русский корабль, иди нахуй
Вот серьёзно не знаю, что делать с этим сайтом. Думал ещё как-то восстановить, как будет время и натхнення...

Сейчас мне просто стыдно знать русский язык.

Дятел


Рудольф Мертлик

В Центральной Италии в Лации жил прекрасный юноша по имени Пик. Его отцом был древнеиталийский бог Сатурн. Пик вырос и стал молодым и сильным мужчиной. Больше всего на свете он любил объезжать боевых коней и охотиться.

Все окрестные нимфы вздыхали по нему, каждая из них желала быть его женой. Ради того, чтобы попасться ему на глаза, они покидали свои ручьи и реки, укромные уголки лесные и ходили следом за Пиком, словно привязанные. Но он не обращал на них внимания. Лишь одна нимфа покорила его сердце. Это была дочь римского бога Януса и его жены Венилии, звали ее Каненс.

Кроме дивной красоты, Каненс обладала восхитительным голосом. Пожалуй, лучше ее не пел никто на свете, поэтому ее и звали Каненс [Canens (лат.) — певунья].

Своим пением она могла заставить двигаться даже огромные горы и высокие деревья. Стоило ей начать петь, как становились кроткими хищные звери, прерывали свой полет птицы, замирали быстрые реки. Все внимали ее волшебному пению. Много женихов домогалось руки этой очаровательной нимфы, но победителем стал Пик из города Лауренте, сын Сатурна и царь Лации. Каненс стала его женой.

Однажды Пик отправился поохотиться на диких кабанов. Он выехал из дворца на стройном коне, вооружившись двумя охотничьими копьями. В своем пурпурном плаще, застегнутом пряжкой из чистого золота, он выглядел самым красивым мужчиной на свете.

В тот день в тех же местах оказалась могущественная волшебница Кирка, дочь бога Солнца Гелиоса. Она пришла в лес за травами для своих колдовских снадобий. Пик не заметил укрывшуюся в зарослях волшебницу. Но Кирка его увидела и поразилась красоте молодого человека. От восхищения она даже выронила из рук все собранные травы. Ей показалось, будто внутри нее вспыхнуло пламя.

Кирка застыла в неподвижности и не могла отвести глаз от молодого охотника. Когда же наконец она вышла из оцепенения, то почувствовала почти непреодолимое желание подбежать к Пику и сказать ему, как она очарована им. Но конь уже уносил красавца всадника, да кроме того друзья и стража так тесно окружили его, что она просто не смогла бы приблизиться к нему. Загрустившая Кирка тихо произнесла: «Даже если бы ты мчался как ветер, от меня все равно не убежишь. Я знаю, как много я могу, узнаешь это и ты. Большая волшебная сила заключена в травах, да и мои заклинания не пустые слова. Уж поверь мне!»

И сразу же взялась она за дело. С помощью заклинаний Кирка создала бестелесный призрак, похожий на дикого кабана, и приказала ему мельтешить перед глазами царя, заманивая его в густые заросли, куда невозможно пробраться на коне. Все получилось, как она задумала. Царь принял призрак за настоящего кабана и погнался за ним. Добравшись до зарослей, он соскочил с коня и стал пробираться сквозь них в надежде настигнуть добычу.

Кирка прибегла к еще более сильным заклятиям. Она была могущественной волшебницей. Не раз удавалось ей окутывать мглой яркую луну, затмевать тучами солнце. И сегодня ей все удавалось. Едва произнесла она таинственное заклинание, как воздух сгустился и непроглядная тьма пала на землю. Свита и стража потеряли, царя из виду. Настал подходящий момент, чтобы подойти к царю и открыть ему свое сердце. Кирка так и поступила.

«Царь,— сказала она,— твоя красота околдовала меня. Выслушай меня и откликнись на мою любовь. Мой отец — бог Солнца, он все видит и все слышит, так что не отвергай меня. Я его дочь, по имени Кирка, я хочу сделать тебя счастливым».

