.
Медные стены блистали в переднем покое и были
Сверху увенчаны светлым карнизом лазоревой стали.
Вход огражден был дверями, литыми из золота. Кольца
И золотые замки украшали тяжелые створки.
Справа и слева от двери стояли у самого входа
Две золотые собаки искусной работы Гефеста.
Были бессмертны собаки, с летами они не старели,
Верно они стерегли крепкозданный дворец Алкиноя.
Всюду по стенам покоя тянулись удобные лавки,
Крытые мягким ковром в шерстяных разноцветных узорах.
А в гинекее дворца, возле мудрой царицы Ареты,
Вкруг очага, на скамье, пятьдесят рукодельниц сидели.
Рожь золотую мололи они жерновами ручными,
Нитки сучили и пряли умело прилежные девы.

Царь Алкиной приветливо встретил пришельцев. Он приказал отвести Медею на женскую половину дворца к гостеприимной Арете, а воинов пригласил к себе и устроил богатый пир. Шумной толпой вторглись в покой феакийцы. Всем им хотелось послушать рассказы героев. Но не успели гости возлечь на пышно украшенных ложах, как двери дворца распахнулись и в дом ворвались незнакомые люди.

Двенадцать чернобородых мужей с мечами в руках, гремя золотыми доспехами, торопливо прошли через зал и приблизились к Алкиною. Самый высокий из них, предводитель с седеющей бородкой и с глазами, горящими злобой из-под черных косматых бровей, свирепо взглянул на Язона, возлежащего рядом с царем. Быстро спрыгнул Язон с богатого ложа и могучей рукою схватил копье. Вслед за Язоном вскочили и все аргонавты, мгновенно готовые к битве. А бородатые воины, обступив своего предводителя, в ярости потрясали мечами.

Царь Алкиной с удивлением и гневом смотрел на эту безмолвную ссору. Если бы властным движением руки не удержал он врагов, бой завязался бы тут же, в дворцовом покое, между накрытых столов и бочек с душистым вином.

- Кто вы такие? - спросил Алкиной бородатых пришельцев.- Кто вам позволил врываться с оружием в мирный дворец и нападать на гостей посреди веселого пира?

- Я царь Ээт,- отвечал предводитель чернобородых.- А гости твои - бесчестные люди: похитители и убийцы. Стыдно царю укрывать их в своем крепкозданном дворце.

И, повернувшись к Язону, Ээт потребовал, чтобы герой отдал ему Медею и золотое руно.

- Возьми, если можешь,- спокойно ответил Язон.- Только выйдем отсюда. Сразимся в открытом поле. Нехорошо затевать кровавую драку в светлых покоях дворца.

Бореады же расправили черные крылья и яростно закричали:

- Чего же ты медлишь, Ээт? Пойдем и сразимся!

Буйные братья давно стосковались по войнам и битвам. Им надоело скитаться в морях и беспрестанно работать тяжелыми веслами. Они обрадовались неожиданной стычке; они горели желанием показать колхидской дружине искусство и силу греческих воинов.

Но Алкиной не хотел, чтобы дело дошло до сражения. Он успокоил Ээта разумною речью и потихоньку послал слугу за царицей Аретой, которая славилась не только своей удивительной красотой, но и великим умом. Узнав, в чем дело, Арета сейчас же явилась на пир.

- Выслушайте меня, великие воины,- с кроткой улыбкой сказала царица Ээту и аргонавтам.- Меч никогда не докажет правды. Лучше решите ваш спор справедливым судом. Изберите судьей царя Алкиноя. Он судит разумно и честно. Сами боги внушат ему правильный приговор.

С радостью принял Язон предложение Ареты. С той поры, как вещая Кирка сняла с него грех, Язон не боялся суда. Ээт же нахмурился и молчал. Он с удовольствием отказался бы от препирательств. Но, боясь показаться неправым, он мрачно взглянул на Арету и в знак согласия кивнул головой.

