Мифы Южной Америки

— дочерние страницы:
Мифы Южной Америки
Мифы Южной Америки

Южноамериканские индейские (индеанские) мифы. Вкрапления христианства. Не для детей.

Непослушная девушка
Непослушная девушка

Муж с женою пошли за медом. Вот дупло, сказал муж. Отлично, сказала жена. На следующий день они явились к дереву снова, срубили его и начали доставать мед. Только женщине не терпелось. Она не стала ждать, пока муж выскоблит дупло дочиста, а запустив руку внутрь, принялась жадно есть.

Марушава и Кудуду
Марушава и Кудуду

Жили вместе два брата, старший с женой. Жили они в одной хижине, и дело кончилось тем, что младший влюбился в невестку. Как только старший куда-нибудь уходил, его жена и брат предавались ласкам, пробуя то один, то другой способ удовлетворить свою страсть. Старшему брату об этих играх стало известно...

Мифы индейцев Южной Америки


ВОЙНА С КРАСНОГЛАЗЫМИ


64. Муха

Женщина из племени варрау вышла замуж за индейца-кариба. Однажды муж говорит:

Мои родители живут в лесу. Пойдем навестим их, мне хотелось бы вас познакомить.

После долгого путешествия супруги достигли страны карибов. Их языка гостья не понимала, поэтому к ней приставили местную женщину, которая с грехом пополам изъяснялась на варрау. Вождь карибов велел заботиться о чужестранке и кормить ее.

Подав еду, женщина-кариб моментально исчезла. Вместо нее появилась огромная муха. Она кружилась над подносом с пищей и пыталась сесть на руку женщине.

Куда же девалась моя хозяйка? недоумевала гостья.

Взгляд ее упал на поднос: по нему ползали черви и прочие мерзкие твари. Полагая, что осталась одна, индеанка-варрау схватила поднос и выбросила в яму ту гадость, которую ей хотели предложить на обед.

Вернувшись в хижину, она снова увидела карибскую женщину. Та обрушила на гостью поток злобной брани:

Думала, никто не видит тебя, муху выгнать хотела? Я и была мухой! Вот пойду теперь расскажу вождю, как ты нашей пищей брезгуешь!

В ту же ночь пришли воины карибы. Они убили женщину-варрау, зажарили ее и съели.

65. Война с красноглазыми

Было время, когда наши предки-индейцы друг друга ненавидели. Однажды варрау решили, что красноглазые карибы недружелюбно на них посматривают, и договорились дать им отпор.

Один индеец натерся волшебным пчелиным воском и сделался легким. Его так и прозвали легкотелый. Он был нашим врагом, красноглазым. Этот легкотелый явился к варрау и убил одного мужчину, ударив его дубинкой по голове. А потом пришел к нашим детям и говорит:

Эти дети хотят есть! Вот этот хочет пальмовой муки!

Сказал и убил ребенка.

А этот хочет жареной рыбы!

Опять взмахнул дубинкой и разнес мальчику голову.

А вот этот желает вкусных личинок, что живут в гнилом дереве!

Теперь он прикончил третьего ребенка вслед за вторым.

Но тут у наших тоже появился легкотелый, дабы было кому защититься от предводителя красноглазых.

Мы им не поддадимся! обещал он.

Наш легкотелый схватил красноглазого мальчика и говорит:

Этот мальчик хочет мяса дикой свиньи!

И тут же его дубинкой.

Говядину он тоже желает!

И снова дубинкой.

Он даже хочет коровьего молока!

В третий раз дубинкой по голове. Так он называл разные продукты и молотил своей палицей красноглазого мальчика.

В ответ на это убийство много красноглазых воинов приплыло на лодке с намерением уничтожить нашего легкотелого. Пока они обсуждали, что надо делать, наш легкотелый подплыл к их лодке, схватился за борт и перевернул ее. Несколько красноглазых умертвил, остальные добрались до своих и говорят:

Мы проигрываем, лучше уступить!

Однако старики подняли народ, и красноглазые снова решили на нас напасть. Они пошли и стали кричать:

Мы встали все как один. Идущие впереди уничтожьте легкотелого, не щадите его!

Прибыли они туда, где наши лодки причаливают, и говорят:

Ищите следы легкотелого.

А наш легкотелый тут же спрятался и все слышал. "Вы меня не убьете, зато я вас убью!" думает. Он неожиданно выскочил, красноглазые в панике бросились к лодке. Легкотелый лодку оттолкнул на середину реки, утопил ее там, а красноглазым разбил головы всем по очереди.

