Фантастика

— дочерние страницы:
Фантастика
Фантастика

Игрушка детского бога

Наталья Егорова

Ждали отлива.
Громадное лицо Хура — толстое, круглое, ноздреватое — стояло низко, почти касаясь краем воды. Глаза: один большой и ровный, второй — размытый и сползший вбок, глядели прямо на Фарела. Злобно ухмылялся рваный рот.
Фарел сложил кукиш, украдкой показал Хуру. Быстро оглянулся на остальных: не заметил ли кто детского жеста?
Не заметили. Пялились, кто в черный песок, кто в наползающий туман. Волновались.
Ночь пройдет, и семеро мальчиков станут мужчинами. А может, кто-то и малых богов услышит, такое иногда бывало.
Старая кё Хораса ковыляла вдоль берега, тяжело опираясь на палку. На минуту ее согбенная фигура застывала возле одного из мальчишек, и снова двигалась дальше.
Хур презрительно наблюдал за ритуалом. В клочьях тумана оранжевое лицо плыло и гримасничало.
Еще дней пять, и придет волна. Кё говорит, она приходит, когда Хур опускается к самому оккеану.
Фарел нетерпеливо переступил с ноги на ногу. Обернулся к селению; почудились там, у расщепленной ывы, темные фигуры. Может быть, это отец, мать, сестры пришли проводить его в безмолвный путь. В путь, который отнимет у него детского бога. Или у бога — его. Белый глаз Аша докатился до самого краешка неба, а с востока поднималось — чуть видимое — его сердце. Заскрипел песок под ногами старой кё.
— Возьми, — она протянула блестящий кусочек смолы, коснулась скрюченными пальцами лба Фарела, глаз и пупка. — Да хранит тебя Аш. Да слышат тебя малые. Да помнит тебя детский бог. Плыви...
Фарел зажал смолу зубами, толкнул лёгкую лодку в волны, ловко забрался в нее и лег на дно. Обшитые шкурой водры борта заворачивались внутрь, оставляя узкую щель, в которую виден был кривой глаз Хура и краешек сердца Аша.
Сразу стало тихо, так тихо, словно во всем мире остался один Фарел и оккеан, покачивающий лодку в ладонях. Было трудно дышать, будто небо давило на грудь.
Фарел с усилием втянул ночной воздух, разжевал липкий комочек, терпкий вкус расплылся по нёбу, заволок горло прохладой. Взгляд прояснился: звезды придвинулись к самым бортам, оранжевый Хур оскалился провалом поперек физиономии. Отлив уносил лодчонку в оккеан.
Вернувшийся с пути безмолвия считается мужчиной. Он может охотиться на многозубую оккулу и пятнистого берса, может строить свой дом, путешествовать за горы и весной выбрать девушку себе в жены. Он может стать таном.
А когда умрет старая кё Хораса, все мужчины селения будут три ночи дышать дымом в башне Аша, пока бог не укажет новую мудрую кё.
Вот только детский бог не станет с ним разговаривать. И умоломку собирать ему больше нельзя.
Фарел так энергично тряхнул головой, что лодка закачалась. Это мы увидим еще, про умоломку.
Так он и сказал вчера кё: это мы увидим еще! А она усмехнулась одними глазами и отвернулась к огню.
Плещет вода у бортов. Алое сердце Аша высоко поднялось над краем мира. Фарел проглотил остатки смолы, и слух привычно наполнился шёпотом, в котором, как ни тщись, не различить слова. То ли малые боги под водой лопочут, то ли сам Аш дошептаться старается.
Фарел закрыл глаза.

