Геракл

— дочерние страницы:
Герои Эллады
Герои Эллады

Герой - сын или потомок божества и смертного человека. У Гомера героем обычно именуется отважный воин (в "Илиаде") или благородный человек, имеющий славных предков (в "Одиссее")...

Геракл


Борьба Геракла со львом. Римская мраморная копия II- начала III веков с бронзового оригинала. Эрмитаж. Санкт-ПетербургБорьба Геракла со львом. Римская мраморная копия II- начала III веков с бронзового оригинала. Эрмитаж. Санкт-Петербург

В греческой мифологии Геракл - величайший герой, сын Зевса и смертной женщины Алкмены, жены Амфитриона.

В отсутствие мужа, воевавшего в это время против племен телебоев, Зевс, привлеченный красотой Алкмены, явился к ней, приняв образ Амфитриона. Их брачная ночь длилась три ночи подряд, но пролетела она как одна: Гермес по воле Зевса повелел Гелиосу затушить солнечные огни и весь следующий день оставаться дома, поскольку зачатие столь великого воина, как задумал Зевс, должно было происходить без спешки.

После этого Гермес приказал Луне двигаться медленней, а Сну сделать человечество таким сонным, чтобы никто ничего не заметил. Ничего не подозревающая Алкмена с радостью внимала рассказу Зевса о сокрушительном поражении, которое потерпели телебои, и целых тридцать шесть часов предавалась любовным утехам с тем, кого она посчитала своим мужем. На следующий день, когда вернувшийся Амфитрион, не жалея слов, рассказывал Алкмене о своей победе над врагом и о своем чувстве к ней, та вопреки его ожиданиям не спешила пригласить мужа на супружеское ложе. «Мы всю прошлую ночь не смыкали глаз, - пожаловалась она. - Должна ли я дважды выслушивать рассказ о твоих подвигах?» Озадаченный таким ответом Амфитрион обратился к прорицателю, который сказал, что ночью его счастливым соперником был Зевс. После этих слов Амфитрион ни разу не разделил ложе с Алкменой, боясь божественной ревности.

Через девять месяцев Зевс стал хвастаться на Олимпе, что скоро у него родится сын, который станет править благородным домом Персея. Услышав эти слова, Гера потребовала от Зевса обещания, что властвовать над Микенами будет тот, кто в этот день первым родится в роду Персея. Когда Зевс поклялся в этом, Гера тут же отправилась в Микены и ускорила роды Никиппы - жены царя Сфенела. Затем она поспешила в Фивы и села на корточки у дверей Алкмены, причем одежды ее были завязаны в узлы, ноги скрещены, а руки плотно сцеплены; этим она задерживала появление на свет Геракла до тех пор, пока в люльку не лег Эврисфей, семимесячный сын Сфенела, внук Персея. По другой версии, Гера поручила задачу изменения срока родов Никиппы и Алкмены своей дочери Илифии, богине родов. Так или иначе, но родившийся на час позже великий Геракл, сын Зевса, попал в зависимость от ничтожного Эврисфея, сына Сфенела, который в соответствии с опрометчивой клятвой Зевса и получил власть над Пелопоннесом. Вместе с Гераклом появился на свет и его брат-близнец Ификл, зачатый Амфитрионом на одну ночь позже.

Алкмена, боясь ревности Геры, отнесла своего новорожденного в поле под стены Фив. Афина, по наущению Зевса, как бы невзначай предложила Гере прогуляться по этому полю. «Смотри, дорогая! Какой красивый и крепкий ребенок! - воскликнула Афина с выражением удивления на лице, поднимая ребенка на руки. - Его мать, должно быть, лишилась рассудка, оставив его среди этого поля! У тебя есть молоко. Подойди и покорми крошку!» Ничего не подозревавшая Гера взяла ребенка и обнажила грудь. Геракл принялся сосать с такой силой, что Гере стало невыносимо больно и она отбросила его от себя. Струйка молока растеклась по небу и стала Млечным Путем. «Маленькое чудовище!» - воскликнула Гера. Но теперь Геракл стал полубогом, и Афина с улыбкой вернула его Алкмене, наказав ей воспитывать ребенка как подобает. По другой версии, Гермес отнес младенца Геракла на Олимп, где Зевс сам положил его на грудь Геры, когда та спала. Млечный Путь возник, когда она проснулась и оттолкнула Геракла от своей груди, или же оттого, что Геракл, пожадничав, высосал больше молока, чем мог вместить его рот, и вынужден был выплюнуть часть его.

Когда Гераклу еще не исполнилось и года, ревнивая Гера послала в дом Амфитриона двух огромных змей с лазурной чешуей, строго наказав им извести мальчика. Проскользнув в дом, они поползли по мраморному полу в детскую; из их глаз вырывалось пламя, а с зубов стекал яд. Но Зевс чудесным образом осветил комнату, и проснувшиеся близнецы увидели над собой мерзких тварей, выстреливавших раздвоенные языки. Когда Амфитрион, разбуженный испуганными криками Ификла, вбежал в детскую, Геракл, за все это время даже не вскрикнувший, с гордостью показал ему почти задушенных змей, которых он крепко сжимал по одной в каждой руке. Затем змеи умерли, он засмеялся, запрыгал от радости и бросил их к ногам Амфитриона. По другой версии, змеи были совсем безобидные и их в колыбель положил сам Амфитрион: он хотел убедиться, кто из близнецов его сын. После случившегося сомнений у него не осталось.