Гости опять возлегли за столы, и пир продолжался. Но он продолжался в молчанье, потому что враги не смотрели один на другого и, втайне сердясь, не хотели забавить царя Алкиноя приятной беседой. К полуночи все разошлись по разным покоям дворца и крепко заснули, потому что на скучном пиру выпили много вина.

Только царица Арета долго шепталась с Медеей в дальнем покое дворца. Все разузнав от Медеи, она поспешила царю Алкиною. Судьба несчастной царевны тронула сердце Ареты, и ей захотелось помочь аргонавтам.

Царь Алкиной сидел у постели и в раздумье расчесывал гребнем волнистую бороду.

- Не знаю, как быть,- сказал он, взглянув на ту.- Я молился богам, но они отвечают неясно. Афина и Гера хотят, чтобы я оправдал аргонавтов, а Артемида и Гелиос требуют им наказания. Как бы я ни решил, кто-нибудь из богов будет разгневан.

Подумав немного, он продолжал:

- Нельзя оставить Язону Медею. Вот если бы он женился на ней, тогда никто не мог бы разлучить жену с мужем. Но так как они не женаты, придется Медее вернуться к отцу.

- Так и решим,- улыбаясь, сказала Арета.- Ты хорошо рассудил, Алкиной!

Очень довольная тем, что узнала, она возвратилась к Медее, а царь Алкиной решил, что теперь ему не о чем думать, лег в постель и заснул, забыв даже вытащить гребень из бороды.

- Закутайся в плащ и разуйся,- сказала Медее Арета.- Я послала раба за Язоном.

Крадучись, вышли они в широкие сени дворца и, встретив у входа Язона, тайно от всех отправились в храм великой богини Геры, покровительницы семейного очага.

Плотно закрыв тяжелые двери храма, озаренного светом одного только факела, Арета сказала Язону о решении царя Алкиноя и спросила героя, хочет ли он взять себе в жены царевну, чтобы спасти ее от гнева отца. Язон крепко задумался, а Медея стояла с низко опущенной головой и в тревоге ждала ответа. Ведь она любила Язона больше всех людей на земле. Наконец Язон повернулся к Арете и сказал:

- Выслушай меня, добрая Арета, а ты, царевна, запомни мои слова. Я очень люблю Медею. Ради этой любви я взял ее на корабль. Но когда мы садились на "Арго", я был уверен, что боги помогут нам быстро вернуться домой и там отдадут мне наследство отца. Ведь Медея - царевна, и я не хотел жениться на ней, пока не верну свое царство. Но все случилось не так, как я думал. Не добрые боги, а злые, враждебные ветры несли мой корабль по волнам. Вместо мира и счастья скитанья и бури выпали нам на долю. Много дней прошло с той поры, как мы ушли из Колхиды, а у меня все еще нет ничего, кроме трости, щита и меча. Нет ни царства, ни дома, ни верной надежды их получить. Пусть Медея решает сама: пристало ли ей, царевне, скитаться с бездомным бродягой? Захочет ли царская дочь всю жизнь прожить с бедняком?

Тут Язон замолчал и с боязнью взглянул на Медею. А она протянула руки и прижалась лицом к холодным доспехам Язона.

- Довольно,- сказала царица Арета.- Я вижу, что злая судьба не испугает Медею. Отныне вы муж и жена, и никто не посмеет вас разлучить.

Утром Ээт со своею дружиной явился на суд к царю Алкиною, а вслед за Ээтом вошел и Язон.

Мудрый судья восседал на высоком троне в белых одеждах, по краю окрашенных в пурпур. Рядом с царем на высоких подушках сидела Арета.

- Слушайте волю богов! - возвестил Алкиной, обращаясь к колхидянам.- Могучий Язон честно исполнил все то, что приказал ему царь Ээт, и золотое руно досталось Язону по праву. Но царевну Медею похитили аргонавты нечестно, и она вернется к отцу. Так решили великие боги.