Тут красноглазые пустились на хитрость: подослали нашему легкотелому свою женщину. Он с ней спал, а в полночь она поднялась и ударила его топором. Но не убила, потому что легкотелый не мог умереть. Потом легкотелый захватил двоих красноглазых в плен и сделал своими работниками. У легкотелого были две жены, пропитание для которых должны были доставать эти двое. Легкотелый узнал, что работники соблазнили его жен. Тогда он вызвал их к себе. Те шли медленно, один на флейте играл, а легкотелый кричит:

Поторапливайтесь!

Работники подошли, и он разбил обоим головы палицей. После этого легкотелый устроил праздник, и на нем какой-то молодой человек стал заигрывать с одной из жен легкотелого. Тот подозвал юношу, толкнул на землю, выхватил нож и вспорол ему живот. А затем вдруг как крикнет:

Встать! Кто тебя убил, а?

Сам же повернулся к присутствующим и говорит:

А вы чего перетрусили, танцуйте дальше!

Этого нашего легкотелого все стали бояться, только и думали, как лишить его жизни. Просто так его было не убить, поэтому его прикончили с помощью заклинанья. Произнесли заклинанье, и он тут же умер.

История на этом кончается. Это нам деды рассказали, как в старину варрау с красноглазыми воевали.

66. Карибы

В хижине жили две сестры, их мужья и их младший брат. Однажды мужчины охотились, а обе женщины с мальчиком пошли собирать плоды. Сперва они поплыли на лодке по узкой речной протоке. Затем, оставив лодку у берега, углубились в заросли. Их смех и веселая болтовня разносились на весь лес.

Сбегал бы ты к реке, попросили женщины брата, может быть наши мужья вернулись и ищут нас.

Мальчик дошел до берега, но там было пусто. Когда его послали во второй раз, он заметил большую птицу, летевшую над водой.

Мужья наши, видимо, недалеко, сделали заключение женщины. На-ка, возьми две корзины плодов и отнеси им. Пусть как причалят, так сразу же поедят.

Еще не дойдя до берега, мальчик услышал плеск весел, затем он увидел, как из-за поворота показалось несколько лодок. Они шли вверх по течению. Ребенку стало не по себе и он поспешил предупредить сестер.

Это наши мужья, решили женщины.

Какие мужья, вы подумайте сами, горячо доказывал мальчик. К бортам лодок привязаны дубинки и отрезанные человеческие головы; руки и ноги раскрашены, лица тоже вымазаны красным соком; вокруг бедер повязки из лубяной материи; а вообще выглядят как дикие звери. Кто еще это может быть, кроме индейцев-карибов?!

Когда мальчик в четвертый раз побежал к реке, чужие лодки уже стояли у берега. Мальчик вскарабкался на дерево и спрятался среди ветвей.

Думаю, здесь кто-то есть, раз лодка привязана, услышал он разговор.

Смотри, тропинка, пойдем-ка по ней!

Едва карибы ушли, мальчик слез, прыгнул в лодку и стал грести к дому. Позади раздались душераздирающие женские крики, однако мальчик плыл, не оглядываясь.

Карибы, карибы! прохрипел он, вбегая в дом.

Что случилось, сынок, где сестры? спросил отец, но мальчик лежал на полу и не мог произнести больше ни слова. Когда его облили водой, он немного пришел в себя.

Карибы появились, повторил он. У них к бортам лодок привязаны отрезанные головы. Они убили сестер и меня бы убили, если бы я не спрятался.

Все мужчины селения бросились следом за мальчиком. Вот и место, где женщины собирали плоды. Повсюду разбросаны предметы одежды, ожерелья, трава окрашена кровью. Рядом решетка, на которой зажарили женщин. Однако карибы уже исчезли.

67. Молодой людоед Нгети

Индейцы племени шикрин поймали Нгети, когда тот был еще совсем маленький. Его привели из похода против племени людоедов. Нгети воспитывался среди шикрин и, возмужав, обогнал ростом всех своих сверстников.

Однажды шикрин отправились в дальнюю охотничью экспедицию. Она должна была продлиться много недель, поэтому мужчин сопровождали их жены. Нгети тоже взяли охотиться. Братья Кукрут-како и Кукрут-уире остались дома, а их сестра ушла в лес.

Отойдя не так далеко от деревни, охотники разбили временный лагерь. Женщины поставили легкие хижины, разожгли костры и слонялись без дела, ожидая мужей.

Чтобы не тратить время зря, сестра Кукрут-како и Кукрут-уире присела на корточки возле своего маленького сына и стала разрисовывать тело ребенка синевато-черными узорами. Мальчик капризничал, и мать никак не могла его успокоить.

Стой как следует, повторяла она, вот сейчас твой дядя придет, он тебе задаст!

Надо сказать, что на языке шикрин слово "дядя" звучит как "а-нгети". Какой-то женщине неподалеку послышалось, что зовут приемыша-людоеда, она решила помочь.