Когда Геракл немного подрос, Амфитрион научил его управлять колесницей. Кастор давал ему уроки фехтования, учил приемам и тактике боя в пешем и конном строю, а также основам стратегии. Автолик, сын Гермеса, учил Геракла кулачному бою, а знаменитый лучник Алкон - стрельбе из лука. Неизвестно, кто обучал его астрономии и философии, но Геракл обладал обширными знаниями по обоим этим предметам. Эвмолп учил Геракла пению и игре на кифаре, а Лин приобщал его к изучению литературы. Однажды в отсутствие Эвмолпа Лин стал давать Гераклу урок музыки, но ученик не пожелал изменять принципам, в которых его утвердил Эвмолп. Когда же Лин прибег к наказанию, Геракл в припадке гнева убил его ударом кифары. Испуганный силой и вспыльчивостью Геракла, Амфитрион отослал его на гору Киферон (на восток от Фив) к пастухам. В восемнадцатилетнем возрасте Геракл покинул пастухов и отправился на охоту за киферонским львом, нападавшим на стада Амфитриона. Выследив зверя, он разделался с ним неотесанной дубиной из дикой оливы, которую вырвал с корнем.

За несколько лет до описываемых событий Эргин, царь соседнего Орхомена, наголову разбил фиванцев; по условиям договора, скрепленного клятвами, Фивы в течение двадцати лет должны были платить Эргину ежегодную дань в виде ста голов скота. Возвращаясь с охоты на киферонского льва, Геракл встретил глашатаев Эргина, шедших за фиванской данью. Когда юноша спросил об их деле, они высокомерно ответили, что идут еще раз напомнить фиванцам, как милосердно с ними поступил Эргин, не отрубив уши, нос и руки всем жителям города. Возмущенный этим ответом, Геракл отрубил им самим носы, уши и руки и велел отнести Эргину вместо дани. Когда Эргин потребовал, чтобы фиванский правитель Креонт выдал человека, совершившего такое злодеяние, тот счел за лучшее повиноваться, поскольку после ранее нанесенного Эргином поражения Фивы вынуждены были разоружиться. Но Геракл уговорил своих юных товарищей бороться за свободу. Обойдя все городские храмы, он собрал все щиты, шлемы, нагрудники, наколенники, мечи и копья, хранившиеся там как часть военной добычи. Афина, которой понравилась такая решительность, сама надела эти доспехи на Геракла и его друзей. Так Геракл вооружил всех фиванцев, способных воевать, обучил их владению оружием и встал во главе войска. Когда Эргин выступил против Фив, Геракл, устроив засаду в узком проходе, убил царя и большое количество его военачальников. Победу в войне он одержал почти в одиночку, неожиданно напав на Орхомен, выломав ворота, разграбив дворец и вынудив жителей города платить двойную дань Фивам. К сожалению, Амфитрион, сражавшийся вместе с приемным сыном, погиб.

Фиванский правитель Креонт в награду за доблесть Геракла, ставшего теперь известным героем, выдал за него свою старшую дочь Мегару. Когда у них появились дети, Гера, по-прежнему враждебная Гераклу, наслала на него безумие. Сначала он напал на своего любимого племянника Иолая, старшего сына Ификла, которому все-таки удалось спастись. а потом, приняв своих детей за врагов, он перебил всех до одного. Когда к Гераклу вернулся разум, он на несколько дней закрылся в темной комнате, избегая всякого общения с людьми, а затем отправился в Дельфы, чтобы спросить бога, что ему следует делать. Оракул приказал ему носить имя Геракл (до этого его имя было Алкид) и повелел поселиться в Тиринфе, отслужить Эврисфею двенадцать лет и совершить десять подвигов по его повелению; в награду за это Геракл станет бессмертным. Геракл очень расстроился, не желая служить человеку, который, как он знал, во многом уступает ему самому, однако, боясь ослушаться своего отца Зевса, он отдал себя во власть Эврисфея.

Первый подвиг, который Эврисфей велел совершить Гераклу, заключался в том, чтобы убить немейского льва, шкура которого надежно защищала от железа, бронзы и камня. Геракл достиг Немеи в полдень и там увидел зверя, залитого кровью жертв дневной охоты, возвращавшегося в свое логово. Герой выпустил в него колчан стрел, но они только отскакивали от толстой шкуры, а лев, позевывая, облизывался в предвкушении новой жертвы. Тогда Геракл прибегнул к мечу, но тот согнулся, словно был сделан из свинца. Наконец, он взмахнул дубиной и нанес такой удар по голове зверя, что лев поплелся в пещеру, тряся головой, но не от боли, а лишь от звона в ушах. Уныло взглянув на разбитую в щепки дубину, Геракл вошел внутрь пещеры. Зная теперь, что чудовищу не может повредить никакое оружие, он схватил льва за шею и огромным усилием задушил его руками. Когда он принес убитого зверя в Микены, Эврисфей так испугался, что приказал Гераклу впредь не входить в город, показывая добычу перед городскими воротами. Эврисфей даже соорудил себе в земле бронзовый пифос, куда прятался от Геракла, предпочитая общаться с ним только через глашатая Копрея.

Надев на себя шкуру немейского льва, Геракл отправился выполнять второе распоряжение Эврисфея - убить лернейскую гидру, которая похищала скот и опустошала земли в окрестности Лерны. У нее было огромное собачье туловище и девять змеиных голов, из них одна - бессмертная. Гидра была столь ядовита, что одно ее дыхание и даже запах ее следов могли уничтожить все живое. По совету Афины Геракл заставил гидру покинуть логово, пуская из лука горящие стрелы, а когда ему удалось ухватить чудовище, он задержал дыхание. Однако гидра обвилась вокруг его ног, стремясь свалить его на землю. Напрасно Геракл рубил мечом ее головы - стоило ему отрубить одну, как на ее месте вырастали две, а то и три новые. На помощь гидре из болота выполз огромный рак и вцепился Гераклу в ногу. Геракл в ярости растоптал его и призвал на помощь Иолая (своего племянника, ставшего с этого времени верным спутником Геракла, его возничим и оруженосцем), который стал прижигать обезглавленные шеи гидры горящими головнями, так что головы уже не отрастали вновь. Отрубив последнюю, бессмертную голову, Геракл закопал ее, все еще шипящую, в землю и привалил сверху огромной скалой. Туловище гидры он разрубил на куски и погрузил острия своих стрел в ее смертоносную желчь. Отныне даже царапина, причиненная такой стрелой, становилась смертельной. Эврисфей посчитал этот подвиг совершенным не по правилам, поскольку Гераклу помогал Иолай, и отказался включить его в число положенных десяти.