«Тысячу тысяч лет был один оккеан, и не было в нем ни скал, ни неба -только белая вода без края. Тысячу лет смотрел из воды на звезды добрый бог Аш. Скучно стало Ашу на звезды смотреть, создал Аш рыб и зверей водяных: и многозубую оккулу, и мохнатую водру, и громадного киита, и прозрачную мелузу, и ленивого тенца, и плоскую кербалу, и мелких зверюшек без счета».
Старая кё щурится на огонь. Ее щеки коричневые, как дерево, а волос почти не видно — блеклые стали, прозрачные, как умирающие листья.
Стайка детишек расселась вокруг очага плести циновки из водорослей. За стенами дома рычит вьюга, заметает белой крупой черный песок. Трещит огонь в очаге, вкусно пахнут печёные колубни.
«Еще тысячу лет смотрел на рыб добрый бог Аш. Снова скучно стало ему. Снял Аш звезду с неба, потушил в оккеане, вылепил берег, и холмы, и скалы, и дальние дали. Посадил Аш на берегу деревья и травы, поселил там всяких зверей и птиц, еще тысячу лет смотрел на них».
Фарел режет длинный лист водоросли, выходят ровные рыжие ленты-Отец подарил ему настоящий нож, острый, как зуб оккулы, как коготь берса. Вырастет Фарел, станет охотником, как отец. Будет плавать в море на лодке, большой, как киит. Будет ловить громадных тенцов и сражаться с оккулами. Оккул тоже будет ловить, а кербалы станет привозить столько что борта лодки опустятся до самых волн.
«Через тысячу лет снова скучно стало Ашу. Всем хороши были птицы и звери, только говорить не умели. Взял тогда Аш черного песка и белого снега, и рыжего ила, и вылепил Аш людей. Говорить научил их, и сказки складывать, и песни петь.
Тысяча лет прошла, и еще тысяча — не скучно Ашу».
По правую руку от Фарела — Найра. Быстро бегают тонкие пальчики, выходит циновка ровная, гладкая, а между оранжевыми лентами белый травяной стебель пропущен. Кё говорит, вырастет Найра, большая мастерица будет.
Белые волосы Найре на лицо упали. Плетет Найра, а сама вишневым глазом на Фарела косит. Вырастет Фарел, возьмет Найру в жены, будет у него жена мастерица.
Только когда еще Фарел вырастет! Четыре весны ему, он и с детским богом не разговаривал еще.
«Подарил Аш людям огонь — стали люди зимой у огня греться, еду готовить на огне стали. Научил Аш людей лодки делать, стали люди в море плавать, оккулу бить, тенца бить, кербалу сетями ловить, водоросли собирать.
Показал Аш людям, где блескучий камень искать, как тот камень в огне калить, как ножи ковать, клювы для стрел ковать. Стали люди на берса ходить, стали беранов бить. Стали из бераньих шкур одежду шить, мерзнуть зимой перестали. Хорошо стали жить. Смотрит на них Аш и радуется. Слушает их Аш и доволен».
Фарел заерзал, одну ногу из-под себя вытащил, другую подвернул, следующий лист взял. Интересные сказки кё рассказывает, никто столько сказок не знает, даже мама.
Только Фарел про Аша не любит слушать. Грустная это история. А ему больше нравится про Огмуза-китобоя, про белую оккулу, про летучую мелузу. Даже про Рада и смертную лодку он больше любит, потому что Рад на ней за край света уплыл и там на звезду забрался.
Соседский Карак смеется над Фарелом. Говорит, он Хура боится.
А кто ж его не боится-то, Хура?
«Много тысяч лет не спал Аш, устал. Опустился он на дно оккеана и уснул крепко. Приплыл тогда из-за края мира злой бог Хур. Один глаз у него молнией сверкает, другой морозом веет, изо рта яд капает. Глянул Хур правым глазом на землю, сжег деревья, дома сжег, вода в море закипела. Уплыла рыба далеко-далеко, к краю мира. Погоревали люди и принялись новые Дома строить, новые деревья растить, большие лодки построили — далеко стали ходить за рыбой.
Глянул Хур левым глазом на землю, упала стужа лютая, снегом скалы занесло. Замерзли бераны, попрятались берсы, льдом покрылся оккеан, ушла рыба в глубину. Погоревали люди и только жарче огонь разожгли, принялись на берса ходить, принялись из-под снега колубни выкапывать, водоросли варить стали. Голодно стало людям, холодно, а все живут.
Тогда плюнул Хур на землю ядом, напал на людей черный мор. Никто не умел мор лечить, стали люди умирать. Так много умерло, что не успевали Люди мертвых в лодки класть и к краю мира отправлять. Обрадовался Хур, вот-вот людям конец придет».
Фарел и дышать забыл. Дети замолчали, сбились в тесную кучку, циновки из рук выпустили. Сколько раз слышали историю, и все равно страшно становится: а ну как Аш не проснется.
«Жила тогда женщина, первая мудрая кё. Мужа у нее мор унес, отправился муж за край мира; всех детей унес мор, детей тоже в смертных лодках в оккеан отправила она. Остался у женщины один сын маленький, а и тот заболел. Плакала женщина три дня, и три ночи плакала, все звала Аша. Не слышит Аш, спит.
Пошла тогда женщина к оккеану, оборотилась белой водрой, на самое дно нырнула. Видит, сидит на дне Аш, глаза закрыл и спит непробудно.
Стала водра плакать горючими слезами, упали слезы Ашу на лицо, проснулся Аш. Рассказала ему водра про злого Хура, рассердился Аш. Поднялся со дна. Утишил огонь, прогнал стужу, убил черный мор. Погоревали люди по мертвым и снова хорошо стали жить».
Рядом Найра шумно вздохнула. Значит, не одному Фарелу боязно. А Карак... а пусть не дразнится Карак, сам он даже пууков боится, это все знают. А уж Хур куда страшнее пуука!
«Разозлился Хур, стал думать, как людей извести, Ашу досадить. Дунул Хур на воду, наслал на берег волну. Весь оккеан на дыбы встал, до самых звезд поднялся. Рухнула волна на скалы, все смыла — и дома, и лодки, и деревья. Погибли люди, только первая кё с маленьким сыном спаслась: оборотилась она снова белой водрой, сына на спину посадила и на волне к краю мира доплыла, за край заглянула. Потому самой мудрой и стала.
