Пересказ В.В. и Л.В.Успенских

— дочерние страницы:
Пересказ В.В. и Л.В.Успенских
Пересказ В.В. и Л.В.Успенских

Двенадцать подвигов Геракла. Пересказ Успенских. Рождение Геракла. За несколько лет до того времени, как в шумном Иолке вероломно овладел царским престолом коварный Пелий, дивные дела совершились на другом конце греческой земли - там, где среди гор и долин Арголиды лежал древний город Микены...

Восьмой подвиг Геракла
Восьмой подвиг Геракла

Простившись с Адметом и его прекрасной супругой, Геракл сел на корабль и поплыл во Фракию, где над морской пучиной, на черных скалах, высился дворец Диомеда и злобно ржали страшные кобылицы. В тот час, когда он подошел к конюшне, Диомед охотился в лесах своей страны...

Седьмой подвиг Геракла
Седьмой подвиг Геракла

...На легком корабле плыл он на остров Крит, и гребцы корабля дивились добродушию и силе великого героя. Пусто и безлюдно было в те дни на Крите. Дороги заросли чертополохом и колючим акантом, поля заглохли: все боялись страшного быка. Могучий герой смело пустился навстречу чудовищу...

Двенадцать подвигов Геракла

Геракл у Адмета

Пересказ В.Н.Владко
Пер. с укр. А.И.Белинского

Алкестида, приведенная к Адмету Геркулесом. С античной живописи. Неаполь.Алкестида, приведенная к Адмету Геркулесом. С античной живописи. Неаполь.

А Геракл между тем уже плыл во Фракию за конями Диомеда. По пути он решил навестить в городе Феры своего старого друга фессалийского царя Адмета.

Царь Адмет и его жена, прекрасная Алкеста, были самыми счастливыми людьми во всей Фессалии. Адмет был очень богат. Никто не мог бы сосчитать, сколько коней и быков было в его владении. Несметные стада его ежегодно увеличивались. Золотые тарелки, серебряные блюда и всевозможные драгоценности заполняли его огромный дворец. А расшитые золотом и самоцветами одежды у Адмета носили даже слуги.

Но не богатство делало Адмета и Алкесту счастливыми. Они были такими счастливыми потому, что пылко любили друг друга. Никогда ни единая тучка не пробегала между ними, и стоило только Адмету догадаться о каком-либо, даже самом маленьком, желании Алкесты, как он торопился выполнить его. Точно так же поступала и Алкеста.

К тому же они были очень добры и помогали всем, независимо от того, знатен или беден человек, стар он или молод.

Вот почему все жители города Феры очень любили Адмета и Алкесту.

В безоблачном счастье текла жизнь царя и царицы. И вдруг царь Адмет тяжело заболел. Какая болезнь поразила его - никто не знал. Лучшие врачи, осмотрев больного, скорбно разводили руками. Они понимали, что не способны помочь Адмету.

Царь Адмет лежал на своем ложе почти в беспамятстве. Он не в силах был пошевелить ни ногой, ни рукой. Только изредка у него доставало сил попросить едва слышным, слабым голосом:

- Воды... дайте мне воды...

Его супруга, прекрасная Алкеста, день и ночь сидела возле ложа любимого мужа. Слезы душили ее, но она мужественно сдерживала себя. Словно в тумане, сквозь горькие слезы глядела Алкеста на такое дорогое ей лицо Адмета - лицо, утратившее живые краски, худое и посиневшее. Она подносила Адмету воду в золотом кубке, но муж ее был уже без сознания и не мог пить. Вода, орошая бороду и усы Адмета, разливалась на подушках.

Всех врачей Фессалии призвали к ложу больного Адмета. Но они не могли победить тяжкую болезнь. И только один старый-старый врач решился посоветовать Алкесте:

- Врачи бессильны, Алкеста! Сам бог смерти, страшный Танатос, положил свою тяжелую руку на лоб твоего мужа. Никто из смертных не в силах отвести эту руку. Только могучий бог Аполлон может помочь тебе, а больше никто!

Услышав это, Алкеста упала на колени возле ложа Адмета.

- О всемогущий Аполлон! - воскликнула она.- Помоги мне! Ты знаешь, как мы любили друг друга. Зачем мне жить, если умрет любимый мой муж? Взгляни, Аполлон, вот возле ложа больного Адмета собрались его маленькие дети. Они плачут вместе со мной и тянут к тебе свои слабые ручонки! Помоги им! Отведи от Адмета тяжкую руку страшного Танатоса!