Третьим подвигом Геракла была поимка керинейской лани. У этого быстрого пятнистого четвероногого, священного животного Артемиды, были золотые рога и медные копыта. Не желая убить или даже ранить лань, Геракл совершил этот подвиг, не прибегая к силе. Он непрерывно преследовал лань в течение года, дойдя до страны гипербореев, и поймал-таки, выпустив стрелу, которая пригвоздила передние ноги лани одну к другой, пройдя между костью и сухожилием так, что ни капли крови не упало. Взвалив лань на плечи, Геракл поспешил в Грецию. Рассерженная Артемида вышла навстречу Гераклу, порицая его за такое отношение к священному животному, однако тому удалось доказать необходимость своего поступка и свалить всю вину на Эврисфея. Гнев богини прошел, и она разрешила Гераклу унести лань в Микены.

Затем Эврисфей потребовал от Геракла доставить ему живым эриманфского вепря - свирепого, огромных размеров зверя (четвертый подвиг). По дороге к Эриманфу (в Северной Аркадии) Геракл остановился у кентавра Фола, который стал радушно его угощать. Почуяв запах крепкого вина, к пещере Фола ринулись, вооружившись камнями и стволами деревьев, другие кентавры. Фол от страха спрятался, но Геракл смело отразил нападение градом падающих горящих головней. Нефела, богиня облаков и бабка кентавров, пришла им на помощь, пролив на землю сильный ливень, от которого у Геракла ослабла тетива, а земля под ногами стала скользкой. Однако он оказался достойным своей славы и убил нескольких кентавров, остальных обратив в бегство. При этом случайно получили смертельные раны Хирон и Фол. Пущенная Гераклом стрела, пронзив насквозь другого кентавра, на излете вонзилась в колено Хирона. Фол же, удивляясь смертоносной силе стрел, вытащил одну из них из тела погибшего кентавра и нечаянно уронил ее на ногу - яд гидры мгновенно умертвил его. Чтобы захватить живым эриманфского вепря, Геракл громкими криками выгнал его из зарослей и загнал в глубокий снег. Вскочив вепрю на спину, он связал его цепями, а затем живым отнес на плечах в Микены.

Пятым подвигом Геракла было очищение им от навоза за один день огромного скотного двора элидского царя Авгия. Эврисфей уже радостно представлял себе, с каким отвращением Геракл вынужден будет складывать в корзины навоз и носить их на плечах. По величине стад и табунов Авгий был самым богатым человеком на земле, потому что божьей милостью его скот не болел и хорошо размножался. К тому времени навоз в Авгиевых конюшнях, коровниках и овчарнях не убирался тридцать лет, и зловоние от него распространялось по всему Пелопоннесу. Геракл издалека приветствовал Авгия и обещал ему еще дотемна очистить весь скотный двор в обмен на десятую часть скота, на что Авгий охотно согласился, хотя и недоверчиво рассмеялся. Обе стороны поклялись выполнить обещанное, и Геракл приступил к работе. Для начала он проломил в двух местах каменную стену, окружавшую скотный двор, а затем повернул ближайшие реки Алфей и Пеней так, что их потоки устремились через конюшни, коровники и овчарни, начисто вымыли их и понеслись дальше, смывая навоз с пастбищ в долине. Так Геракл выполнил задание Эврисфея, не испачкав даже мизинца. Однако, когда Авгий узнал, что Геракл выполнял приказ Эврисфея, он отказался дать обещанную награду за труд. Что еще хуже, Эврисфей объявил этот подвиг не идущим в счет положенных десяти, поскольку Геракл выполнял его за плату.

Шестым подвигом Геракла было изгнание птиц с бронзовыми клювами, когтями и крыльями, которые считались священными птицами Ареса и обитали на лесном болоте около города Стимфала (в Аркадии). Стимфалийские птицы большими стаями поднимались в воздух, чтобы ливнем бронзовых перьев убивать людей и зверей, а ядовитым пометом портить урожай. Прибыв на болото, Геракл обнаружил, что птиц несметное множество и что пытаться выгнать их из болота стрелами бесполезно. Когда Геракл сидел в нерешительности на берегу, Афина вручила ему пару изготовленных Гефестом бронзовых трещоток. Стоя на выступе возвышавшейся над болотом горы, Геракл стал издавать трещотками такой шум, что птицы сбились в стаю и вне себя от страха поднялись в воздух. Ему удалось перебить множество птиц, когда те летели на остров Ареса в Понте Эвксинском, где их позднее обнаружили аргонавты.

Затем Эврисфей приказал Гераклу привести критского быка (седьмой подвиг), отличавшегося необыкновенной свирепостью и опустошавшего остров. Когда Геракл прибыл на Крит, царь Минос предложил ему любую помощь, которая только была в его власти, но Геракл предпочел поймать быка в одиночку, несмотря на то, что тот изрыгал все испепеляющее пламя. После длительного поединка ему удалось одолеть быка и переправить его за море в Микены, где Эврисфей посвятил его Гере и отпустил на свободу. Гера, не желая способствовать росту славы Геракла, отказалась от подарка и отправила его в аттический Марафон, в окрестностях которого бык принялся за старое и стал опустошать поля.