Разгневался Аш на Хура. Схватил он горсть песка и создал несчетно малых богов, сияющих, как звезды. Пошел Аш с Хуром бороться, а малые боги принялись новых людей лепить. Слепили мужа для кё, и невесту для сына ее слепили, и многажды много еще людей. Стоят новые люди на берегу, смотрят, как Аш с Хуром сражается».
Фарел за нож схватился, сжал рукоять крепко. Так бы сам и побежал Ашу помогать.
Жалко его, Аша.
«Бились они много дней. Вода бурлила, на берег плескалась. Вырвал Хур Ашу глаз, покатился глаз на небо, засиял там ярче всех звезд, согрел землю. Выросла снова трава, и деревья поднялись.
Только людям не радостно. Ослабел Ащ, стал Хур одолевать его. Вот уже и молнией его палит, и стужей морозит, и ядом плюется. Вот-вот погибнет Аш.
Бросились малые боги, окружили Хура, рвут его. Все лицо в клочки изодрали, и посейчас у него все лицо в рябинах. Да только малые боги Хуру — что берсу муухи; отмахнулся от них, и канули боги в море. Захохотал тогда Хур злым хохотом, обещал Ашу, что каждый год станет волну на берег гнать, дома рушить, людей топить».
Найра Фарела за руку схватила, пальцы ледяные. Кто-то в углу всхлипывает тихонько. Журчит, бормочет голос старой кё, а будто бы и не она сказывает, а сам Фарел битву эту великую видит. Будто и не огонь в очаге горит, а сверкает молниями хуров глаз. И плачет, плачет в углу белая водра кё, печалится об Аше.
«Чувствует Аш, недолго ему жить осталось, некому будет без него людей защитить. Взмахнул он рукой, и застыло все, и Хур застыл. Заторопился Аш, схватил чудесный нож, что в любой камень, как в песок, входит, вырезал Аш умоломку и спрятал ее в башне на берегу моря. Поселил Аш в ту умоломку самое сердце оккеана. Погонит Хур волну на берег, встанет вода до звезд, но только сложит кто умоломку, и утихнет море, уйдет волна.
Только спрятал Аш умоломку в башню, ударил его Хур и убил. Вырвал он сердце Аша и бросил в оккеан. А сердце не утонуло, за край мира провалилось и на небо улетело. Стало у мира два солнца: глаз Аша днем светит, жарко греет. Сердце Аша через ночь на небо поднимается, чтобы лодки в оккеане не заблудились, чтобы всегда назад возвращались.
А умоломка так и осталась в башне. Каждый год Хур волну на берег гонит, каждый год дети умоломку собирают. Соберут умоломку, уйдет вода, не тронет людей. Коли не соберут, все порушит, унесет в море».
Замолчала кё, засмотрелась на языки огня.
— А как же детский бог, кё Хораса? — не выдержал Фарел. Прищурилась старуха, улыбнулась мимолетно.
- А детский бог меж других малых богов и вовсе крохотным был. Бросился он было на Хура, да в траве запутался, так на берегу и остался. А как погибель Ашу пришла, загоревал детский бог, заплакал, да весь в слезы и ушел. Стало его не видно, не слышно. Поселился детский бог в той умоломке, что Аш вырезал. И если обратится к нему дитя, он откликнется и поможет. Дождь позовет, мороз прогонит, рыбу приманит к лодке, охотников от когтей берса убережет.
— И умоломку собирать помогает.
— И умоломку собирать помогает, — согласилась кё. — Соберет ее только тот, кто детского бога позвать сможет.
— А взрослых, выходит, не слышит он?
- Нет, Фарел, не слышит. Только детям откликается.
- Так выходит, — у Фарела аж дух захватило от смелости. — Дети, выходит, важнее взрослых, раз им бог помогает, а взрослым нет?
Посуровело лицо кё, сдвинулись брови.
— Всякий человек нужен, всякий важен. Отец твой в море ходит, тенца бьет. Мать твоя зерно сеет, ягоды собирает, сестры взрослые уже: водоросли мнут, рубахи шьют. А ты, Фарел, летом пойдешь у детского бога милости просить, чтобы все здоровы были, чтобы было, что в горшок бросить, да чтобы хорошие мужчины сестер в жены взяли. Если признает тебя детский бог, будешь, Фарел, от всего селения беду отводить, волну поворачивать. А станешь взрослым — сын твой умоломку собирать
будет.
Фарел насупился. Завозились ребятишки, кто-то хихикает уже, кто-то украдкой слезы вытирает. Найра глаза опустила, принялась белый стебель в циновку продергивать.
Весной пойдет Фарел с детским богом разговаривать. У него и спросит почему тот взрослых не слышит.
* * *
Луч белого солнца — глаза Аша — коснулся щеки. Фарел бездумно пялился в серое небо, светлое на востоке, где поднимался глаз, розоватое на западе, куда ушло сердце.
Вода тихо плескала в борта. Перед волной всегда оккеан спокоен.
Всю ночь смотрел в небо. Вначале руки и ноги налились холодной тяжестью, так всегда бывало от смолы. Потом будто вылетел Фарел из себя, поднялся к небу, встал над большой водой. И запело внутри, точно киитовый ус протянулся от берега к краю мира, и коснулась его громадная рука. Уонгм-м-м.
Лицо Хура побледнело от страха, когда встал Фарел одной ногой в лодку, другой — на спину красного кита, что несет на себе весь мир. Зажмурил Хур оба глаза, ждал, пока Фарел его ударит.
А у Фарела и рук-то не было. Были плавники, как у красивой, но бестолковой рыбы-радуги — большущие, прозрачные, такими ни лодкой править, ни с Хуром сражаться. Замахал Фарел плавниками, хотел к звездам подняться, да и рухнул обратно в лодку.
Обрадовался Хур, оскалил черный рот, показал острые оккульи зубы. Где уж человечишке с ним биться.
Тогда вспомнил Фарел про малых богов и всем сердцем, всем существом своим позвал. И молча кричал еще и еще, в черную глубину, где, скованные холодом, тысячи и тысячи лет таятся неведомые малые боги.