Эй, Нгети! закричала она. Тебя, похоже, зовут!

Тот словно ожидал приглашения. Схватив большую дубинку, он подбежал к хныкающему ребенку.

Не тронь его, предупредила мать, смотри, мальчик уже ведет себя хорошо, больше не плачет, правда?

И мать взяла сына на руки.

Однако у Нгети были свои планы. Размахнувшись, он что было силы ударил женщину дубинкой по голове. Та вскрикнула и прижала к груди ребенка. Нгети же стал быстро орудовать дубинкой, нанося удары то справа, то слева. Взвизгивая и безуспешно увертываясь, мать старалась защитить свое дитя, но вскоре ослабла, выронила сына из рук и отскочила в сторону.

Тогда Нгети оставил женщину в покое и начал методично колотить мальчика. Как только тот испустил дух, Нгети выпотрошил его, поднес к огню и принялся жарить.

Мать убитого рыдала навзрыд. Она сняла ожерелья и браслеты, подвесила их за спиной и отправилась в деревню жаловаться родственникам.

Отец мальчика узнал о несчастье от своей матери, вернувшись в охотничий лагерь из леса. Хотя горе его было велико, он все же решил не покидать экспедицию и продолжать охоту.

Что касается Нгети, то юноша не обращал никакого внимания на крики и слезы. Он лишь между делом сообщил окружающим, что пойдет за маниоковыми лепешками и сладким картофелем: к жаркому нужен гарнир. Взяв палицу в руки как посох и перекинув за спину свою добычу, Нгети зашагал по тропе, петлявшей среди деревьев.

К этому времени рыдающая женщина уже добежала до деревни.

Что с тобой, ты вся в слезах, что произошло? посыпались вопросы.

Нгети убил моего сыночка! выла безутешная мать.

Вопли ее доносились до дома холостяков, где находились Кукрут-како и Кукрут-уире. Разобрать слова не было никакой возможности, но братья узнали голос сестры.

Так вам еще ничего не известно? вступил в разговор один из сидевших неподалеку мужчин. Как же, ведь Нгети убил вашего племянника, оттого его мать и рыдает.

Братья обсудили эту новость между собой. Вскоре они уже расспрашивали сестру о подробностях.

Это случилось поблизости от деревни, мы даже не успели уйти в дальний лес! объясняла она.

Ладно! принял решение Кукрут-како. Ты пока испеки маниоковых лепешек, Нгети за ними, конечно, придет. А мы пойдем устроим на тропе засаду.

Сидеть в кустах братьям пришлось недолго. Уже издалека они услышали равномерное постукивание. Это Нгети ударял по земле дубинкой в такт шагам: Бум! Бум!

Вокруг стеной стоял лес. Попугай, олень, заяц-агути все звери внимательно следили за происходящим. Но они испугались Нгети и, увидев его, разбежались.

Смотри! подтолкнул Кукрут-како брата. Он идет!

И как только Нгети поравнялся с ними, братья взяли копья наперевес и выскочили из кустов.

Не торопись! заявили они. Наша сестра уже печет лепешки и скоро принесет их сюда!

Лепешки я собираюсь есть в деревне!

Нгети схватился обеими руками за копья и развел их острия в стороны.

Ху! Ху! произнес он при этом.

Тут братья рванули копья на себя, и Нгети, чтобы не упасть, разжал пальцы. Мужчины нагнулись, схватили каждый по горсти мелкого песка и метнули в глаза противнику. Нгети замешкался, и в ту же секунду братья пронзили копьями его тело. Добили Нгети его же дубинкой, которую он выронил, когда схватился за копья. Вернувшись в деревню, братья вручили сестре жареное тельце своего племянника, чтобы та похоронила его как положено.

Между тем в охотничьем лагере услышали доносившиеся с тропы крики.

Это Кукрут-како и Кукрут-уире убивают Нгети! говорили люди друг другу. А утром группа подростков обнаружила труп.

Нгети был по всем правилам усыновлен в племени, поэтому многие считали его своим родственником. Этих людей весть о его убийстве глубоко возмутила. Что же касается Кукрут-како и Кукрут-уире, то они договорились с небольшой группой ближайших родственников и друзей, чтобы те помогли им построить в лесу отдельную хижину. Братья забаррикадировались в ней и стали ждать нападения.

На следующий день толпа мужчин окружила хижину и принялась обстреливать ее из луков. Братья, сидя внутри, чувствовали себя в безопасности.

Ох, как страшно! восклицали они, корча друг другу рожи.

Осторожней, а то как бы тебя не убили! завопил Кукрут-како, после чего оба закатились таким хохотом, что свалились на земляной пол и катались по нему, держась за животы.