В качестве восьмого подвига Гераклу было назначено привести свирепых кобылиц фракийского царя Диомеда. Его конюшни наводили ужас на всю Фракию, поскольку Диомед держал кобылиц прикованными железными цепями к медным стойлам и кормил их мясом чужеземцев. Геракл прибыл во Фракию с несколькими добровольцами, там он одолел конюхов Диомеда, отвел кобылиц на корабль, привязал их и оставил на попечение своего любимца Абдера, а затем вернулся на берег и приготовился отразить нападение бросившихся за ним в погоню людей Диомеда. Поскольку численное преимущество было явно не на его стороне, Геракл прибегнул к хитрости: прорыл канал, по которому море устремилось в низину. Когда преследователи обратились в бегство, Геракл напал на них, поразил Диомеда ударом дубины, протащил его тело по берегу только что образовавшегося озера и бросил перед кобылицами, принявшимися рвать еще живую плоть. Теперь они уже полностью насытились, так как перед этим сожрали неосторожно приблизившегося к ним Абдера. Геракл взял колесницу Диомеда, запряг в нее кобылиц, которые до этого не знали ни вожжей, ни узды, и отправился в Микены, где Эврисфей посвятил их Гере и выпустил на свободу на горе Олимп. В конце концов кобылиц разорвали дикие звери.

По просьбе своей дочери Адметы Эврисфей приказал Гераклу добыть золотой пояс бога войны Ареса, который носила царица амазонок Ипполита (девятый подвиг). Взяв с собой нескольких добровольцев, Геракл отправился на корабле к амазонкам. Ипполита, плененная мускулистым телом Геракла, предложила ему пояс Ареса как дар в знак ее любви. Однако Гера была уже тут как тут и, нарядившись амазонкой, стала распространять слух, будто чужеземцы хотят похитить Ипполиту. Заслышав такие слова, возбужденные воительницы сели на лошадей и поспешили к кораблю. Геракл, подозревая предательство, тотчас же убил Ипполиту, снял с нее пояс и приготовился постоять за себя. Он по очереди перебил всех предводительниц амазонок и, приняв сражение, обратил их войско в бегство, после чего погрузился на корабль. Проплывая мимо Трои, Геракл увидел прикованную к скале Гесиону, отданную на съедение морскому чудовищу. Геракл разорвал ее путы, поднялся в город и предложил расправиться с чудовищем в обмен на двух несравненных, белоснежных бессмертных коней, которые могли мчаться над водой или хлебным полем, как ветер, и которых Зевс вручил Тросу, деду Лаомедонта, как возмещение за похищенного им Ганимеда. Лаомедонт тут же согласился на это условие. Геракл убил чудовище, однако Лаомедонт своего обещания не исполнил и коней не отдал. Пригрозив возмездием, Геракл поплыл в Микены, где вручил Эврисфею пояс Ипполиты.

Десятым подвигом Геракла должно было стать похищение знаменитых коров Гериона с острова Эрифия, расположенного далеко на западе в океане. При этом Гераклу запрещалось требовать этих коров или платить за них. Герион считался самым сильным из живших тогда людей, ибо родился он с тремя головами, шестью руками и тремя телами, сросшимися в пояснице. Ленивых красномастных коров Гериона пас великан Эвритион, сын Ареса, а сторожил двуглавый пес Орф, родившийся от Тифона и Эхидны. Во время своего пути через всю Европу Геракл перебил много диких зверей, а когда достиг пролива, отделяющего Европу от Африки, воздвиг на противоположных берегах две каменные стелы, т.н. Геракловы столпы. Одни утверждают, что некогда оба континента представляли собой одно целое и что именно Геракл прорубил, между ними канал или раздвинул скалы, создав Гибралтарский пролив. Другие говорят, что, наоборот, он сузил существовавший пролив, чтобы по нему не могли плавать киты и другие морские чудовища. Страдая в походе от палящих лучей солнца, Геракл направил свой лук на самого Гелиоса. «Ну, это уж слишком!» - сердито закричал бог. Геракл извинился за свою несдержанность и тут же ослабил тетиву. Не желая отставать в вежливости, Гелиос дал ему на время путешествия свой золотой челн в форме водяной лилии, на котором Геракл и переправился на Эрифию. Титан Океан, чтобы испытать героя, устроил ужасную качку; Геракл вновь достал свой лук, при виде которого Океан тут же успокоился. Когда Геракл прибыл на остров и поднялся на гору, на него с лаем бросился Орф, но обрушившаяся на пса дубина Геракла тотчас же лишила его жизни. Поспешивший на помощь Орфу пастух Эвритион погиб той же смертью, после чего Геракл погнал коров к морю. Узнавший о случившемся Герион вызвал Геракла на поединок; Геракл сразу пробил одной стрелой все три его туловища. Так как Гера поспешила на помощь Гериону, Геракл ранил ее стрелой в правую грудь, и она бежала. Так, не требуя коров и не заплатив за них, Геракл стал их владельцем; он погрузил их на золотой челн, переправился на континент, а затем с благодарностью вернул челн Гелиосу. Далее он погнал коров по суше, преодолевая по пути многочисленные препятствия. В Италии, например, огромный ужасный трехглавый пастух по имени Как, сын Гефеста и Медузы, ночью, пока Геракл спал, похитил у него двух самых лучших быков и четырех телок, которых, держа за хвосты, приволок в свое логово. Проснувшийся с первыми лучами солнца Геракл сразу заметил пропажу скота. Проведя какое-то время в бесплодных поисках, он уже собирался погнать оставшихся животных дальше, но тут одна из похищенных телок замычала от голода. Пойдя на звук, Геракл пришел к пещере, вход в которую загораживала такая большая скала, что ее вряд ли смогли бы сдвинуть десять запряженных вместе быков. Но Геракл отодвинул скалу, словно это был небольшой камушек, и, не убоявшись пламени, которое из всех своих трех ртов изрыгал Как, схватился с ним, сделав из него настоящее месиво. Однажды от стада отбился бык; погнавшийся за ним Геракл обнаружил, что тот спрятался среди быков царя Эрикса, сына Афродиты и Бута. Эрикс, кичившийся своей славой борца, вызвал Геракла на поединок в пятиборье. Геракл вызов принял, но при условии, что тот поставит свое царство против сбежавшего быка. Выиграв первые четыре соревнования, Геракл поднял Эрикса и так ударил оземь, что тот пал замертво. Так царство Эрикса досталось Гераклу, но он перепоручил его местным жителям до тех пор, пока кто-нибудь из его потомков не придет и не предъявит свои права на престол. Далее Гера наслала на стадо овода, который погнал коров в Скифскую пустыню; Геракл отправился за коровами. Однажды холодной ночью, в непогоду, он завернулся в львиную шкуру и крепко уснул на склоне каменистого холма, а когда проснулся, обнаружил, что кобылы, которых он накануне выпряг из своей колесницы, чтобы дать им попастись, исчезли. Когда он отправился на поиски, странное существо, полудева-полузмея прокричала ему из пещеры, что его кобылы у нее и что она готова их отдать, если Геракл согласится стать ее супругом. Геракл с неохотой принял предложение и трижды поцеловал ее. После этого змеехвостая дева страстно обняла Геракла, а затем спросила: «Что мне делать с тремя сыновьями, которых я уже несу в своем чреве? Когда они возмужают, поселить их там, где я царствую, или отправить тебе?» «Когда они вырастут, будь внимательна! - ответил Геракл. - Если кто-либо из них согнет этот лук так, как это делаю сейчас я, и подпояшется так, как это делаю сейчас я, то назначь его правителем своей страны». Сказав эти слова, он отдал ей один из двух своих луков и пояс, с пряжки которого свисала золотая чаша, и пошел своей дорогой. Родившуюся тройню дева назвала Агафирсом, Гелоном и Скифом. Двое первых не смогли справиться с условием, которое определил им отец, и мать прогнала их, а Скиф преуспел и в том, и в другом случае и стал предком всех царей, правивших скифами, которые всегда носили на поясах золотые чаши. А Геракл вернул себе почти всех сбежавших коров и пригнал их в Микены, где Эврисфей принес их в жертву Гере.