И вот послышался легкий, словно дыхание ветра, шорох. Потом сразу во всех окнах колыхнулись роскошные занавеси.

- Я услышал твои мольбы,- раздался голос бога Аполлона.- Слушай меня, Алкеста! Ты просишь, чтобы я отвел руку Танатоса ото лба твоего мужа. Но эта тяжелая рука, уж коль она простерлась, не может отказаться от жертвы. Если хочешь, чтобы Адмет остался жить, найди человека, который согласится умереть вместо Адмета!

Вновь пронесся ветерок - и все умолкло. Алкеста отчаянии оглянулась вокруг себя. Затуманенный от горя ее взгляд останавливался то на одном, то на другом из присутствующих в зале. Взгляд этот словно бы говорил: "Вы слышали, люди, что сказал бог Аполлон? Всем вам делал добро мой муж - неужели не найдется среди вас того, кто спасет его?.."

Но те, кто находился в зале, один за другим отворачивались от Алкесты, отводили глаза, чтобы не встречаться с ее просящим взглядом. Никто не хотел жертвовать собственной жизнью.

- Неужели никто из вас не спасет Адмета? - воскликнула наконец Алкеста.- Тисий, славный воин, неужели ты забыл, как Адмет спас тебе жизнь, когда враги окружили тебя? Тисий, неужели и ты оставишь Адмета?.

Но храбрый Тисий тоже опустил глаза и не ответил ничего, ибо очень страшна простому смертному тяжелая рука Танатоса.

Тогда взгляд Алкесты остановился на старых родителях Адмета.

- Ваша жизнь приближается к своему пределу, - произнесла она.- Умирает ваш сын. Пожалейте его, спасите вашего сына!

Но и они опустили глаза, потому что и старым людям тяжело расставаться с жизнью.

Горько заплакала Алкеста. Голова ее упала на край ложа Адмета. А когда она подняла голову в зале уже никого не было: все ушли прочь, стараясь не глядеть друг на друга.

И вновь прохрипел Адмет:

- Воды... дайте воды...

Алкеста выпрямилась. Глаза ее блеснули, а голос грустно задрожал.

- Слушай меня, любимый мой муж Адмет, сказала она.- Запомни, что я скажу. Никогда не забывай меня, твою жену, которая так любила тебя. Я оставляю тебе наших детей. Пусть никогда не коснется их беда! Слышишь ли ты меня, Адмет?

- Да... слышу...- прошептал Адмет.- Я... не хочу.. чтобы ты... жертвовала... своей жизнью...

- Нет у меня иного желанья, как отдать тебе все лучшее, что у меня есть,- ответила Алкеста.- Любимый мой, пусть страшный Танатос возьмет мою жизнь. Но я верю, что буду жить в твоем сердце! Я не хотела бы только одного: чтобы у моих детей была мачеха, Адмет!

- Остановись, Алкеста...- через силу произнес Адмет. Но Алкеста поцеловала чело Адмета и, обняв в последний раз своих детей, гордо вышла на середину зала. Прекрасное лицо ее было полно решимости.

- Хмурый бог Танатос,- громко произнесла она,- я не боюсь тебя и твоей тяжелой руки. Отведи ее от моего мужа. Бери меня в темное царство теней - я согласна умереть вместо моего любимого Адмета!

Ледяной порыв ветра ворвался в помещение. Сразу стало темно. И в этой полутьме Адмет, который сразу почувствовал, как к нему возвращаются силы, увидел высокую хмурую фигуру бога Танатоса. Длинной сухою рукой бог Танатос схватил за плечи прекрасную Алкесту и сразу исчез вместе с нею. Только издали донеслись до Адмета слова его Алкесты:

- Помни обо мне, Адмет! Пусть дети наши никогда не знают горя!

Возле Адмета плакали его испуганные дети. Сам Адмет уже не лежал на своем ложе. Он стоял склонив голову, на глаза его набегали слезы. Но он снова был мужественным и сильным Адметом, каким его знала Фессалия. Он не заплакал, хотя сердце его болело так, будто горело оно на адском огне.