Нападавшим, однако, казалось, что осажденные кричат от испуга. Ободренные этим, мужчины подбежали вплотную к хижине и попробовать содрать с каркаса покрытие из жестких пальмовых листьев.

Пошли, убьем парочку этих дураков! предложил Кукрут-како.

Пошли! согласился Кукрут-уире.

Оба вымазали лицо сажей, взяли в руки дубины и заревели перед атакой. Первыми упали замертво двое нападавших, пытавшихся разобрать заслон из веток и листьев в проходе. Перескочив через их тела и оказавшись снаружи, Кукрут-како начал разбивать головы тех противников, которые собрались слева от хижины, а Кукрутуире убивал всех, находившихся по правую сторону. Когда все было кончено, братья стали смотреть, не осталось ли раненых. Действительно, несколько человек еще стонали и шевелились.

Сейчас вы умрете! объявили им братья и выполнили обещание, нанося лежащим удары по шее.

В деревне герои застали только своих ближайших родственников. Все прочие обитатели в страхе бежали в лес. Не надеясь вернуться к своим домам и полям, они приступили на новом месте к расчистке леса под огороды. Одна девочка подошла посмотреть, как мужчины валят большое дерево. Щепка отскочила ей в рот и застряла в горле. Утром отец ребенка решил, что придется вернуться в деревню и принести лепешек: если дочь проглотит кусок, она, может быть, избавится от занозы.

Не ходи! вцепилась в него жена. Хоть Кукрут-како и мой брат, он убьет тебя! Или забыл, что случилось вчера?

Но мужчина не испугался, явился прямо к Кукрут-како и сказал:

Моя жена утверждает, что ты хочешь меня убить, это правда?

Вовсе нет! улыбнулся Кукрут-како. Ведь больше я совсем не сержусь!

Раз так, то это очень хорошо, ответил мужчина.

И вообще, хватит драться! заговорили братья. Нам надоело сидеть на солнце и ждать, пока высохнет кровь. Когда мы были маленькими, наш отец дал нам луки и стрелы, и мы целыми днями играли в войну. А теперь выросли, мы уже и Нгети убили, а до него Окти, а вчера скольким силачам разнесли головы, а? Этого достаточно! Теперь мы настоящие мужчины. Поэтому ты, наш зять, отправляйся к тем, кто бежал за лес, и скажи им пусть возвращаются!

А потом братья наполнили большие корзины бананами, ямсом и сладким картофелем. Они отнесли их в заросли и расставили вдоль тропы, чтобы идущим в деревню было, чем по пути утолить голод.

На этом рассказ закончен.

68. Корзина

У женщины были муж и два младших брата. На улице шел сильный дождь. Братья подошли к зятю, связали его и выбросили из дома.

Утром мужчина проснулся и сказал себе:

Теперь я увидел свой сон!

Позже он направился вместе с братьями жены в лес и заметил там стадо диких свиней. Тоща он вернулся за женой и повел ее тоже в лес. Однако кабаньих следов они больше найти не могли. Мужчина нарезал гибких прутьев и бросил их к ногам жены.

Плети большую корзину! велел он.

Женщина плакала и плела, а мужчина собирал хворост. Наконец, корзина была готова. Муж связал жену, смастерил решетку поджаривать мясо, поставил ее на кучу хвороста, поджег его, запихал женщину в корзину и положил корзину на костер.

Сестра ваша задержалась, объявил человек дома братьям жены. Я убил большую свинью и она тащит тушу.

Мальчики пошли в лес. Они нашли сестру совершенно зажаренной. Ее голова была обращена в сторону тропы. В это время убийца сел в лодку. Проплыв некоторое расстояние, он выскочил на берег и побежал через лес. Братья догнали его и застрелили. Труп они оставили под корнями упавшего дерева.

С этого момента все индейцы стали готовить копья и гарпуны. Двое братьев и несколько родственников убитой женщины объявили всем войну.

У кого глаз не меткий, тот станет вороньим дерьмом! говорили они.

Вот уже большинство воинов пало в бою, но сами братья намазались колдовской мазью и оставались невредимы, неся врагам смерть. Дядя, плача, подошел к обоим племянникам и сказал:

Хватит, успокойтесь, пожалуйста!

Эа, эа, эа, эа, прозвучало в ответ.

Юноши совсем ошалели от бесконечного убийства.

Успокойтесь же! твердил дядя, но они не обращали внимания.

У кого глаз не меткий, тот станет вороньим дерьмом! повторяли безумные мальчики и били дубинками по стволу пальмы:

Бао, бао, бао, бао!

Вот так двое маленьких мальчиков перебили массу народу.

