Легенды Шумера

— дочерние страницы:
Легенды Шумера
Легенды Шумера

Раздел включает тексты легенд и сказаний, эпосов и поэм Шумера и Аккада

Гильгамеш и Страна Жизни (Гора бессмертного)
Гильгамеш и Страна Жизни (Гора бессмертного)

Повелитель Урука Гильгамеш пребывает в мрачном настроении, его мучают мысли о смерти. Т-гда он решает, что если ему и суждено, как всем смертным погибнуть, то он, по крайней мере, вос-славит свое имя, прежде чем уйти в "страну без возврата"...

Легенды Шумера
Легенды Шумера

Раздел включает тексты легенд и сказаний, эпосов и поэм Шумера и Аккада

Гильгамеш и Агга


Гильгамеш. Дворец Саргона II, VIII в. до н.э.Гильгамеш. Дворец Саргона II, VIII в. до н.э.
Это самая короткая шумерская эпическая поэма, кроме того в ней отсутствует упоминание о каких бы то ни было богах. По-видимому, это сказание можно рассматривать как историографический текст. Таблички с этим мифом были найдены экспедицией Пенсильванского университета в Ниппуре и датируются началом II тыс. до н.э., являясь, возможно, копиями более ранних шумерских текстов.

Агга был последним правителем I династии Киша, доминировавшей в Шумере после потопа. Видя возвышение Урука, где правил Гильгамеш, Агга отправил туда послов с требованием прислать жителей Урука на строительные работы в Киш. Гильгамеш обратился к совету старейшин своего города и те рекомендовали подчиниться. Тогда разочарованный Гильгамеш идет на собрание "мужей города" и те поддерживают его стремление освободиться от гегемонии Киша. Правитель Урука отказал послам.
Вскоре, "дней было не пять, дней было не десять", Агга осаждает Урук. Несмотря на зажигательные речи, в сердцах жителей города поселяется страх. Тогда Гильгамеш обращаясь к героям города просит их выйти за укрепления и сразиться с царем Киша. На его призыв откликается главный советник Бирхуртурре (Гиришхуртурре), но как только он выходит за ворота, его хватают, истязают и приводят к Агге. Правитель Киша заводит с ним разговор. Тут другой герой Забардибунуга поднимается на стену. Увидев его, Агга спрашивает Бирхуртурре не Гильгамеш ли это. Тот дает отрицательный ответ и люди Киша продолжают пытать Бирхуртурре.
Теперь на стену поднимается сам Гильгамеш и весь Урук замирает от ужаса. Узнав от Бирхуртурре, что это правитель Урука, Агга сдерживает войска, готовые бросится в бой.
Гильгамеш выражает Агге благодарность и поэма заканчивается восхвалением спасителя Урука , правителя Гильгамеша.

Послы Аги, сына Эн-Мебарагеси,
Из Киша в Урук к Гильгамешу явились.
Гильгамеш перед старцами своего города
Слово говорит, слова их ищет:

"Чтобы нам колодцы вырыть,
Все колодцы в стране вырыть,
Большие и малые в стране вырыть,
Чтобы работу завершить, ведро веревкой прикрепить,
Перед Кишем главы не склоним, Киш оружием сразим!"

Собрание старцев города Урука
Гильгамешу отвечает:
"Чтобы нам колодцы вырыть,
Все колодцы в стране вырыть,
Большие и малые в стране вырыть,
Чтобы работу завершить, ведро веревкой прикрепить,
Перед Кишем главу склоним, Киш оружием не сразим!"

Гильгамеш, верховный жрец Кулаба,
На Инанну он надеется,
Слова старцев не принял сердцем.
И второй раз Гильгамеш, жрец Кулаба,
Перед мужами города слово говорит, слова их ищет:

"Чтобы нам колодцы вырыть,
Все колодцы в стране вырыть.
Большие и малые в стране вырыть,
Чтобы работу завершить, ведро веревкой прикрепить,
Перед Кишем главы не клоните, Киш оружием разите!"

Собрание мужей города Урука
Гильгамешу отвечает:
"О стоящие, о сидящие!
За военным вождем идущие!
Бока осла сжимающие!
Кто для защиты города дышит? -
Перед Кишем главы не склоним, Киш оружием сразим!'