Но боги молчали.
Потом торнулось в днище тяжелое тело. Ушло.
И враз будто наваждение схлынуло. Только отчаянно стучало в груди. Оккула?
Бывало, с пути безмолвия не возвращались. Голодная оккула наткнется на лодку, или отлив унесет ее неведомо куда, или сам мальчишка вывалится в воду, перепугается, забарахтается, потеряет в темноте надежный борт. В прошлом году двое не вернулись.
А ну, как и он, Фарел?
С утра выйдет отец встречать лодки. Мать выйдет, сестры. А его нет.
Будут сидеть на черном песке до вечера, молчать. Сестры, может, реветь начнут, но тихо. Как глаз закатится, побредут домой, а назавтра будут плести венки из красных цветов и опускать их в оккеан — пусть плывут вдогонку умершему.
С черного неба глядела неподвижная физиономия Хура. Фарел задрожал, только сейчас ощутив холод. Обхватил себя руками за плечи, закусил губу,чтоб не стучать зубами. И вспомнил, как впервые пришел к детскому богу.
* * *
Две башни в поселке: одна Ашева, вторая с умоломкой. В первой сам Аш стоит, из черного дерева вырезанный — голова большая, глаза круглые, вокруг правого лучи. Правый глаз днем с неба светит.
Сердце красной краской нарисовано, тоже круглое. Сердце ночами в небе плавает, освещает обратный путь тем лодкам, что за день вернуться не успели.
Приносят Ашу рыбу, и ягоды, и рубахи приносят. Горшки расписные. Постоит подношение день, а к ночи можно его обратно забрать. Рыбу съесть, рубаху надеть, в горшке суп сварить.
Кё говорит, Аш на те подношения любуется-радуется. А есть ему все равно нечем.
Фарел накануне целую корзину зеленики набрал. Крупной, мохнатой, самой красивой. Мама такую с размолотыми зернами варит, вкусно получается — язык проглотишь!
Поставил возле деревянных ног Аша, помолчал. Попросил бы помощи, да непонятно, как Аш с детским богом разговаривать станет. Аш-то, вроде, тоже взрослый. Или нет?
Однажды, когда Фарел совсем маленький был, Ашева башня развалилась. Старая была. Деревянный Аш на бок шлепнулся, плоскими ступнями к морю. После новую башню построили, такую высокую, что если оккулу на хвост поставить, то и она до верху носом не дотянется. Снова стоит деревянный Аш, подарков ждёт.
Отец говорит, при нём башню четыре раза заново ладили. Так то отец. Он даже волну видел, настоящую.
А башня с умоломкой ни разу не рушилась. И высотой она много больше.
Видом она как толстенный ывовый ствол без коры, без веток. Будто ыва эта тысячу лет здесь стояла, да так на корню и засохла. Только настоящая ьша, если засохнет, белая становится, а башня — как блескучий камень. В стенку стукнешь: том-м-м — отзывается.
Может, и вовсе не ыва это.
Вход в бащню старая кё водорослями заплела. Фарел в щёлку подглядывать пробовал: вроде лестница виднеется, а больше ничего — темно.
Прошлым летом Фарел ухо к башне приложил, и почудилось, будто вздрагивает кто в глубине, как огромный зверь ворочается. Он после придумал, что это туловище Хура: на небе-то одна голова, а остальное куда делось?
Хотел рассказать кё, но побоялся: вдруг отругает. Старая Хораса новых сказок не любила, всегда одинаково рассказывала. Вот мама — та каждый раз по-новому.
Но маме Фарел про Хура тоже рассказывать не стал. Испугается еще, женщина ведь. Вон, Найра — любой ерунды боится.
Когда Фарел к башне детского бога шел, Найра из дома выглянула, да так и застыла — кулачки к щекам, глаза большие, напуганные. Фарелу даже смешно стало. Съедят его, что ли, в башне этой?
До сих пор никого же не съели.
У входа ждала старая кё. Молча сунула в рот мальчишке крохотный вязкий комочек, шелестнула занавесью, толкнула в чёрный провал.
Фарел шагнул в темноту и замер. Показалось, башня дышит.
Прислушался, нет — ветер едва слышно гудит далеко вверху, под самой крышей.
Гладкие ступеньки сами под ноги просятся. Лестница вокруг толстого: столба вьется, и не поймешь: То ли вправду Аш башню сотворил, то ли сама она так выросла — вместе с лестницей.
Держится Фарел за гладкий столб, ступеньки ногой нащупывает. Ступеньки удобные, сами ведут.
Привели на площадку.
По сторонам и за спиной — узкие окна. В окнах белое море и белое небо, вон, вздорная птица чакка пролетела. А прямо перед Фарелом — умоломка.
Теперь понятно, почему отец ее игрушкой назвал. Старый Арак такие детям из щепок режет и раскрашивает, кубики называются. Только у Арака все кубики одинаковые, а тут и длинные, и короткие, и сплюснутые, и вовсе скрюченные какие-то. И все меж собой переплелись, как морские змеи по весне. И не поймешь, где одна деталька кончается, а где в нее другая входит.
А уж цвета какие яркие! Черный-черный, белый-белый, рыжий-рыжий. Еще красный, как кровь, и коричневый.
Фарел даже задохнулся от восторга. Стоял и умоломку разглядывал, пока от смолы язык не защипало.
Тогда только вспомнил, зачем пришел.
Мальчишки рассказывали, что голоса в башне слышали, а то и вовсе видели, как водяной человечек приходил и на нужную детальку показывал. Карак так долго хвастался, чего ему детский бог обещал, что пришлось Фарелу с ним подраться.
Ясно же, что врал. Умоломку-то он собрать не сумел.
Фарел, как положено, смолу разжевал. Подивился холоду, разлившемуся в горле: словно льдинку проглотил. Глаза закрыл и позвал детского бога.
Он всю ночь повторял, что просить будет. Здоровья, конечно, всем: и родителям, и сестрам, и друзьям, да и всему селению — не жалко. Чтобы зерна уродилось много. Чтобы рыба шла крупная, а оккулы чтоб беззубые, и берсы пусть охотникам не попадаются, ну их, берсов! Мясо жёсткое, а шкуры и у беранов хороши.
