Казнить нельзя, помиловать

Алексей Корепанов

День медленно угасал, как неизлечимый больной, день терял последние силы и обречённо перетекал в душный вечер, за которым должна была неизбежно наступить ночь – чёрная, безнадёжная, отрицание Света, - в её бездонной утробе суждено было исчезнуть всем дерзким замыслам и благим намерениям, чтобы прорасти чертополохом сквозь змеиную кожу не знающей о солнце темноты. Наползающие с запада тучи давно уже проглотили беспомощное дневное светило и теперь готовы были приняться за весь постепенно тускнеющий небосвод. В долине, распростершейся у подножия скалистой гряды, изнывали от жажды деревья с иссохшей листвой и висела в воздухе пыль от колёс влекомой унылым ослом одинокой повозки, направлявшейся в город – средоточие тесных жилищ, кривых переулков и зловонных помоек со стаями злобных крыс и сонмищем зловеще жужжащих мух, выпущенных на волю их повелителем – врагом презренного рода людского. В этом смрадном и грязном древнем городе скученно жили потомки Адама, растрачивая жизнь свою на каждодневные труды и заботы, которыми доверху была наполнена повозка их бытия.

Отсюда, со склона скалистой гряды, видны были за поникшей зеленью садов городские крыши, но стоящие у пещеры старцы в тёмных одеяниях не смотрели туда. Их головы были опущены, и крепко сжаты были их сухие губы, и бесконечная усталость от скитаний по сотням дорог тавром впечаталась в их выцветшие глаза.

Они, ссутулившись, стояли у пещеры, вход в которую совсем недавно – после полудня – был завален камнем. Их было четверо, всего лишь четверо. Андрей, брат Симона, называемого Петром. Иаков Зеведеев. Варфоломей из Канны Галилейской. Фаддей.

А в пещере вечным сном спал тот, кого они многие годы называли Учителем.

Сколько дорог было пройдено вместе, сколько проповедей он произнёс, сколько совершил исцелений, сколько бесов изгнал из одержимых… Однажды, тридцать с лишним лет назад, Учитель был на волосок от гибели, когда ведомые Иудой Искариотом воины Пилата схватили его в Гефсиманском саду. Тогда Учителя спасла толпа – в день пасхи Пилат отпускал одного из приговорённых к смерти, и толпа пожелала: «Отпусти нам Иисуса!» Многие в той толпе знали о его изумительной способности исцелять, кто-то испытал на себе его чудодейственную силу, у кого-то избавились от недугов близкие – в общем, народ не хотел терять превосходного лекаря, и Иисус был отпущен с миром, а распяли вместе с двумя разбойниками убийцу Варавву.

Ещё не раз после того памятного случая фарисеи пытались очернить Учителя перед римскими наместниками – но тщетно. Много было бродячих проповедников, призывавших людей жить в любви и мире, и речи их даже при самом большом желании нельзя было назвать подстрекательством к бунту – а Иисус при этом ещё и действительно умел исцелять…

Он проповедовал в городах и селениях, а они всюду следовали за ним, его верные ученики, его апостолы. Но с годами их становилось всё меньше и меньше. Устав от бесконечных скитаний, вернулся в Геннисаретское озеро Симон, называемый Петром, и вновь принялся за ловлю рыбы, и обзавёлся семьёй… Прилепился к жене и Симон Зилот, на чьей свадьбе присутствовал когда-то учитель в Канне Галилейской… Двоюродного брата Учителя, Иакова Алфеева, искусала в Капернауме бешеная собака, и даже всё искусство Иисуса не смогло помочь ему… Старческий упадок сил не позволил более сопровождать Учителя апостолу Фоме… В родной Вефсаиде был похоронен Филипп…

Да и сам Учитель сильно сдал в последние годы. Он, одним только прикосновением руки излечивающий других, не мог исцелить себя. Он тихо тлел, угасал – и вот… Камень, скрывающий вход в место последнего успокоения. Тихая долина внизу. Недосягаемое небо над ней…

Он призывал людей жить в любви и мире. Люди слушали его, посмеиваясь про себя над его наивностью, но не расходились, потому что знали: закончив проповедь, он начнёт исцелять. Ради этого его терпеливо выслушивали, даже в убийственную жару, даже если дома ждали неотложные дела…

Он вдоль и поперёк исходил этот край и обрёл наконец последнее пристанище в окрестностях древнего города, повидавшего на своём веку немало пророков.

Тучи сгущались, и четыре старца, четыре ученика, так ничему и не научившиеся, покинули могилу Учителя и, попрощавшись друг с другом, побрели к давно покинутым родным очагам: в Вефсаиду, и Назарет, и Кану Галилейскую… Вернее, побрели только трое – никто уже не ждал в Вефсаиде дряхлого Иакова Заведеева, и он решил остаться здесь, в этой долине, в тени садов. Да и не дойти ему было до Вефсаиды, и знал он, что дни его сочтены.

С кряхтеньем устроившись под кустом, он, тяжело дыша, смотрел на могилу Учителя, и никого уже не было видно на пыльной дороге.

Мир так и не узнал, что такое христианство.

…А спустя две с лишним тысячи лет Совет Всемирной Единственной Буддийской Церкви принял решение о переходе всего человечества в нирвану – абсолютное небытие – наивысшее бытие – для соединения с Буддой...

В урочный час каждый живущий принял порцию порошка – родители позаботились о младенцах, врачи – о лежачих в беспамятстве больных – и вновь Земля стала безвидна и пуста, только на сей раз ни над водой, ни над сушей уже не носился Дух Божий…

Интересная газета.
Просто Фантастика.
№12 (111) 2002 год

Комментарии к "А.Корепанов. Казнить нельзя, помиловать"

Зарегистрируйтесь или войдите - и тогда сможете комментировать. Это просто. Простите за гайки - боты свирепствуют.

Ошибка (#32)