Выслушав это решение, Ээт нахмурился и сказал:

- Плохой ты судья, Алкиной. Язон никогда не смирил бы быков, не посеял бы зубы дракона и не убил бы чудовища, если бы Медея не помогла ему колдовством. Он бесчестно украл у меня золотое руно, не свершив никакого подвига. Подвиги за него совершила Медея - значит, ей и принадлежит золотое руно.

И, видя, что царь Алкиной в смущении не знает, что отвечать, Ээт закричал со смехом:

- Боги всегда справедливы, Язон! Отдай мне Медею, а если не хочешь расстаться с проклятой колдуньей, верни мне без спора руно. Выбирай же, могучий герой, убивший дракона с помощью женщины! Ведь если тебя покинет Медея, ты потеряешь всю свою силу и не свершишь ни единого подвига.

Все колхидяне засмеялись. Довольные шуткой Ээта, они хохотали и скалили белые зубы. Но Язон покачал головой и сказал:

- Напрасно ты веселишься, Ээт. Ты не получишь ни руна, ни Медеи.

Услышав такие слова, Алкиной огорчился.

- Я судил справедливо,- сказал он герою.- Сами боги велели вернуть Медею отцу. Неужели ты хочешь нарушить волю богов?

- Нет,- ответил Язон,- не хочу. Но боги повелевают жене идти не за старым отцом, а за мужем.

- А Медея тебе не жена! - торжествующим голосом крикнул Ээт.- Приведи ко мне дочь, или я возьму ее силой.

- Нет,- ответил Язон.- Мы с Медеей муж и жена. Ни словом, ни силой ты ничего не возьмешь, потому что мы дали друг другу священную клятву перед мраморной статуей Геры.

- Кто свидетель клятвы? - спросил Алкиной, недоверчиво посмотрев на Язона.

- Кто свидетели клятвы! - насмешливо воскликнул Ээт.- Не верьте ему: он обманщик.- И, так как Язон молчал, Ээт повторил с торжеством: - Где же свидетели клятвы?

- Здесь,- сказала царица Арета, склонившись с высокого трона.- Я слыхала их клятву, и я повенчала их в храме. Разве мало вам слова царицы Ареты?

Царь Ээт, с горящими гневом глазами, как дикая кошка колхидских дебрей, бросился к трону, но, раздумав, повернулся на месте и пошел из дворца. Дойдя до дверей, он опять обернулся, поднял обе руки и сказал, задыхаясь:

- Будьте прокляты вы, ненавистные греки! Пусть никто из вас не увидит отчизны. А ты, Алкиной, да не ведаешь счастья во веки веков!

В страшном гневе он выскочил вон и, спустившись к своим кораблям, удалился в Колхиду. А царь Алкиной, очень довольный, что так хорошо для Язона окончился суд, устроил великий пир и до вечера слушал рассказы пловцов-аргонавтов. Отдохнув у приветливых феакийцев, герои отправились в путь.


Далее - Проклятье Ээта

Добавлено ок. 2006-2007 гг.

29 апреля 2017 г.

1380 г. - умерла Екатерина Сиенская (Катерина Бенинказа), итальянская религиозная деятельница и писательница, монахиня доминиканского ордена

1923 г. - открыт «обновленческий» собор РПЦ, упраздняющий патриаршество

1977 г. - в Сикстинской капелле впервые Папа и глава англиканской церкви епископ Кентерберийский провели совместную службу

Случайный Афоризм

Бог нас всех хранит, пока не закончится срок хранения

Случайный Анекдот

Господь был несколько озадачен, когда Адам с Евой не только сожрали все яблоки в райском саду, но и зажарили и сожрали змея.

  • Марк Твен. Письма с Земли
    Марк Твен. Письма с Земли

    Творец сидел на Престоле и размышлял. Позади Него простиралась безграничная твердь небес, купавшаяся в великолепии света и красок, перед Ним стеной вставала черная ночь Пространства. Он вздымался к самому зениту, как величественная крутая гора, и Его божественная глава сияла в вышине подобно далекому солнцу...