Ах да, еще чтобы сестрам хорошие мужья достались.
А ему самому чтобы стать сильным-сильным и поймать киита. Пусть не киита, а большущего тенца — чтобы все селение неделю ело и еще осталось. Ну, а больше, вроде, и не надо ничего.
Напоследок вздохнул глубоко и спросил про умоломку.
И глаза открыл.
Ничего Фарел не услышал. Просто вдруг захотелось потянуть за оранжевый кубик, что торчал сбоку. А потом повернуть черную детальку. И еще красную поставить сбоку.
И еще — лизнуть блестящую поверхность головоломки. Такая она была гладкая под пальцами, как спелая ягода.
Он и лизнул.
Никому потом не рассказывал. Даже Найре.
Поставил,как хотелось. А тут еще и коричневая загогулина сбоку обнаружилась, потом длинный белый кубик сверху повернулся.
Складывал Фарел умоломку, будто кто его под руку подталкивал. Может, это и называли «с детским богом разговаривать»?
Эту штучку сюда хочется, а вот эту повернуть. Стало Фарелу так легко, так радостно, будто сам глаз Аша в душу заглянул. Встал на место последний черный кубик, и тут словно задрожала башня, мелко, как рябь по воде идет. И вздохнула напоследок.
Смотрит Фарел, а головоломка в картинку сложилась: понизу и сверху будто море, а посередине кто-то непонятный. То ли оккулья морда с черными глазами, то ли лодка такая чудная. А может, и вовсе Хур из воды поднимается, рожу страшную кривит.
Сложил Фарел умоломку.
Признал его детский бог.
* * *
Дно прошуршало по песку, лодка накренилась. Замёрзший Фарел тяжело вывалился в мелкую воду.
Холодом плеснуло прямо в сердце.
Отец стоит на берегу, а вон и мать. Кё Хораса опирается на кривую палку, глубоко ушедшую в песок. Там Горей и Родка — вернулись раньше него. Фарел обернулся к морю: вдалеке покачивались на волнах раз, два... все четыре оставшиеся лодки.
Благодарение Ашу, на этот раз вернулись все.
Отец жестко ткнул в плечо:
— Мужчина.
Сквозь близкие слезы улыбалась мать.
А там, в стороне, неужели Найра? А ведь точно: прячет глаза, корзина с рыбой в руках. Горячая волна прихлынула к щекам, растеклась по телу. Пришла все-таки.
Они давно уже не разговаривали. Кажется, целую жизнь.
Что с того, что Фарел за десять весен четырежды собирал умоломку? Что ходил на отцовской лодке и помогал тянуть здоровенного тенца. Что с того, что выловленная оккула чиркнула по его груди шершавым хвостом едва не отправив за борт, и оставила на память неровный шрам.
Чудилось: чем больше из кожи лезет Фарел, тем пуще сторонится его Найра, смотрит мимо и брови хмурит. И наоборот, стоило не получиться головоломке, Найра словно ласковее становилась.
Чудилось ли?
Прошлым летом он застал её возле Ашевой башни: Найра как раз забрала горшок с орнаментом и седую беранью шкуру. Оккеан шумел и терзал берег, вгрызаясь в песок, переворачивая камни.
- Найра, постой!
Остановилась, глянула испуганно и отвела глаза.
- Послушай, Найра, — воздух был горячим и липким, язык с трудом ворочался во рту, — хочешь, я привезу тебе оккульих зубов, когда мы снова пойдём за рыбой?
Она обхватила обеими руками горшок, словно спряталась за ним от Фарела.
- Или хочешь, я поймаю тебе рыбу-радугу? Может быть, если её высушить, ты сможешь...
— Я вообще не хочу, чтобы ты уходил в оккеан, — прошептала она еле слышно.
Фарел запнулся.
- Почему?
- Потому что за тебя боюсь, — быстро заговорила Найра, глядя в землю. — Когда ты в оккеан уходишь, я будто теряю что. Всё думаю: вдруг тебя оккула съела.
- Так не съела же, — растерялся Фарел.
— А вот у сестры мужа съела! — в голосе Найры зазвенели близкие слёзы. — И у рыжей Хоны съела! А у Аларшюго мужа ноги откусила, так он ещё две зимы мучался, пока помер. А я так не хочу! Не хочу бояться.
Фарел непонимающе смотрел в её пылающее лицо.
- Ты всегда хочешь первым быть. Всюду. Чтобы говорили: вон Фарел идёт, он самый смелый, самый сильный. Он таном будет. А я не хочу мужа-тана. Я хочу живого и с ногами!
- Ну... не ягоды же собирать.
— Зачем ягоды? Можно ножи делать, — горячо заговорила она, — клювы для стрел — тоже нужная работа. Вот Карак, например...
- Ах, Карак! — вся кровь бросилась в лицо Фарелу. — Карак ни разу не сложил умоломку!
- А может, её и не надо складывать? — в запале выкрикнула девушка. -Может, волну вообще кё выдумала!
Фарел вспомнил долгий вздох башни.
— Не выдумала, Мой отец видел волну. И лучше быть безногим, чем трусом.
- Лучше быть трусом, чем дураком! — крикнула Найра и уронила горшок.
Раскрашенные черепки раскатились по мелкой гальке. Фарелу показалось, он сам разбился вместе с горшком.
До ночи Фарел сидел на берегу. Волны лизали его ноги; издеваясь, скалился Хур, а он чертил на песке невидимые в темноте закорючки и думал.
Разве это плохо — хотеть быть первым?
А хотеть спасти селение от волны — плохо? Если он это может? Если детский бог отвечает ему?
Его отец всю жизнь ходит в оккеан, мать ждет на берегу. Она никогда не говорила так...
Внутри точно ворочался раскаленный шипастый клюв.
Его мать никогда не сказала бы так.
* * *
Старая кё Хораса поставила на очаг горшок с супом. Красивый горшок: только Найра умеет так сплести глаза Аша и ягоды в один орнамент. А какие украшения делает она из деревянных и костяных бусин! Мастерица.
Жаль... Они с Фарелом были бы славной парой.
А вот и он — бледный, словно море.
— Я хочу сложить умоломку. Старуха покачала головой.
— Я хочу сложить умоломку, — с нажимом повторил он. — Я знаю, ее до сих пор не собрали. Волна близится.
Кё Хораса невозмутимо помешивала суп.