- Зачем, зачем ты это сделала, моя любимая Алкеста? - в отчаянии произнес он.- Зачем мне жизнь, если нет тебя? Я пойду вслед за тобой, Алкеста, я не останусь жить без тебя!..

Он схватил свой острый меч, готовый убить себя, погасить холодным лезвием меча жаркий огонь, который сжигал его сердце. Но взгляд его упал на детей, которые со страхом смотрели на него. И в ушах Адмета вновь прозвучали последние слова Алкесты: "Пусть дети наши никогда не знают горя!"

Адмет остановился, выронил меч. Разве имел он право лишить себя жизни и покинуть детей? Кто тогда будет их любить и защищать? Алкеста пожертвовала жизнью ради него - и она доверила ему, Адмету, своих детей. Он должен жить для них!

Адмет овладел собой. Он, как мог, успокоил детей, утешил их. К счастью, они были маленькими и не понимали, что никогда больше уже не увидят своей матери! Иначе разве можно было бы их утешить?..

А когда дети легли спать, удивляясь, почему сегодня вечером мать не пришла, как обычно, обнять и поцеловать их перед сном, Адмет сел возле стола и опустиЛ голову на руки. Невыразимая грусть овладела им. Нет больше его жены, нет прекрасной Алкесты. Никогда больше не почувствует он ласкового прикосновения ее руки никогда не услышит ее милого голоса, никогда не заглянет в ее ласковые глаза!.. Алкеста, Алкеста, зачем тья это сделала?..

Вдруг Адмет услышал какой-то шум. Чей-то громкий голос звал его - веселый, знакомый голос. Кто это? Разве не все в Фессалии знают про беду, которая постигла! Адмета? Как можно появиться в доме человека, который только что потерял любимую жену, со смехом и весельем?..

Дверь открылась - и на пороге возникла высокая мощная фигура человека с огромной дубовой палицей в руке. На боку у него висел меч с золотой рукоятью. Плечи приш
ельца, широкие и сильные, были покрыты великолепной львиной шкурой. Человек улыбался, он шел к Адмету, радостно протягивая к нему руки и горланя так, что дрожали стены дворца:

- Эй, Адмет! Что это ты так плохо меня встречаешь! Разве ты не рад нашей встрече после стольких лет разлуки? Вставай, Адмет! Встречай своего гостя, своего старо- го друга Геракла! И прикажи принести нам побольше еды и вина, как можно больше! Геракл устал, меряя дорогу к тебе, Адмет. Он хочет есть и пить, он хочет развлекаться. Эй, Адмет, иди сюда, я тебя расцелую!

Мужественное лицо Геракла сияло радостью, он обнял | Адмета, расцеловал его:

- Как я рад, Адмет, что снова вижу тебя! Немало пришлось мне поработать за все эти годы, немало чудовищ победил, видел немало опасностей. И вот я снова с тобой, друг мой! Давай, давай будем есть и пить! Твоя жена, прекрасная Алкеста, должно быть, уже спит вместе с детьми? Ну и хорошо, пусть спит. Не нужно ее будить, мы увидимся с нею завтра. Что же ты молчишь, будто и не рад меня видеть? Да нет, все равно я знаю, что так же рад, как и я, не так ли?

Геракл уже снял свой меч, положил на лавку тяжелую палицу. Он сел за стол и принялся есть то, что слуги раньше принесли для Адмета и к чему тот так и не притронулся.

Адмет не знал, что делать. Сердце его разрывалось от горя. Но перед ним сидел его лучший друг, который пришел к нему в гости. Разве можно было нарушить закон гостеприимства и печальными словами омрачить радость друга?

Нет, пусть добрый друг Геракл веселится, Адмет переборет себя и скроет до утра печальные новости.

Насытившись, Геракл внимательнее поглядел на Адмета - только теперь он заметил, что вокруг глаз его друга залегли глубокие морщины, что Адмет лишь старается быть веселым, а на самом деле в каждом его слове, в каждом звуке его голоса дрожит печаль.

- Что с тобой случилось, Адмет? - удивился Геракл.- Ты не такой, как всегда. Что произошло? Может, я смогу помочь тебе?

Адмет не выдержал. Он вскочил, закрыл лицо руками.