Урук - божьих рук работа,
Эанна - храм, спустившийся с неба:
Великие боги его создавали!
Великой стены - касание грозных туч,
Строенья могучего - созиданье небесных круч, -
Отныне хранитель, военный вождь-предводитель - ты!
Отныне воитель, Аном любимый князь - ты!
Как можешь ты страшиться Аги?
Войско Аги мало, редеют его ряды,
Поднять глаза его люди не смеют!"

Тогда Гильгамеш, жрец Кулаба, -
Как взыграло сердце от речей воинов,
Взвеселилась печень! -
Говорит слуге своему Энкиду:
"Ныне мотыгу секира заменит!
Боевое оружье к бедру твоему вернется,
Сияньем славы его покроешь!
А Агу, как выйдет он, мое сиянье покроет!
Да смешаются мысли его, помутится рассудок!"

И пяти дней нет, и десяти дней нет,
А уж Ага, сын Эн-Мебарагеси, на подступах к Уруку.
Смешались мысли Урука,
Гильгамеш, верховный жрец Кулаба,
Мужам своим доблестным молвит слово:

"Герои мои! Острогляды мои!
Отважный да встанет, к Are пойдет!"
Гиришхуртура, главный советчик вождя,
Вождю своему хвалу возносит!
"Воистину я к Are пойду!
Да смешаются мысли его, помутится рассудок!"

Гиришхуртура из главных ворот выходит.
Гиришхуртуру у главных ворот, при выходе,
При выходе у главных ворот схватили.
Тело Гиришхуртуры они истязают.
К Are его приводят.
К Are он обращается.

Он говорит, а кравчий урукский поднимается по стене.
Через стену голову свесил.
Ага его там приметил,
Гиришхуртуре говорит:
"Слуга! Муж сей - вождь твой?"

"Муж сей не вождь мой!
Ибо вождь мой - воистину муж!
Чело его грозно, воистину так!
Гнев тура в очах, воистину так!
Борода - лазурит, воистину так!
Милость в пальцах, воистину так!
Разве он не поверг бы людей,разве он не вознес бы людей?
С пылью он не смешал бы людей?
Страны враждебные не сокрушил бы?
Прахом "уста земель" не покрыл бы?
Ладьи груженой нос не отсек бы?
Агу, вождя Киша, средь войска его в плен бы не взял?"

Они его бьют, они его рвут,
Тело Гиришхуртуры они истязают,
Вслед за кравчим урукским Гильгамеш на стену поднялся.
На малых и старых Кулаба пало его сиянье.
Воины Урука схватились за оружье свое боевое,
У ворот городских и в проулочках встали.

Энкиду вышел из городских ворот.
Гильгамеш через стену голову свесил.
Ага его там заметил.
"Слуга! Муж сей - вождь твой?"
"Муж сей - вождь мой!
Верно сказано, воистину так!"
Людей он поверг, людей он вознес,
С пылью он людей смешал,
Страны враждебные он сокрушил,
Прахом "уста земель" покрыл,
Ладьи груженой нос отсек,
Агу, вождя Киша, средь войска его в плен забрал.

Гильгамеш, верховный жрец Кулаба,
Обращается к Are:
"Ага - староста у меня, Ага - смотритель работ у меня!
Ага - начальник в войсках у меня!
Ага, птицу-беглянку ты кормишь зерном!
Ага, ты беглецов возвращаешь домой!
Ага, ты вернул мне дыханье, Ага, ты вернул мне жизнь!"

"Урук - божьих рук работа!
Великой стены - касание грозных туч, -
Строенья могучего - созиданье небесных круч, -
Ты хранитель, вождь-предводитель
Воитель, Аном любимый князь!
Пред Уту прежнюю силу себе вернул,
Агу для Киша освободил!
О Гильгамеш, верховный жрец Кулаба,
Хороша хвалебная песнь тебе!"

Перевод В. К. Афанасьевой

Добавлено ок. 2006-2007 гг.

10 декабря 2016 г.

1968 г. - умер Карл Барт, швейцарский теолог и писатель, один из основателей диалектической теологии

1978 г. - вручена Нобелевская премия мира премьер-министру Израиля Менахему Бегину и президенту Египта Анвару Садату

Случайный Афоризм

Любая религия, какой бы мирной она ни была, половину периода своего существования обязана посвятить террору за свое существование.