69. Охотница

Индейцы пошли ловить рыбу. Между тем в лесу объявились люди враждебного племени. Какая-то женщина вышла навстречу рыболовам, заговорила их, повела куда-то, а кончилось дело тем, что все пути отступления оказались отрезаны вооруженными воинами. Некоторых враги зажарили и съели на месте, остальных повели с собой в деревню. Там пленников посадили в клетки и стали откармливать, как поросят. Едва пленник достаточно толстел, его пускали на мясо. Все обитатели селения принимали участие в трапезе, однако самой древней старухе вечно доставались одни только отрезанные половые органы впрочем хорошо приготовленные.

Как-то раз людоеды снова принесли в селение группу индейцев. Пленников кастрировали и только потом посадили в клетки. Среди людоедов была девушка по имени Пишаавина, которая упросила оставить ей одного юношу в целости.

Не надо его ни кастрировать, ни в клетку сажать, я его сама раскормлю, обещала девица.

Уходя в лес, где на расчищенной от деревьев поляне у нее рос маниок. Пишаавина теперь всеща брала юношу с собой, чтобы развлечься.

Как-то раз она осталась наедине со старухой.

Бежала бы ты отсюда, посоветовала та. И не бойся, я вас не выдам. Я наших мужчин терпеть не могу, уж сколько лет меня кормят одними пенисами, до смерти надоело!

Послушавшись совета, Пишаавина скрылась вместе с любовником. После полудня их хватились.

А ты знаешь, куда идти? волновался юноша.

На берегу реки беглецы нашли плот и поплыли. Так они ушли от погони и добрались до мест, хорошо знакомых индейцу. Пишаавина попросила причалить.

Здесь нас уже не преследуют, сказала она, подумай, что хотел бы принести домой?

Думать можно что угодно, возразил юноша, но для охоты и рыбной ловли у меня с собой нет ничего, кроме собственных рук.

Ну, что ж, на вершине этого дерева сидит обезьяна, ее можно поймать руками!

Нет, слишком она уродлива, да и разбиться недолго.

Тогда Пишаавина сама залезла на дерево и стала сбрасывать вниз придушенных обезьян.

У Пишаавины обнаружились удивительные охотничьи способности, она с легкостью добывала оленей и диких свиней. Пропадала в лесу целыми днями до тех самых пор, пока не забеременела. Она родила двоих сыновей, а вскоре затем погибла: застряла рукою в дупле. Муж нашел и зарыл ее труп. Сыновья Пишаавины выросли великолепными охотниками, никогда без дичи не возвращались.

70. Хозяйка рыбы

Тейму была хозяйкой рыбы. В вульве у нее росли зубы и она ела людей. А если ходила по лесу, то грызла зубастой вульвой деревья. Рассказывают и по-другому: будто Тейму был мужчиной и жрал рыбу своим зубастым задом. Кто знает, но мы станем придерживаться первого варианта.

Однажды Тейму ловила рыбу. К берегу реки подошел Анду и предложил помочь.

Давай, отвечала Тейму, потом рыбу поделим.

Стали ловить, каждый поймал изрядно. Близился вечер, оба пошли домой. Заглянув в сумку Тейму, Анду удивился, заметив там лишь нескольких рыбешек. Не успел он спросить, где остальные, как увидел, что его спутница запихивает их себе между ног. Анду перетрусил.

А ведь это Тейму, сообразил он, сейчас меня сожрет!

На бугре стояли четыре огромных дерева. Анду опрометью бросился к ближайшему и вскарабкался вверх по стволу. Тейму, занятая пережевыванием рыбы, не сразу заметила, что осталась одна. Оглянувшись, она стала спрашивать рыб, где же Анду. Все рыбы молчали, но сом, испугавшись, скосил глаза на вершину дерева. Тогда Тейма принялась крошить ствол теми зубами, что были у нее в лоне. Чтобы дело шло быстрее, она позвала на помощь белку, крысу и других грызунов. Зверюшки принялись за работу, но быстро сточили зубы. Взамен Тейму дала каждому длинные хорошие резцы из прочного дерева те самые, что у них сейчас.

Дерево не рухнуло, к счастью, разом, а стало медленно крениться на сторону. Оттолкнувшись палкой-копалкой, которую Анду повсюду носил с собой, он перепрыгнул на другое дерево. Тейму же собрала упавших тараканов, бабочек и прочую дрянь и сожрала их, полагая, что съела Анду. Однако, на всякий случай, она раскрыла себе живот и спросила:

Как там, съела я уже Анду?

Вовсе нет! ответили тараканы.

Пришлось грызть дерево, на котором прятался Анду теперь, а после него третье и четвертое. Сидя в ветвях и дрожа от страха, Анду жалел, что у него нет крыльев.

Просишь посадить тебя на спину, стал упрекать его ворон, а сам тоже наверное злословил, будто я безобразный и разную гадость клюю?

В жизни такого не думал! отвечал Анду, и убедил-таки ворона спасти его от Тейму.