- Не спрашивай меня ни о чем, Геракл! - сказал он прерывающимся голосом.- Позволь мне выйти и оставить тебя одного на некоторое время. Не думай, что я не рад тебе. Но сегодня, Геракл, я не в силах быть веселым. Все, что имею, принадлежит тебе, ты это знаешь. Но прости меня!..

И Адмет выбежал из зала. Геракл с удивлением глядел ему вслед: таким он никогда еще не видел своего друга. Что же случилось?

Он повернулся к старому слуге. С дрожью в голосе и великой печалью тот рассказал Гераклу о внезапной болезни Адмета, о горе Алкесты, о том, как она пожертвовала собой и умерла, чтобы спасти своего любимого мужа...

Геракл слушал молча. Адмет потерял прекрасную Алкесту! И хмурый бог Танатос не помиловал ее, видя такое самопожертвование!

Схватив тяжелую палицу и меч, Геракл сорвался с места. Глаза его гневно блистали. Он крикнул:

- Пусть Адмет ждет меня, я скоро вернусь! !

Испуганные слуги остались в зале одни. На столах валялись недоеденные яства и опрокинутый кубок с вином. А Геракл уже мчался к огромной пещере, которая вела в темное царство бога Танатоса. Вот он, вход в пещеру! Хмурый голос прогремел из темноты:

- Остановись, человек! Ты приблизился к царству бога Танатоса. Остановись, если не хочешь, чтобы бог Танатос наложил на тебя свою тяжкую руку!

- Я не боюсь Танатоса! - воскликнул Геракл.- Пусть он явится передо мной! Я хочу видеть его!

- Остановись, человек! - повторил мрачный голос- Бог Танатос не знает пощады, он не щадит никого. Остановись!

- Я не прошу у него пощады! - гневно ответил Геракл.- Где он? Я, Геракл, хочу разговаривать с ним.

Ледяной ветер вырвался из глубокой пещеры. Он испугал бы любого, но не прославленного героя Геракла Вслед за этим появилась высокая костлявая фигура бога Танатоса. Бог гневался. Он протянул к Гераклу свою длинную сухую руку, чтобы коснуться его и отобрать жизнь. Но Геракл отскочил в сторону и крикнул:

- Постой, Танатос! Слушай, что я скажу тебе! Я, Геракл, требую от тебя, чтобы ты отдал мне прекрасную Алкесту.

- Как смеешь ты требовать что-либо от меня? - возмутился Танатос.- Я бог, а ты простой смертный.

- Я знаю, что ты бог,- ответил Геракл спокойно.- Но ты обыкновенный бог, а я не обыкновенный смертный. Я - Геракл! Разве ты не слышал обо мне?

- Даже если бы ты владел силой десяти Гераклов, ты будешь наказан за твое хвастливое требование,- промолвил Танатос и снова протянул сухую длинную руку к Гераклу.

Теперь уже не ветер, а целый ураган закружился вокруг Геракла, сбивая его с ног и подталкивая к Танатосу. Еще миг - и рука Танатоса коснулась бы героя.

Но Геракл не растерялся. Ловким движением он швырнул в Танатоса свою тяжелую палицу. Она просвистела в воздухе и ударила Танатоса по протянутой руке. Этот удар был настолько неожиданным и сильным, что бог Танатос упал на землю, застонав от боли. Геракл не ждал, пока Танатос поднимется. Выхватив меч из ножен, он бросился на врага. О нет, Геракл не дотронулся до Танатоса ни рукою, ни ногой! Он хорошо знал, что малейшее прикосновение к богу смерти лишит жизни его самого. И потому Геракл только приложил острый конец своего меча к шее Танатоса так, что тот не мог и пошевельнуться, ибо лезвие меча тотчас бы пронзило его шею, и сказал:

- Я не боюсь ни тебя, Танатос, ни твоего ледяногого ветра. Отвечай: отдаешь мне прекрасную Алкесту. И знай, если ты не согласишься, я отрублю тебе голову. Отвечай немедленно, Танатос! Я уже обнажил меч!

Танатос был вынужден сдаться. Он произнес:

- Согласен. Я отдам Алкесту. Но откуда мне знать, не будешь ли ты угрожать мне и после этого, Геракл?

- Еще никогда и никого я не обманывал,- гордо ответил Геракл.- Пусть выйдет сюда прекрасная Алкея и я отпущу тебя...

И снова бог Танатос был вынужден согласиться...


А что делал тем временем Адмет??