Эврисфей назначил Гераклу принести плоды с золотой яблони, которую Мать-Земля Гея в качестве свадебного подарка вручила Гере (одиннадцатый подвиг). Гера очень ценила это дерево и посадила его в своем волшебном саду на склонах Атласских гор, где завершали свой путь уставшие лошади из солнечной колесницы. Однажды Гера обнаружила, что геспериды, дочери Атланта, которым она доверила дерево, потихоньку крадут волшебные плоды, после чего послала охранять яблоню неусыпного дракона Ладона. Геракл, не имея представления о том, где находится сад гесперид, отправился к реке По, где речные нимфы, дочери Зевса и Фемиды, посоветовали ему узнать дорогу у всеведущего морского бога Нерея. Застав седого морского старца спящим на берегу, Геракл схватил его и, не выпуская из рук, несмотря на многочисленные превращения Нерея, заставил сказать, как добыть золотые яблоки. По дороге Гераклу пришлось вступить в Ливии в единоборство с великаном Антеем, сыном Посейдона и Геи. Антей заставлял всех путников бороться с ним до полного изнеможения, а затем убивал своего противника. Он всегда побеждал, поскольку в прикосновении к Матери-Земле восстанавливал силы. Неизвестно, то ли Геракл, решивший покончить с этим варварским обычаем, вызвал Антея на поединок, то ли его самого вызвал Антей. Перед поединком оба участника сбросили с себя львиные шкуры; Геракл на олимпийский манер натер свое тело маслом, а Антей посыпал свои ноги горячим песком на тот случай, если его прикосновение к земле через ступни окажется недостаточным. Геракл хотел приберечь свои силы и утомить Антея и был удивлен, когда, бросив его на землю, увидел, как крепнут мышцы гиганта и как в его тело вливается свежая сила. Соперники вновь схватились, но на этот раз Антей упал сам, не дожидаясь, когда соперник бросит его наземь. Тогда Геракл, поняв, в чем дело, поднял Антея над землей, сломал ему ребра и, несмотря на стенания Матери-Земли, держал его в могучих объятиях до тех пор, пока тот не испустил дух. Утомленный борьбой, Геракл заснул, и на него напали пигмеи. Проснувшись, он собрал их всех в свою львиную шкуру. В Египте в это время царствовал Бусирис, который, следуя совету прорицателя Фрасия, чтобы покончить с многолетней засухой, приносил в жертву всех иностранцев, пока не появился Геракл. Он позволил жрецам связать себя, подвести к алтарю, дал повязать свои волосы лентой, и Бусирис, взывая к богам, уже готов был занести жертвенный топор, но тут Геракл порвал путы и зарубил Бусириса, его сына Амфидаманта и всех присутствовавших при этом жрецов. Переправившись на Кавказ, Геракл освободил Прометея, убив из лука терзавшего его орла. Только после этого Геракл через Рифейские горы (Урал) пришел в страну гипербореев, где стоял, поддерживая небесный свод, Атлант. Нерей посоветовал Гераклу не рвать яблок самому, а использовать для этого Атланта, на время освободив его от непомерного бремени. Послушавшись его, Геракл попросил Атланта оказать ему любезность и сорвать яблоки. Атлант был готов на все, лишь бы получить хоть небольшую передышку, но боялся Ладона. Геракл убил Ладона, пустив в него стрелу поверх садовой стены, после чего подставил свои плечи под небесный свод. Через некоторое время Атлант вернулся с тремя яблоками. Свобода показалась ему сказочно прекрасной. «Я сам доставлю эти яблоки Эврисфею, - предложил он, - если ты согласишься подержать небо еще несколько месяцев». Геракл сделал вид, что готов принять предложение, но попросил Атланта подержать небосвод, пока он подложит себе на плечи подушку, дабы небо не так сильно давило на них. Легковерный Атлант положил яблоки на траву и вновь подставил плечи под небосвод. Геракл подобрал яблоки и был таков. Когда Геракл доставил яблоки Эврисфею, тот не посмел их взять; Геракл отдал плоды Афине, а та вернула их гесперидам.