Ворон предупредил седока вниз не смотреть. Пусть влекущие звуки флейт, барабанов и погремушек будут слышны с земли Анду не должен обращать на них внимания. Два селения миновали благополучно, но, пролетая над третьим, Анду посмотрел вниз уголком глаз. Ворон стал терять высоту и упал.

Теперь лечи меня как хочешь, иначе оба погибнем! заявил ворон.

Анду наложил на сломанное крыло шину, употребив для того свою незаменимую палку-копалку. Полет продолжался.

71. Старуха и осы

Смотри, говорила бабушка внуку, проплывая с ним в лодке вдоль берега, смотри, осиное гнездо! А рядом с ним птичье, в нем яйца!

Они причалили.

Когда подойдем к дереву, плюнем в дупло! продолжала учить старуха.

Вот они, птичьи яйца, бормотала она, карабкаясь на дерево, вот они. Здесь их птички откладывают. Здесь птички ночуют и здесь же яйца откладывают!

Женщина добралась до дупла и плюнула внутрь. Рой ос вылетел из отверстия. Ужаленная, старуха упала на землю.

Бабушка убилась! воскликнул внук, но старуха поднялась.

Жива я, сказала она.

Ее набедренная повязка слетела и старуха стояла теперь совсем голая.

А вот здесь, указала она на то место, которое должна была прикрывать повязка, здесь пасть крокодила!

Некоторые рассказывают продолжение этой истории. Набедренная повязка повисла на кончике тонкой ветки. Внук сумел сбить ее на землю стрелой, однако бедная старушка очень стеснялась того глупого положения, в котором она оказалась. "Обещаешь никому не говорить о том, что произошло?" донимала она мальчика по пути домой. Тот обещал, но женщина не слишком верила внуку и с той поры никуда от себя не отпускала. Наконец, внук убежал к родителям и поведал им историю с осами. Смеялась вся деревня. От стыда старушка заплакала и умерла.

72. Бабушка

Женщина оставила дома двух своих маленьких девочек, а сама пошла в рощу. Там она собиралась наскрести съедобный крахмал, который индейцы варрау добывают из сердцевины пальмы. Пока матери не было, появилась бабушка и говорит: "Внученьки, пойдемте со мной, я вас к маме отведу". Девочки послушались и даже не обратили внимания на то, что ведут их вовсе не в рощу, а в дремучий лес. Добрались до какого-то ручья. На берегу старуха села в землю и стала плести корзину. "Залезайте!" велела она внучкам. Послушные девочки опять сделали, как им было сказано. Бабушка накрыла корзину крышкой и спихнула в ручей. Девочки утонули.

Старуха пошла к другому дому. "Здравствуйте, мои маленькие! приветствовала она братишку с сестренкой, которые тоже поджидали возвращения родителей. Я ваша бабушка, узнаете?" Этих детей старуха повела к тому же ручью и уже было принялась за корзину, однако решила предупредить: "Вы, говорит, играйте передо мной, а за спиной у меня напрасно не бегайте!" Мальчик при первом удобном случае заглянул бабушке за спину и увидел, что тело ее с той стороны светилось, будто внутри раскаленные угли. "Это же злой дух Кау-насса", сообразил он и, прихватив сестру, побежал с нею к дому. "Кау-насса, Кау-насса!" крикнул он, обернувшись. Старуха расстроилась, что ее опознали, и с досады взорвалась. Пламя вихрем взметнулось вверх и исчезло в небе.

73. Амазонки

В одном селении индейцев карихона жил знаменитый охотник на тапиров. В том же селении жил другой человек, который ни одного тапира убить не мог, как ни старался.

Соседи смеялись над неудачником, девушки не желали с ним знаться.

Испробовав все прочие способы, человек решил выучиться колдовству. Он стал посылать на тапиров заколдованных пчел и муравьев, от чьих укусов животные засыпали. Постепенно охотнику удалось существенно сократить дистанцию, на которую тапиры его не подпускали. И вот однажды он подкрался настолько бесшумно, что вплотную приблизился к спящему зверю.

Охотник мог бы убить животное, и история на том бы закончилась. Однако просто явиться домой с добычей ему показалось мало: куда интереснее привести тапира живым! Не долго думая, человек залез рукой в зад тапиру, надеясь повести его за собой. Случилось наоборот, тапир вскочил и сам поволок индейца. Рука застряла, пришлось бежать вслед за тапиром. Скачка длилась несколько дней. Весь в царапинах и ушибах, обессилевший охотник ждал смерти, как вдруг тапир выбежал на берег огромной реки и остановился. Он расслабил кишку, человек освободился наружу.