Сидя возле спящих детей, Адмет переборол себя. и, вернувшись в зал, где он оставил Геракла, Адмет не нашел его там. Слуги рассказали ему, как Геракл узнал о горе Адмета, как он убежал куда-то.

- Горе мне! - воскликнул Адмет.- Лучший мой друзей оставил меня недовольный, потому что я не смог принять его так, как того требует гостеприимство! Горе мне, горе! Сперва потерял я любимую жену, а теперь и любимого друга!

Но не успел он произнести это, как на пороге возник Геракл. Вместе с ним вошла какая-то женщина, закутанная в темное покрывало. Женщина осталась возле порога, а Геракл приблизился к Адмету.

- Зачем ты скрывал от меня то, что с тобой произошло, Адмет? - спросил Геракл.- Разве я тебе не друг?

Поникший, Адмет молчал. А Геракл продолжал:

- Адмет, я вынужден сейчас покинуть тебя, ибо еще не выполнил урок, назначенный всемогущими богами. Ты потерял жену, Адмет. Я привел тебе вот эту женщину. Я хочу, чтобы она оставалась у тебя до моего возвращения, а если пожелаешь, то и навсегда. Я буду рад, если она понравится тебе и ты женишься на ней. Ведь тебе нужна жена, которая будет любить тебя и твоих детей.

Адмет покачал головой.

- Никогда не будет у меня другой жены, кроме Алкесты, Геракл,- решительно ответил он.- Никогда не будет у моих детей мачехи. Я не желаю видеть никаких женщин после того, как я потерял мою Алкесту.

- Даже в том случае, если она будет очень похожа на Алкесту? - спросил Геракл.

Адмет поглядел на женщину. Действительно, она была очень похожа на Алкесту. Но от этого сходства Адмет еще больше погрустнел.

Тогда Геракл сделал шаг назад и сорвал с женщины покрывало. Перед Адметом стояла его Алкеста. Она протягивала к мужу руки и радостно улыбалась. Адмет бросился к ней.

- Алкеста! Любимая моя жена! Неужели это ты? Почему же ты молчишь?

Он с жаром обнимал, целовал ее. Но Алкеста молчала. Смущенный Адмет посмотрел на Геракла: он не понимал, почему его жена не отвечает.

Геракл улыбнулся:

- Твоя жена, Адмет, побывала в царстве теней бога Танатоса. Теперь она возвратилась к тебе оттуда. Но царство Танатоса наложило на нее свою печать. Не беспокойся, Адмет, Алкеста не сможет разговаривать толькотри дня и три ночи. А после этого она станет такой, как была.

Какими словами описать чувства Адмета? Он снова был со своею любимой женой. Впереди были долгие годы безоблачного счастья, которое вернул ему прославленный и бесстрашный герой Геракл.


Добавлено ок. 2006-2007 гг.

22 сентября 2017 г.

1307 г. - принятие Королевским советом Франции решения об аресте всех тамплиеров, находящихся на территории королевства

1539 г. - умер Нанак, гуру, основатель сикхизма

1566 г. - умер Иоганн Агрикола, немецкий проповедник, лидер Реформации, сподвижник Мартина Лютера

1692 г. - последние 8 ведьм повешены в Салеме (Массачусетс, США)

1774 г. - умер Папа Климент XIV

1974 г. - на Генеральной Ассамблее ООН в повестку дня впервые включён как самостоятельный «Палестинский вопрос», что фактически означало признание ООП и её лидера Ясира Арафата полномочными представителями палестинского народа

Случайный Афоризм

Попу да вору всё впору

Случайный Анекдот

Еврей, вернувшись из путешествия, привез к Новому году подарок семье - роскошную попугаиху. Только сняли покрывало с клетки, а она как закричит: "I want to have sex!" И так целый день. Пошел еврей к раввину.
- Ребе, - говорит, - что делать с птицей? Выгнать жалко, а держать в доме неприлично.
- Отдай ее мне на время, - отвечает раввин. - Я тоже недавно был в путешествии и привез двух попугаев.
Так те у меня целыми днями молятся. Думаю, они смогут повлиять на твою попугаиху...
Принесли птицу в дом к раввину. Сняли покрывало с клетки, попугаиха кричит:
- I want to have sex!
Попугаи перестали молиться. Посмотрели на попугаиху. Потом друг на друга. И один из них тихо произнес:
- Изя, кажется Бог услышал наши молитвы.