Но что значили для отважного охотника Пика слова Кирки! Ничего! И потому он гневно воскликнул в ответ: «Кто бы ты ни была, тебе никогда не стать моей женой! Мое сердце принадлежит другой красавице, и я надеюсь, что так будет всегда. Если судьба будет благосклонна ко мне, я не изменю своей Каненс».

Снова и снова уговаривала Кирка Пика полюбить ее. Когда волшебница увидела, что все ее мольбы напрасны, в ней проснулся гнев. «За свой отказ ты будешь жестоко наказан,— угрожающе сказала она царю.— Ты горько пожалеешь еще, что пренебрег мною, могучей волшебницей Киркой».

Молвив это, она дважды обернулась на запад и дважды на восток, затем трижды коснулась Пика прутиком и произнесла три заклинания. Пик бросился бежать, желая побыстрее оказаться как можно дальше от этого зловещего места. Пробежав немного, он вдруг почувствовал, как тело его стало совсем легким, а сам он уже почти не касается земли.

Он и в самом деле перестал касаться земли. Его тело покрылось перьями, фигура стала птичьей. Пик превратился в птицу, какой до сих пор не было в лесу. Взлетев на дерево, он твердым клювом стал стучать по его крепкому стволу. Пурпурный цвет плаща и золотой отблеск пряжки запечатлелись на перьях птицы. Царь Пик стал дятлом.

Сопровождавшие Пика люди еще долго бегали по полям и лесам, аукали, кричали. Но царя нигде не было. Правда, они обнаружили Кирку, которая позволила солнцу и ветру рассеять туман. Свита набросилась на волшебницу, требуя вернуть царя. Придворные угрожали ей, размахивая оружием, бранились.

Все это рассердило волшебницу. Она окропила пространство вокруг себя ядами и колдовским зельем, стала страшным голосом выкрикивать заклинания и призывать на помощь Гекату, богиню волшебства, и другие таинственные силы. Ужас охватил людей, когда они увидели, как задвигался, загудел лес, застонала земля, потеряли зеленый цвет листья деревьев, а на траве, обрызганной ядом, выступили капли крови. Оглушительно загрохотали скалы, под ногами заклубились, зашипели отвратительные змеи. Яркий свет солнечного дня померк от того, что воздух заполнили души умерших.

Оцепеневшие от страха, охотники стояли почти не дыша. Они так и не успели прийти в себя, так как Кирка дотронулась до них волшебным прутиком и свита царя превратилась в стаю диких зверей. Ни один не избежал этой судьбы.

Солнце клонилось к закату. Царица с нетерпением ждала возвращения мужа. Тревога сжимала ее сердце, не знала она, что и подумать о причинах затянувшейся допоздна охоты. Напрасны были ее ожидания. Когда стало совсем темно, а Пик не вернулся, слуги с факелами в руках разбрелись по лесу в поисках царя.

Царице Каненс, певунье, на сей раз было не до пения. Она плакала и рыдала, ее мучили дурные предчувствия, она рвала на себе волосы и раздирала себе ногтями грудь. Не в силах оставаться во дворце, она тоже выбежала из дома и стала бегать по полям и лесам в поисках мужа. Шесть раз опускалась ночь и шесть раз занималось утро. Шесть дней и шесть ночей без сна и отдыха царевна блуждала по горам и долинам, лесам и полям, разыскивая любимого мужа.

Наконец, выбившись из сил, она опустилась на колени на берегу реки Тибр. Здесь ее заметил бог реки. Сквозь слезы Каненс слабым голосом произносила грустные слова, которые превращались в печальный напев, напоминающий предсмертную песнь умирающего лебедя. От беспредельной скорби она выплакала себя целиком и ее рассеял легкий ветер.


Мертлик Р. Античные легенды и сказания: Пер. с чеш. - М.: Республика, 1992. - 479 с.

Комментарии к "Дятел - Пик"

Зарегистрируйтесь или войдите - и тогда сможете комментировать. Это просто. Простите за гайки - боты свирепствуют.