"Давай перевезу тебя на тот берег, предложил тапир. Наверное не знаешь, какая там благодать: кругом ананасы растут, полно других фруктов!" Индеец взобрался тапиру на спину, они поплыли. Когда тапир уставал, он совсем уходил под воду. Удивительно, что седок все же не захлебнулся. Наконец, спутники выбрались на противоположный берег.

Решили, что первым за ананасом отправится человек. Пойдя по тропе, индеец дивился на возделанные поля и фруктовые сады, начинавшиеся почти от самого берега.

Воистину, тапир не обманул его. Охотник набрал спелых сочных плодов и вернулся к товарищу. "Что ты принес неужели не смог выбрать получше!" возмутился тапир. Выяснилось, что для тапира зрелые ананасы это зеленые и наоборот. Теперь тапир сам отправился за плодами.

Не дождавшись возвращения спутника, человек пошел его искать и нашел на дне ямы-ловушки. Он попробовал вытащить зверя, но тот оказался слишком тяжелым. В неудачных попытках спасти товарища прошла ночь, а утром послышался звук флейт. К яме приближалась толпа женщин, разукрашенных так, будто это воины-мужчины.

"Гии-риномо, амазонки!" понял индеец. Он, однако, не струсил: направившись навстречу к предводительнице, смело протянул руку к ее вульве.

"Постой, это опасно! остановила женщина. Сейчас тебе лучше всего сидеть тихо, забравшись на дерево, а я тут пока займу своих подружек работой!" Амазонки вытащили из ямы тапира и освежевали его. Одни стали жарить мясо, другие подносить хворост. Когда жаркое было готово, амазонки направились к себе в селение, а предводительница осталась одна. Индеец слез с дерева и стал смотреть, как она открыла свою шаманскую сумочку, достала гребень и принялась вычесывать из волос на лобке кишевших там скорпионов, пауков, ядовитых муравьев и многоножек. После этого она ласково взглянула на индейца и предложила с нею лечь.

У гии-риномо не было мужчин, так что обычно они совокуплялись с особыми предметами, из которых выбрызгивалось семя. Теперь предводительница отвела индейца в свой просторный дом и показала подругам. В течение нескольких дней он постарался удовлетворить всех амазонок, но забеременела после соития лишь сама предводительница. Прочие женщины обиделись и решили мужчину убить.

Вождь гии-риномо и человек договорился вместе бежать. Сделать это мешали волшебные зеркала, в которые амазонки могли увидеть любое живое существо, где бы то ни находилось. Беглецы разбили зеркала, а осколки залили мутным каучуковым соком. Краешек зеркала, хранившегося у какой-то старухи, остался однако незамутненным.

Хоть и нечетко, но гии-риномо все же увидели, как мужчина и женщина садятся в лодку, грузят в нее тушу молодого оленя и плывут вниз по реке. Определив местоположение беглецов, амазонки бросили в них свой волшебный гарпун. К счастью, острие попало в оленя. Пока преследователи вытягивали тушу, индеец со своей возлюбленной достигли мест, до которых власть амазонок не простиралась. Они пришли в родной дом охотника и зажили как все люди.

74. Многоженец

Жил индеец из племени варрау, который имел много жен. Он был достойный человек, и жены отлично с ним ладили никаких ссор, никаких жалоб. Казалось бы, ругань здесь неизбежна, но нет все были друг другом довольны. Муж всегда доставал еду и кормил своих жен. Дела действительно шли хорошо.

Шли хорошо, да пошли плохо. Утром муж повел жен в пальмовую рощу добывать древесный крахмал. Чудесный день, у всех отличное настроение. Человек принялся рубить ствол и выскребать из сердцевины крахмал.

Эй, жены, крикнул он, - собирайте муку! но никто не ответил

Мужчина позвал еще раз тишина. А между тем женщины слышали мужа, однако притворились, будто не слышат. Их мысли приняли дурной оборот.

Муж рассердился. Он поднял палку и пошел искать жен. А в это время старшая обошла остальных и предупредила:

Если он вас побьет, пусть так и будет. Но меня ему бить нельзя. Пока ждите и слушайте, что я велю вам.

Муж догнал младшую жену и побил. Затем ударил палкой вторую, третью и всех остальных. Получив свою порцию ударов, каждая начинала вопить:

Он нас бьет!

Осталась старшая жена, и лучше бы было мужу ее не трогать. Однако он побил и ее.

Хватайте его! скомандовала жена в ответ.

Женщины повалили мужчину на землю и принялись мучить: оттягивали мошонку, давили яички, пока не довели до полусмерти. Потом они туго перевязали мошонку веревкой и ушли.

Идем быстрее, торопила старшая из подруг, его брат появится в любую минуту!

Однако когда они добрались до дома, юноша еще играл на дудочке.