  • Марк Твен. Письма с Земли
    Марк Твен. Письма с Земли

    Творец сидел на Престоле и размышлял. Позади Него простиралась безграничная твердь небес, купавшаяся в великолепии света и красок, перед Ним стеной вставала черная ночь Пространства. Он вздымался к самому зениту, как величественная крутая гора, и Его божественная глава сияла в вышине подобно далекому солнцу...

  • Отрывок из дневника Сима
    Отрывок из дневника Сима

    День субботний. Как обычно, никто его не соблюдает. Никто, кроме нашей семьи. Грешники повсюду собираются толпами и предаются веселью. Мужчины, женщины, девушки, юноши - все пьют вино, дерутся, танцуют, играют в азартные игры, хохочут, кричат, поют. И занимаются всякими другими гнусностями...

  • Мир в году 920 после Сотворения
    Мир в году 920 после Сотворения

    ...Принимала сегодня Безумного Пророка. Он хороший человек, и, по-моему, его ум куда лучше своей репутации. Он получил это прозвище очень давно и совершенно незаслуженно, так как он просто составляет прогнозы, а не пророчествует. Он на это и не претендует. Свои прогнозы он составляет на основании истории и статистики...

  • Дневник Мафусаила
    Дневник Мафусаила

    Первый день четвертого месяца года 747 от начала мира. Нынче исполнилось мне 60 лет, ибо родился я в году 687 от начала мира. Пришли ко мне мои родичи и упрашивали меня жениться, дабы не пресекся род наш. Я еще молод брать на себя такие заботы, хоть и ведомо мне, что отец мой Енох, и дед мой Иаред, и прадед мой Малелеил, и прапрадед Каинан, все вступали в брак в возрасте, коего достиг я в день сей...

  • Отрывки из дневников Евы
    Отрывки из дневников Евы

    Еще одно открытие. Как-то я заметила, что Уильям Мак-Кинли выглядит совсем больным. Это-самый первый лев, и я с самого начала очень к нему привязалась. Я осмотрела беднягу, ища причину его недомогания, и обнаружила, что у него в глотке застрял непрожеванный кочан капусты. Вытащить его мне не удалось, так что я взяла палку от метлы и протолкнула его вовнутрь...

  • Отрывок из автобиографии Евы
    Отрывок из автобиографии Евы

    …Любовь, покой, мир, бесконечная тихая радость – такой мы знали жизнь в райском саду. Жить было наслаждением. Пролетающее время не оставляло никаких следов – ни страданий, ни дряхлости; болезням, печалям, заботам не было места в Эдеме. Они таились за его оградой, но в него проникнуть не могли...

  • Дневник Евы
    Дневник Евы

    Мне уже почти исполнился день. Я появилась вчера. Так, во всяком случае, мне кажется. И, вероятно, это именно так, потому что, если и было позавчера, меня тогда еще не существовало, иначе я бы это помнила. Возможно, впрочем, что я просто не заметила, когда было позавчера, хотя оно и было...

  • Дневник Адама
    Дневник Адама

    ...Это новое существо с длинными волосами очень мне надоедает. Оно все время торчит перед глазами и ходит за мной по пятам. Мне это совсем не нравится: я не привык к обществу. Шло бы себе к другим животным…

  • Дагестанские мифы
    Дагестанские мифы

    Дагестанцы — термин для обозначения народностей, исконно проживающих в Дагестане. В Дагестане насчитывается около 30 народов и этнографических групп. Кроме русских, азербайджанцев и чеченцев, составляющих немалую долю населения республики, это аварцы, даргинцы, кумьти, лезгины, лакцы, табасараны, ногайцы, рутульцы, агулы, таты и др.

  • Черкесские мифы
    Черкесские мифы

    Черкесы (самоназв. — адыге) — народ в Карачаево–Черкесии. В Турции и др. странах Передней Азии черкесами называют также всех выходцев с Сев. Кавказа. Верующие — мусульмане–сунниты. Язык кабардино–черкесский, относится к кавказским (иберийско–кавказским) языкам (абхазско–адыгейская группа). Письменность на основе русского алфавита.

[ глубже в историю ] [ последние добавления ]
0.034 + 0.001 сек.