— Я не запрещаю тебе подняться в башню. Чего же ты хочешь от меня?
- Смолу. Ту, что помогает говорить с детским богом.
— Детский бог больше не для тебя, Фарел. На пути безмолвия ты пробовал смолу в последний раз.
Фарел готов был взвыть., Это же глупо, это бессмысленно — запрещать ему!
- Мне нужна смола. Старуха молчала.
- Где она? Где?
Он будто клещами вцепился в костлявые старческие плечи и затряс. Но блеклые глаза кё смотрели так же безмятежно.
— Я не дам тебе смолу, Фарел. Ее могут жевать только дети. Ты больше не ребенок.
Фарел разом опустился на циновку, остановившиеся глаза смотрели в огонь.
— Чего ты хочешь, старая кё? Чтобы селение смыло волной? Чтобы здесь не осталось ни дома, ни лодки? А ведь я могу собрать умоломку.
- Нет...
Яростный взгляд заставил ее отшатнуться.
- Фарел, Фарел... — с упреком произнесла она. — Почему ты не хочешь слышать? Дети жуют смолу и говорят с детским богом. Взрослые жуют смолу и дуреют, как бераны весной. Ты ведь помнишь кривого Яхора...
- Если детский бог не понимает, с кем говорить, он просто глуп!
- Фарел!
Он сжимал и разжимал кулаки, пытаясь выровнять дыхание. Мальчик, так быстро ставший мужчиной. Мужчина, слишком недавно говоривший с детским богом.
— Я прошу тебя, кё. Ради нас всех. Хораса медленно покачала головой.
- Ты так молод, Фарел. Тебе нужно научиться просто ждать. Просто надеяться. Умоломку соберут, а если нет — что же... Я видела волну, она страшна, когда приходит. Но мы оставим ей только дома, только лодки, а ; сами уйдем в горы. Волна схлынет, и жизнь вернется. Знаешь, иногда мне кажется... — она пожевала губами и закончила еле слышно. — кажется, детскому богу это зачем-то нужно...
Юноша поднял голову, и она поняла, что он не слышал ни единого слова.
— Я сложу умоломку.
- Ты не можешь, Фарел, — резко сказала она. — Детский бог не услышит тебя.
* * *
Он бросился на берег. Рухнул на черный песок, обнимая ускользающую, рассыпающуюся плоть земли. Белая злая ярость душила его, и грудь готова была разорваться от боли.
Ты не можешь. Детский бог не услышит тебя.
Фарел бессильно замолотил по песку кулаком.
Я четырежды собирал умоломку. Четырежды! Кё говорила, такое не удавалось еще никому.
Детский бог любит тебя, Фарел.
Столько лет волна уходила, не забрав ни одной жизни, ни одного жилища. Столько лет отвозили полную дань, а оставалось еще вдоволь: малыши росли крепкими, здоровыми, старики мерли редко. Головоломка безымянного бога хранила их от стихии.
Фарел тоже — хранил.
Хур скалился с черного неба. Даже сердце Аша не выглянуло сегодня, чтобы помешать его торжеству.
Ждать. И надеяться, что кто-то другой убережет селение от волны.
А если — нет?
А он будет бессилен.
Они приходят в башню друг за другом: совсем малыши и почти мужчины. Девочки почти так же часто, как мальчики. Они жуют черные ароматные горошины и закрывают глаза. Зовут детского бога.
Они поворачивают яркие кубики.
Все четыре картинки были разными. Невозможно было повторить собранную головоломку. Просто нужно было почувствовать мгновение, когда тёплым лучом проливался на тебя восторг, вздрагивала и тихо вздыхала башня. И ты понимал — волна остановлена.
А через несколько дней или часов умоломка снова становилась хаотическим нагромождением гладких кубиков. Сама.
Детский бог не услышит тебя.
— Я не уйду, — крикнул Фарел морю, еще не родившейся волне. — Слышишь? Я не уйду!
* * *
Брошенное селение мертво торчало на берегу, как объеденный чакками дохлый киит.
Вроде бы только что метались женщины, подхватывали на руки ревущих от страха малышей, бестолково увязывали пожитки. Хмуро вглядывались в горизонт мужчины, шныряли меж домами неугомонные мальчишки: одним им сумятица казалась весёлой. И, надрываясь, кричала в лицо деревянному Ашу старая Хораса:
- Волна идёт! Волна!
И вот — будто и не жили здесь никогда.
Фарел постоял возле дома Найры, бездумно окинул взглядом Ашеву башню.
Когда они вернутся, башню придется отстраивать заново. Интересно, унесет ли волна статую.
Глаз Аша глядел сквозь туманную дымку. Хур виден был почти так же хорошо, как ночью. Он уже дохнул: вода уползала от берега, убегала, обнажая черный песок дна, и мелкая рыба билась среди мокрых оранжевых водорослей.
Фарел смотрел, как завороженный, не в силах двинуться с места.
И только, когда гигантская неповоротливая кербала плеснула хвостом, торопясь за уходящей водой, бросился в башню.
В окна виден край глаза. Будто ничего не происходит.
А Хур не виден вовсе. И это хорошо.
Фарел закрыл глаза, послушал нарастающий где-то за краем мира гул.
Нет. Детский бог не будет говорить с ним. Он пробовал: каждый день, много раз. Слишком поздно.
Он не должен слушать. Он должен смотреть.
Он должен догадаться.
Детали умоломки: гладкие, как галька, и легкие, как дерево. Блестящие, как камень, из которого делают ножи. Кё говорит, Аш вырезал их из позвонка красного киита, на котором держится мир, а раскрасил собственной кровью. У него, выходит, была разноцветная кровь?
Быстрее. Волна идет.
Черные кубики — как песок, белые — как небо, вода и туман, красные 1 как сердце Аша, рыжие — как листья, коричневые — как дерево.
У оккулы тоже большие кости, но хрупкие: такую головоломку из них не вырежешь.
Быстрее!
Фарел коснулся прохладной поверхности кончиками пальцев. Черный белый, красный, рыжий, коричневый.
Помоги мне, детский бог.
Под корнями башни шумела вода. Странно, почему раньше он не слышал этого шума.
Картинки всегда разные. Всегда: он расспрашивал мальчишек. Фарел прикрыл глаза, вспоминая.