  • Отрывок из дневника Сима
    Отрывок из дневника Сима

    День субботний. Как обычно, никто его не соблюдает. Никто, кроме нашей семьи. Грешники повсюду собираются толпами и предаются веселью. Мужчины, женщины, девушки, юноши - все пьют вино, дерутся, танцуют, играют в азартные игры, хохочут, кричат, поют. И занимаются всякими другими гнусностями...

  • Мир в году 920 после Сотворения
    Мир в году 920 после Сотворения

    ...Принимала сегодня Безумного Пророка. Он хороший человек, и, по-моему, его ум куда лучше своей репутации. Он получил это прозвище очень давно и совершенно незаслуженно, так как он просто составляет прогнозы, а не пророчествует. Он на это и не претендует. Свои прогнозы он составляет на основании истории и статистики...

  • Дневник Мафусаила
    Дневник Мафусаила

    Первый день четвертого месяца года 747 от начала мира. Нынче исполнилось мне 60 лет, ибо родился я в году 687 от начала мира. Пришли ко мне мои родичи и упрашивали меня жениться, дабы не пресекся род наш. Я еще молод брать на себя такие заботы, хоть и ведомо мне, что отец мой Енох, и дед мой Иаред, и прадед мой Малелеил, и прапрадед Каинан, все вступали в брак в возрасте, коего достиг я в день сей...

  • Отрывки из дневников Евы
    Отрывки из дневников Евы

    Еще одно открытие. Как-то я заметила, что Уильям Мак-Кинли выглядит совсем больным. Это-самый первый лев, и я с самого начала очень к нему привязалась. Я осмотрела беднягу, ища причину его недомогания, и обнаружила, что у него в глотке застрял непрожеванный кочан капусты. Вытащить его мне не удалось, так что я взяла палку от метлы и протолкнула его вовнутрь...

  • Отрывок из автобиографии Евы
    Отрывок из автобиографии Евы

    …Любовь, покой, мир, бесконечная тихая радость – такой мы знали жизнь в райском саду. Жить было наслаждением. Пролетающее время не оставляло никаких следов – ни страданий, ни дряхлости; болезням, печалям, заботам не было места в Эдеме. Они таились за его оградой, но в него проникнуть не могли...

  • Дневник Евы
    Дневник Евы

    Мне уже почти исполнился день. Я появилась вчера. Так, во всяком случае, мне кажется. И, вероятно, это именно так, потому что, если и было позавчера, меня тогда еще не существовало, иначе я бы это помнила. Возможно, впрочем, что я просто не заметила, когда было позавчера, хотя оно и было...

  • Дневник Адама
    Дневник Адама

    ...Это новое существо с длинными волосами очень мне надоедает. Оно все время торчит перед глазами и ходит за мной по пятам. Мне это совсем не нравится: я не привык к обществу. Шло бы себе к другим животным…

  • Дагестанские мифы
    Дагестанские мифы

    Дагестанцы — термин для обозначения народностей, исконно проживающих в Дагестане. В Дагестане насчитывается около 30 народов и этнографических групп. Кроме русских, азербайджанцев и чеченцев, составляющих немалую долю населения республики, это аварцы, даргинцы, кумьти, лезгины, лакцы, табасараны, ногайцы, рутульцы, агулы, таты и др.

  • Черкесские мифы
    Черкесские мифы

    Черкесы (самоназв. — адыге) — народ в Карачаево–Черкесии. В Турции и др. странах Передней Азии черкесами называют также всех выходцев с Сев. Кавказа. Верующие — мусульмане–сунниты. Язык кабардино–черкесский, относится к кавказским (иберийско–кавказским) языкам (абхазско–адыгейская группа). Письменность на основе русского алфавита.

[ глубже в историю ] [ последние добавления ]
0.014 + 0.001 сек.