Случайный Анекдот

Сорок лет водил Моисей евреев по пустыне, да все бестолку. Сусанин-то со своими за пару дней управился.

  • Марк Твен. Письма с Земли
    Марк Твен. Письма с Земли

    Творец сидел на Престоле и размышлял. Позади Него простиралась безграничная твердь небес, купавшаяся в великолепии света и красок, перед Ним стеной вставала черная ночь Пространства. Он вздымался к самому зениту, как величественная крутая гора, и Его божественная глава сияла в вышине подобно далекому солнцу...

  • Отрывок из дневника Сима
    Отрывок из дневника Сима

    День субботний. Как обычно, никто его не соблюдает. Никто, кроме нашей семьи. Грешники повсюду собираются толпами и предаются веселью. Мужчины, женщины, девушки, юноши - все пьют вино, дерутся, танцуют, играют в азартные игры, хохочут, кричат, поют. И занимаются всякими другими гнусностями...

  • Мир в году 920 после Сотворения
    Мир в году 920 после Сотворения

    ...Принимала сегодня Безумного Пророка. Он хороший человек, и, по-моему, его ум куда лучше своей репутации. Он получил это прозвище очень давно и совершенно незаслуженно, так как он просто составляет прогнозы, а не пророчествует. Он на это и не претендует. Свои прогнозы он составляет на основании истории и статистики...

  • Дневник Мафусаила
    Дневник Мафусаила

    Первый день четвертого месяца года 747 от начала мира. Нынче исполнилось мне 60 лет, ибо родился я в году 687 от начала мира. Пришли ко мне мои родичи и упрашивали меня жениться, дабы не пресекся род наш. Я еще молод брать на себя такие заботы, хоть и ведомо мне, что отец мой Енох, и дед мой Иаред, и прадед мой Малелеил, и прапрадед Каинан, все вступали в брак в возрасте, коего достиг я в день сей...

  • Отрывки из дневников Евы
    Отрывки из дневников Евы

    Еще одно открытие. Как-то я заметила, что Уильям Мак-Кинли выглядит совсем больным. Это-самый первый лев, и я с самого начала очень к нему привязалась. Я осмотрела беднягу, ища причину его недомогания, и обнаружила, что у него в глотке застрял непрожеванный кочан капусты. Вытащить его мне не удалось, так что я взяла палку от метлы и протолкнула его вовнутрь...

  • Отрывок из автобиографии Евы
    Отрывок из автобиографии Евы

    …Любовь, покой, мир, бесконечная тихая радость – такой мы знали жизнь в райском саду. Жить было наслаждением. Пролетающее время не оставляло никаких следов – ни страданий, ни дряхлости; болезням, печалям, заботам не было места в Эдеме. Они таились за его оградой, но в него проникнуть не могли...

  • Дневник Евы
    Дневник Евы

    Мне уже почти исполнился день. Я появилась вчера. Так, во всяком случае, мне кажется. И, вероятно, это именно так, потому что, если и было позавчера, меня тогда еще не существовало, иначе я бы это помнила. Возможно, впрочем, что я просто не заметила, когда было позавчера, хотя оно и было...

  • Дневник Адама
    Дневник Адама

    ...Это новое существо с длинными волосами очень мне надоедает. Оно все время торчит перед глазами и ходит за мной по пятам. Мне это совсем не нравится: я не привык к обществу. Шло бы себе к другим животным…

  • Дагестанские мифы
    Дагестанские мифы

    Дагестанцы — термин для обозначения народностей, исконно проживающих в Дагестане. В Дагестане насчитывается около 30 народов и этнографических групп. Кроме русских, азербайджанцев и чеченцев, составляющих немалую долю населения республики, это аварцы, даргинцы, кумьти, лезгины, лакцы, табасараны, ногайцы, рутульцы, агулы, таты и др.

  • Черкесские мифы
    Черкесские мифы

    Черкесы (самоназв. — адыге) — народ в Карачаево–Черкесии. В Турции и др. странах Передней Азии черкесами называют также всех выходцев с Сев. Кавказа. Верующие — мусульмане–сунниты. Язык кабардино–черкесский, относится к кавказским (иберийско–кавказским) языкам (абхазско–адыгейская группа). Письменность на основе русского алфавита.

[ глубже в историю ] [ последние добавления ]
0.041 + 0.002 сек.