Оккула с черными глазами? Лодка... второй раз точно была лодка на черном песке. Потом берс, прыгающий, с красными глазами, и оранжевые листья вокруг. А в последний что-то вроде орнамента на горшке.
Он должен понять.
Глаза? Листья? Небо?
В собранной головоломке были все пять цветов. Всегда.
Быстрее!
Ему чудилось... давно, еще с самого первого раза, он пытался увидеть, почувствовать правило. Он ощущал невидимую связь, закон, по которому разноцветные кубики выстраивались в спасение.
Гул нарастал.
Фарел прикрыл глаза и взялся за оранжевую детальку.
Поворот. Сверху опускается белая. Слишком хорошо видно умоломку, не хватает солнечной пелены, которая появляется, когда тебя ведет детский бог. Не хватает легкости рукам.
Черную убрать.
Весла. Почему он представил гребцов на лодке?
Длинный красный кубик.
Фарел смотрел на головоломку. Гребцы... Четверо слева, четверо справа. В каждой картинке цвета были... уравновешены! Да. В картинке с оккулой белый уравновешивался оранжевым, а черный — коричневым. Но в орнаменте... в орнаменте уравновешивались сразу красный, черный и белый.
Он незряче уставился на яркие кубики.
Их количество всегда было разным. Это нельзя было посчитать.
Но кажется... кажется, он это чувствовал.
Пальцы уверенно легли на гладкую поверхность.
Вот оно! Вот.
Не было тёплого восторга. Ни мгновения.
Но башня привычно задрожала и вздохнула. И почудилось даже, где-то глубоко под корнями повернулся с боку на бок громадный киит.
Фарел сморгнул мокрое с ресниц: пот? слезы? Какая разница. Он смог.
Он не слышал детского бога, но он смог.
Неуклюже повернулся, шагнул к окну, враз обессиленный. И остолбенел.
Там шла волна.
Надвигалась неотвратимо — громадная, серая, заслонившая край мира и пол-оккеана, поднимающаяся плавником громадной оккулы, готовой проглотить всю землю.
Фарел застыл, не в силах отвести взгляд. Одна мысль билась в такт заполошно стучащему сердцу.
Я ведь собрал ее...
Я же ее собрал!
Цепкие пальцы впились в плечи. Фарел едва смог обернуться — кё Хораса.
- Зачем ты вернулась? — бросил он сквозь зубы.
- Я не уходила, — голос ее звучал ровно, но пальцы дрожали. — Я не могла оставить... тебя. Я не знала, как будет лучше...
Она запнулась. Фарел мимолетно удивился: и это старая кё, хранительница тысячи историй, которая знала все на свете.
Волна поднялась до Хура. На песке жалко белела перевернутая лодка.
Фарел сморгнул.
Волна застыла. Чтобы обрушиться на берег всей мощью...
Показалось, качнулась земля. Тяжкий гул, неслышный, но ощущаемый всей кожей, раскатился с моря. В стене воды виднелась изумленная морда громадной оккулы.
Дрогнуло еще раз.
Волна рухнула в море, словно ее потянуло назад.
Вода вскипела, серая пена шипела на берегу. Что-то, похожее на гигантский водоворот забурлило, раскатилось бурунами. Волны накинулись на черный песок, дальше, дальше, почти до башни Аша, но обессиленно сползли обратно.
Суматошно орала чакка, мечущаяся под небом.
Круглая рожа Хура казалась изумленной.
- Боги мои, — шептала за спиной кё Хораса. — Боги мои, он её сложил. Слезы бежали по щекам, темным как дерево.
Позади с чуть слышным скрипом расходились детали головоломки, расползались сами, превращая картинку в привычный хаос ярких кубиков.
Перевернутую лодку унесло в оккеан, но и только.
Прямо под башней валялся большой черепок горшка с красным орнаментом по ободу — он видел его до мельчайших деталей, до шершавости скола, до чуть искривленной линии там, где соломинка рисовальщицы соскользнула с круглого бока. Такой орнамент с глазами и ягодами умела рисовать только Найра.
Он сложил головоломку. Остановил волну.
Но ведь он не слышал детского бога...
Он ведь больше не ребенок.
Дикая мысль отравой вползала в бешено колотящееся сердце, туманила взгляд. Головоломка, созданная богом...
А богом ли?..
* * *
- Здоров, Геннадьич. Давненько не показывался, летал куда?
- Привет, Саш. На Четвёртую Собаку ходили.
- Это где ж такая?
- Процион.
— Далёко. Уран? Платина?
- Если бы... Сектантов возил, представляешь?
- Всё у тебя, Геннадьич, не как у людей: то крокодилов возил, то... Что за сектанты хоть, сыроеды какие-нибудь или вечноспящие?
- Экопоселенцы.
— Это которые детям учиться не разрешают? Могу себе представить: натуральная еда, счастье в работе, просветление на природе.
— Угу. И запрет на машины. А там цунами, кстати.
— Да ладно.
— Да точно. Раз в два года. Волна тридцать метров высотой.
- Погоди-погоди, что-то я помню... так это на ней терраформинг начали и бросили? Там ещё с аборигенами что-то не спелось.
- На ней, на ней.
- Ну, самое местечко для сектантов. Два года просветляться, а потом утопиться.
— Да нет... там это... «Триграм» остался.
— Терраформный модуль?
- Угу.
— Ничего себе! Геннадьич, ты меня поражаешь. Закон о вмешательстве, значит, уже никого не волнует? Ты там пару масс-конвертеров не оставил до кучи? И, между прочим, -сектанты твои тоже хороши. На машины у них, видите ли, запрет. А как прижало, так будьте любезны!
— Да нормально всё. Им алгоритм в генпамять зашили. С откликом на... не помню, на химию какую-то.
— А методом тыка подобрать? А вычислить?
— Перестань, Саш. Это ж не кубик Рубика тебе.
- И будет твой «Триграм» идолом нового бога Четвёртой Собаки.
- Болтун ты, Сашка.
— Я, может, и болтун, а каковы сектанты твои молодцы. И планета им, значитца, и антицунами, и все условия для культа. Эх, Геннадьич! Поколений через десять эти ребята таких мифов вокруг «Триграма» насочиняют, что нам и не снилось!