Двенадцатым, последним и самым трудным, подвигом Геракла на службе у Эврисфея было путешествие в царство Аида за стражем преисподней Кербером. Чтобы должным образом подготовиться к нему, Геракл вначале отправился в Элевсин и подвергся обряду посвящения в мистерии. Под землю в царство мертвых Геракл спустился через вход, находившийся недалеко от мыса Тенар в Лаконии. Вели его Афина и Гермес, и стоило ему, измученному подвигами, воззвать в отчаянии к Зевсу, Афина тут же спешила утешить его. Испугавшись свирепого взгляда Геракла, Харон переправил его через реку Стикс, не потребовав даже платы (за это Аид на целый год заковал Харона в колодки). У ворот царства мертвых Геракл увидел приросших к скале Тесея и Пирифоя, наказанных за попытку Пирифоя похитить Персефону (Тесей принял участие в похищении по дружбе с Пирифоем). Геракл оторвал Тесея от камня и возвратил его на землю, но, когда попытался освободить Пирифоя, земля содрогнулась, и Геракл вынужден был отступить. Затем он откатил в сторону скалу, под которой Деметра заточила Аскалафа, после чего, решив порадовать тени теплой кровью, зарезал одну из коров Аида. Пастух Менет вызвал Геракла на борцовский поединок, но Геракл сжал его с такой силой, что у пастуха затрещали ребра. Тогда из дворца вышла Персефона и попросила Геракла не убивать Менета. Владыка преисподней Аид разрешил Гераклу увести Кербера, если он только сумеет одолеть его, не пользуясь оружием. Геракл нашел пса сидящим на цепи у ворот Ахеронта и решительно схватил его за шею, на которой росли три головы, а вместо шерсти извивались змеи. Ядовитый змей, бывший у Кербера вместо хвоста, пытался укусить Геракла, но защищенный львиной шкурой герой не ослабил мертвой хватки до тех пор, пока пес не стал задыхаться и уступил. Связав Кербера, Геракл, где волоча его на веревке, а где неся на руках, доставил пса к Эврисфею, а затем по его приказу вновь водворил на прежнее место.

Дальнейшая судьба Геракла - это военные походы, взятие городов, рождение многочисленных детей, потомки которых царствовали в разных городах-государствах Греции. Гера еще раз наслала на Геракла безумие, и он в ослеплении убил гостившего у него Ифита, сына Эврита, нарушив тем самым закон гостеприимства. После этого Геракла постигла тяжелая душевная болезнь, избавиться от которой, согласно предсказанию Дельфийского оракула, он мог, только прослужив три года в рабстве.

Служил Геракл лидийской царице Омфале, избавив за это время Малую Азию от разбойников, которых там было великое множество. Среди других деяний, совершенных в это время Гераклом, было пленение керкопов, двух братьев-близнецов, слывших отъявленными лгунами и обманщиками. Кроме того, Геракл убил Силея, заставлявшего всех чужестранцев работать на своих виноградниках, а когда лидийцы из Итоны стали совершать набеги на землю Омфалы, вернул все ими награбленное, а город сровнял с землей. Наконец, на берегу лидийской реки Сангарий Геракл поразил стрелой огромного змея, уничтожавшего людей и урожай. Однако Омфала купила Геракла с целью приобрести не только воина, но и любовника. Она родила от него сына Лама; некоторые также утверждают, что сыновьями Геракла и Омфалы были изобретатель трубы Тирсен и Гегелей, основатель аргосского храма Афины. Грецию достигли слухи, что в любовном союзе Геракла и Омфалы главенствовала царица, а знаменитый герой был у нее «под каблуком»; Омфала заставляла Геракла заниматься женской работой и обряжала его в женскую одежду, а сама носила львиную шкуру и палицу своего раба-возлюбленного. Правда, некоторые утверждают, что слухи эти не имели под собой никакого основания, а распускал их Пан и вот по какой причине. Однажды вечером Омфала и Геракл пришли к одинокому гроту, где решили для забавы поменяться одеждой. После ужина они отправились спать - каждый на свое ложе. В полночь Пан, влюбленный в Омфалу, пробрался в грот и в темноте на ощупь нашел шелковые одежды, решив, что они принадлежат царице. Дрожащими руками он приподнял покрывало и нырнул под него. Проснувшийся Геракл вытянул ногу и лягнул ею так, что хвостатый бог тут же отлетел к противоположной стене грота. Услышав тяжелый удар и вопль, Омфала вскочила и приказала принести огонь; они с Гераклом смеялись до слез при виде распростертого в углу горе-любовника, потирающего свои ушибы. С этого дня Пан мстил Гераклу, распространяя про него вышеупомянутые слухи.