журнал "Реальность Фантастики" №1/2008

Добавлено: 31 июля 2008 г. 17:49:25

24 августа 2017 г.

в православии Память мученика архидиакона Евпла

1420 г. - родился Альбрехт фон Эйб, немецкий гуманист, священник

1572 г. - Варфоломеевская ночь

Случайный Афоризм

Если Бог сотворил человека по своему образу и подобию, то человек отплатил ему тем же

Вольтер

Случайный Анекдот

Приходит парень исповедоваться и рассказывает: - Пришел к своей девушке, пошел дождь, она оставила у себя ночевать, ну я и согрешил. Поп: - Это не грех. - Но это не все, пришла ее мать, и я согрешил. Поп: - Это не грех. - Но это не все, пришел отец и я согрешил. Поп: - Это не грех сын мой, иди с богом, пока дождь не начался.

  • Марк Твен. Письма с Земли
    Марк Твен. Письма с Земли

    Творец сидел на Престоле и размышлял. Позади Него простиралась безграничная твердь небес, купавшаяся в великолепии света и красок, перед Ним стеной вставала черная ночь Пространства. Он вздымался к самому зениту, как величественная крутая гора, и Его божественная глава сияла в вышине подобно далекому солнцу...

  • Отрывок из дневника Сима
    Отрывок из дневника Сима

    День субботний. Как обычно, никто его не соблюдает. Никто, кроме нашей семьи. Грешники повсюду собираются толпами и предаются веселью. Мужчины, женщины, девушки, юноши - все пьют вино, дерутся, танцуют, играют в азартные игры, хохочут, кричат, поют. И занимаются всякими другими гнусностями...

  • Мир в году 920 после Сотворения
    Мир в году 920 после Сотворения

    ...Принимала сегодня Безумного Пророка. Он хороший человек, и, по-моему, его ум куда лучше своей репутации. Он получил это прозвище очень давно и совершенно незаслуженно, так как он просто составляет прогнозы, а не пророчествует. Он на это и не претендует. Свои прогнозы он составляет на основании истории и статистики...

  • Дневник Мафусаила
    Дневник Мафусаила

    Первый день четвертого месяца года 747 от начала мира. Нынче исполнилось мне 60 лет, ибо родился я в году 687 от начала мира. Пришли ко мне мои родичи и упрашивали меня жениться, дабы не пресекся род наш. Я еще молод брать на себя такие заботы, хоть и ведомо мне, что отец мой Енох, и дед мой Иаред, и прадед мой Малелеил, и прапрадед Каинан, все вступали в брак в возрасте, коего достиг я в день сей...

  • Отрывки из дневников Евы
    Отрывки из дневников Евы

    Еще одно открытие. Как-то я заметила, что Уильям Мак-Кинли выглядит совсем больным. Это-самый первый лев, и я с самого начала очень к нему привязалась. Я осмотрела беднягу, ища причину его недомогания, и обнаружила, что у него в глотке застрял непрожеванный кочан капусты. Вытащить его мне не удалось, так что я взяла палку от метлы и протолкнула его вовнутрь...

  • Отрывок из автобиографии Евы
    Отрывок из автобиографии Евы

    …Любовь, покой, мир, бесконечная тихая радость – такой мы знали жизнь в райском саду. Жить было наслаждением. Пролетающее время не оставляло никаких следов – ни страданий, ни дряхлости; болезням, печалям, заботам не было места в Эдеме. Они таились за его оградой, но в него проникнуть не могли...

  • Дневник Евы
    Дневник Евы

    Мне уже почти исполнился день. Я появилась вчера. Так, во всяком случае, мне кажется. И, вероятно, это именно так, потому что, если и было позавчера, меня тогда еще не существовало, иначе я бы это помнила. Возможно, впрочем, что я просто не заметила, когда было позавчера, хотя оно и было...

  • Дневник Адама
    Дневник Адама

    ...Это новое существо с длинными волосами очень мне надоедает. Оно все время торчит перед глазами и ходит за мной по пятам. Мне это совсем не нравится: я не привык к обществу. Шло бы себе к другим животным…

  • Дагестанские мифы
    Дагестанские мифы

    Дагестанцы — термин для обозначения народностей, исконно проживающих в Дагестане. В Дагестане насчитывается около 30 народов и этнографических групп. Кроме русских, азербайджанцев и чеченцев, составляющих немалую долю населения республики, это аварцы, даргинцы, кумьти, лезгины, лакцы, табасараны, ногайцы, рутульцы, агулы, таты и др.

  • Черкесские мифы
    Черкесские мифы

    Черкесы (самоназв. — адыге) — народ в Карачаево–Черкесии. В Турции и др. странах Передней Азии черкесами называют также всех выходцев с Сев. Кавказа. Верующие — мусульмане–сунниты. Язык кабардино–черкесский, относится к кавказским (иберийско–кавказским) языкам (абхазско–адыгейская группа). Письменность на основе русского алфавита.

[ глубже в историю ] [ последние добавления ]
0.030 + 0.001 сек.