Когда рабство Геракла у царицы Омфалы закончилось, он с войском добровольцев отправился войной на троянского царя Лаомедонта, в свое время не отдавшего обещанной награды за освобождение Гесионы. Первым ворвался в город Теламон, за ним следом, терзаясь от зависти, - Геракл. Теламон, вдруг понявший, что Геракл собирается нанести ему удар мечом, не растерялся и, не обороняясь, стал собирать большие камни, вывалившиеся из стены. «Что ты делаешь?» - взревел Геракл. «Строю алтарь Гераклу Победителю», - ответил находчивый Теламон. «Отдаю тебе Трою на разграбление», - заявил благородный Геракл и поспешил прочь. Геракл убил Лаомедонта и всех его сыновей, кроме Подарка, получившего новое имя Приам, а Гесиону отдал в жены Теламону. Гера и теперь не оставила Геракла в покое и подняла на море во время его возвращения из-под Трои сильную бурю, пока Зевс спал под влиянием Гипноса. Пробудившийся Зевс рассердился и пригрозил богу сна отправить его с небес в преисподнюю, но Гера поспешила за помощью к матери Гипноса Никте, богине Ночи, которую не решался злить даже Зевс. В бессильной злобе он стал гонять богов вокруг Олимпа. Некоторые даже говорят, что именно за это он повесил Геру за запястья между небом и землей, привязав к ногам наковальни, а Гефеста в сердцах швырнул на землю.

Когда гиганты напали на олимпийских богов, чтобы отомстить за отправленных в Аид своих братьев-титанов, Гера мрачно предсказала, что никто из богов не сможет их победить, а сможет это сделать лишь смертный, одетый в львиную шкуру, причем только в том случае, если ему удастся найти волшебную траву, которая растет в потаенном месте, раньше своих врагов. Геракл по приказу Зевса отправился туда, куда указала ему Афина, при тусклом свете звезд (Зевс временно запретил светить Эос, Селене и Гелиосу) нашел волшебную траву и благополучно доставил ее на небеса. Теперь боги-олимпийцы смогли вступить в битву с гигантами на Флегрейских полях. Геракл выпустил свою первую стрелу в Алкионея, предводителя гигантов. Тот упал на землю, но тут же ожил и вновь поднялся, потому что это была его родная земля Флегры. Тогда Геракл по совету Афины взвалил Алкионея на плечи и перенес в Беотию, где и убил дубиной. Вернувшись из Беотии, Геракл смертельно ранил стрелой гиганта Порфириона, который, пораженный стрелой Эрота, пытался обесчестить Геру. Затем всякий раз, когда кто-либо из богов ранил гиганта, Геракл приходил на помощь и наносил смертельный удар.

Явившись в Калидон, где он решил обосноваться, Геракл посватался к дочери Ойнея прекрасной Деянире (по одной из версий, еще во время путешествия Геракла в царство мертвых за Кербером встретившийся ему там Мелеагр просил Геракла взять в жены его сестру Деяниру). Соперником Геракла оказался речной бог Ахелой; напуганная внешним видом Ахелоя, Деянира предпочла Геракла и приняла его предложение. В споре из-за Деяниры Ахелой оскорбил Геракла, и они вступили в поединок. Геракл бросил Ахелоя спиной наземь, но тот обернулся змеем и пополз прочь. «Я еще в колыбели душил змей!» - засмеялся Геракл, стремясь схватить его за шею. Тогда Ахелой превратился в быка и бросился на противника. Геракл отступил в сторону и, ухватив быка за оба рога, с такой силой ударил его оземь, что правого рога как не бывало. Опозоренный Ахелой ретировался, а Геракл женился на Деянире. Позже Геракл вернул Ахелою обломанный рог в обмен на рог изобилия нимфы-козы Амалфеи. Когда Геракл и Деянира переправлялись через реку Эвен во время половодья, кентавр Несс, утверждая, что боги поставили его в этом месте паромщиком за его благочестие, предложил Гераклу за небольшую плату перевезти Деяниру так, что та и ног не замочит, а сам Геракл пусть добирается вплавь. Геракл согласился, заплатил что положено и прыгнул в воду. Вопреки уговору, Несс поплыл в противоположном направлении, держа Деяниру на спине; затем он бросил ее наземь и попытался овладеть ею. Та закричала, призывая на помощь; уже переплывший к тому времени на другой берег Геракл быстро достал свой лук, тщательно прицелился и поразил Несса прямо в грудь с расстояния почти в километр. Умирая, Несс посоветовал Деянире собрать его кровь и заявил, что если натереть ею одежду Геракла, то Деянире никогда не придется жаловаться на супружескую неверность своего мужа. Деянира быстро собрала кровь Несса в кувшин, ни слова не сказав Гераклу о предсмертном совете кентавра. Когда впоследствии Геракл, взяв город Эхалию и убив царя Эврита, увел с собой в качестве пленницы его дочь Иолу, Деянира решила воспользоваться советом Несса и приворожить к себе мужа. Соткав Гераклу нарядный хитон для жертвоприношений, она открыла хранившийся у нее кувшин, смочила в нем кусочек ткани и натерла им хитон. Когда прибыл Лихас, посланный Гераклом за хитоном, она дала ему ларец со словами: «Пусть даже луч солнца не коснется хитона, прежде чем Геракл наденет его». Лихас уже мчался во весь дух на своей колеснице, когда Деянира, глядя на кусок ткани, брошенный ею на залитый солнцем двор, пришла в ужас: ткань горела, как стружка, а из камней, которыми был вымощен двор, пузырями поднималась красная пена. Поняв, что Несс обманул ее, она отправила гонца вдогонку Лихасу и, проклиная свою глупость, поклялась, что не переживет Геракла ни на день. Гонец прибыл слишком поздно. Хитон сразу прирос к телу надевшего его Геракла, и яд стал проникать сквозь кожу, причиняя невыносимые страдания. Тогда Геракл отправился на гору Эту, разложил костер, взошел на него и попросил друзей зажечь огонь. Разжег костер случайно оказавшийся на Эте Пеант, так как друзья Геракла отказывались это сделать. Геракл подарил Пеанту свой лук и стрелы. Когда огонь разгорелся и пламя охватило Геракла, с неба спустилась туча и скрыла Геракла от глаз его спутников.

Среди раскатов грома Зевс доставил его на небеса в своей запряженной четверкой колеснице. Там Афина взяла его за руку и торжественно представила бессмертным.

Зевс уготовил Гераклу место в сонме двенадцати олимпийских божеств, однако не посмел изгнать никого из богов, чтобы освободить место своему сыну. Поэтому он убедил Геру усыновить Геракла, совершив обряд повторного рождения, а именно: отправиться в постель, притвориться, что у нее начались родовые схватки, а потом извлечь Геракла из-под юбок и показать всем. После этого Гера стала считать Геракла своим сыном, полюбила его больше, чем кого-либо, за исключением, быть может, Зевса, и женила на своей прекрасной дочери Гебе.


Кондрашов А.П. Легенды и мифы Древней Греции и Рима: Энциклопедический словарь

Добавлено ок. 2006-2007 гг.

1

Оставить комментарий

Дашка

#1896

15 мая 2013 г. 20:06:26

Скажите ж классные подвиги гераклааа дддддддддааааааааааа

1
14 декабря 2017 г.

1835 г. - родился Губерт Зимар, немецкий богослов

Случайный Афоризм

Одним и тем же мозгом мыслить и верить?

Лец С.

Случайный Анекдот

Приходит девушка в церковь: -Святой отец,что мне делать: я согрешила с мужчиной... -Съешь пять лимонов без сахара, дочь моя. -И что. я опять стану невинной? -Нет.Невинной ты уже не станешь, но хоть блаженство с рожи сойдёт...

  • Марк Твен. Письма с Земли
    Марк Твен. Письма с Земли

    Творец сидел на Престоле и размышлял. Позади Него простиралась безграничная твердь небес, купавшаяся в великолепии света и красок, перед Ним стеной вставала черная ночь Пространства. Он вздымался к самому зениту, как величественная крутая гора, и Его божественная глава сияла в вышине подобно далекому солнцу...

  • Отрывок из дневника Сима
    Отрывок из дневника Сима

    День субботний. Как обычно, никто его не соблюдает. Никто, кроме нашей семьи. Грешники повсюду собираются толпами и предаются веселью. Мужчины, женщины, девушки, юноши - все пьют вино, дерутся, танцуют, играют в азартные игры, хохочут, кричат, поют. И занимаются всякими другими гнусностями...

  • Мир в году 920 после Сотворения
    Мир в году 920 после Сотворения

    ...Принимала сегодня Безумного Пророка. Он хороший человек, и, по-моему, его ум куда лучше своей репутации. Он получил это прозвище очень давно и совершенно незаслуженно, так как он просто составляет прогнозы, а не пророчествует. Он на это и не претендует. Свои прогнозы он составляет на основании истории и статистики...

  • Дневник Мафусаила
    Дневник Мафусаила

    Первый день четвертого месяца года 747 от начала мира. Нынче исполнилось мне 60 лет, ибо родился я в году 687 от начала мира. Пришли ко мне мои родичи и упрашивали меня жениться, дабы не пресекся род наш. Я еще молод брать на себя такие заботы, хоть и ведомо мне, что отец мой Енох, и дед мой Иаред, и прадед мой Малелеил, и прапрадед Каинан, все вступали в брак в возрасте, коего достиг я в день сей...

  • Отрывки из дневников Евы
    Отрывки из дневников Евы

    Еще одно открытие. Как-то я заметила, что Уильям Мак-Кинли выглядит совсем больным. Это-самый первый лев, и я с самого начала очень к нему привязалась. Я осмотрела беднягу, ища причину его недомогания, и обнаружила, что у него в глотке застрял непрожеванный кочан капусты. Вытащить его мне не удалось, так что я взяла палку от метлы и протолкнула его вовнутрь...

  • Отрывок из автобиографии Евы
    Отрывок из автобиографии Евы

    …Любовь, покой, мир, бесконечная тихая радость – такой мы знали жизнь в райском саду. Жить было наслаждением. Пролетающее время не оставляло никаких следов – ни страданий, ни дряхлости; болезням, печалям, заботам не было места в Эдеме. Они таились за его оградой, но в него проникнуть не могли...

  • Дневник Евы
    Дневник Евы

    Мне уже почти исполнился день. Я появилась вчера. Так, во всяком случае, мне кажется. И, вероятно, это именно так, потому что, если и было позавчера, меня тогда еще не существовало, иначе я бы это помнила. Возможно, впрочем, что я просто не заметила, когда было позавчера, хотя оно и было...

  • Дневник Адама
    Дневник Адама

    ...Это новое существо с длинными волосами очень мне надоедает. Оно все время торчит перед глазами и ходит за мной по пятам. Мне это совсем не нравится: я не привык к обществу. Шло бы себе к другим животным…

  • Дагестанские мифы
    Дагестанские мифы

    Дагестанцы — термин для обозначения народностей, исконно проживающих в Дагестане. В Дагестане насчитывается около 30 народов и этнографических групп. Кроме русских, азербайджанцев и чеченцев, составляющих немалую долю населения республики, это аварцы, даргинцы, кумьти, лезгины, лакцы, табасараны, ногайцы, рутульцы, агулы, таты и др.

  • Черкесские мифы
    Черкесские мифы

    Черкесы (самоназв. — адыге) — народ в Карачаево–Черкесии. В Турции и др. странах Передней Азии черкесами называют также всех выходцев с Сев. Кавказа. Верующие — мусульмане–сунниты. Язык кабардино–черкесский, относится к кавказским (иберийско–кавказским) языкам (абхазско–адыгейская группа). Письменность на основе русского алфавита.

[ глубже в историю ] [ последние добавления ]
0.027 + 0.001 сек.