Твой старший брат задержался, сообщили женщины, ему тяжело нести собранный крахмал, и он просит тебя помочь.

Молодой человек застал брата при смерти.

Твои жены обманули меня, наговорили всякий вздор про крахмал, произнес он. Обхвати меня за шею, попробую тебя донести.

Дома женщин не оказалось.

Я их убью! грозил младший брат. Вот только куда они делись?

Они пошли вон в ту сторону, подсказал кто-то из родственников, и юноша бросился в погоню.

Он срезал дорогу на повороте и настиг женщин у реки, когда те уже прыгали в лодку. Юноше удалось ранить самую младшую, сидевшую на корме. Рана воспалилась.

Достигнув противоположного берега, женщины устремились в лес, их внешность преобразилась. Послышался свирепые звуки:

Оху! Оху! Оху!

Женщины превратились в свиней в тех свиней, которых люди едят.

Юноша затравил одну собаками и зажарил. Попробовал, прожевал вкуснятина! Чуть задах был посторонний. Впрочем и запах и вкус не изменились ведь это же были те же индейские женщины.

С тех пор мы едим свинину вкуснейшее мясо! Это все, что рассказывали наши деды про тех, кто превратился в диких свиней. А мы следуем из: старым рассказам рассказам о превращениях, рассказам о наших предках. Это все.

75. Крокодил

Жил богатый человек. Он владел бесчисленными стадами коров и овец, обширными угодьями, а женился на редкостной красавице. К сожалению, жена оставалась бесплодной. В данном случае это было особенно обидно, ибо сам брак заключили прежде всего в надежде обзавестись наследниками.

Муж и жена многократно ходили в церковь, вымаливая потомство.

Кому оставим мы наши стада и земли! восклицали они, падая на колени.

В такие минуты оба порой проливали слезы. Порой, впрочем, не проливали.

Через десять лет муж предложил взять какого-нибудь ребенка на воспитание, но жена отказалась. Она полагала, что надо и дальше просить Господа даровать сына.

Наконец, на пятнадцатом году замужества женщина забеременела. Прошло пять месяцев, а затем и девять. Однако потребовался еще месяц, прежде чем женщина смогла родить. Принимавшие роды четверо повитух узрели младенца в облике крокодила с человеческой головой.

Послал им Бог крокодила значит, так надо! рассуждали повитухи.

Мать дала новорожденному грудь, стала воспитывать у себя в доме и полюбила все же родной сын. Отец запил.

Незаметно миновало пять лет, сын заговорил. Это крокодил-то! Но вот на задних лапах ходить так и не научился, все ползал на брюхе. Потом ему исполнилось десять лет, а там и пятнадцать: крокодил освоил чтение. Писать, правда не мог лапа не позволяла. Этих когтистых лап было четыре. И хвост здоровенный! Рос крокодил быстро, огромный стал, матерый такой, ох, матерый! И цвета, пожалуй что красноватого, вернее попросту ярко-красного.

Когда ему исполнилось восемнадцать, потребовал себе женщину.

Жениться желаю! сказал матери.

То есть что ты имеешь в виду? удивилась та. Как ты можешь жениться?

Будто не знаешь у вас же столько добра, богатства какие! Жени и все! Ведь вы меня как наследника выклянчили, сам я рожать себя не просил, отвечал крокодил.

Сын все же, надо достать ему жену, решили родители.

Поискав, невесту нашли. Все слышали, что жених крокодил, но зато богатый наследник, поэтому родители девушки уступили. "Может, ничего с ней особенного не случится?" размышляли они.

Свадьба была роскошная. Состоялась она в доме священника, отслужившего перед этим обедню. Невеста оказалась прехорошенькой. Молодых с песнями довели до опочивальни молодого в сущности несли, ведь на задних лапах он не передвигался. Невесту раздели, оставили ей три свечи и затворили дверь.

Ночью крокодил задул свечу и велел супруге:

Ложись!

Та, по своей невинности, ничего плохого не ожидала, легла, а крокодил бросился на нее и пожрал. Сперва кровь выпил, а потом скушал все до последнего пальчика.

Утром родители пришли поздравить молодых в руках кружки с пуншем. Стучат в дверь, открывают пол склизкий, по нему кости разбросаны, крокодил тоже в крови, морда красная. Что теперь делать?!

Пришлось платить родителям невесты жуткую сумму денег, чтобы они не начали никуда жаловаться. Хорошо сумели договориться.

Как ты мог сожрать женщину, которую дали тебе в супруги! посыпались на крокодила упреки.

А тут ничего не поделаешь есть хотел! отрезал сынок.

Тогда ему привели новую жену из другого селения. Снова отпраздновали свадьбу и опять та же история: для начала, перекусив горло, выпил у молодой кровь, а потом объел мясо.

Так повторялось неоднократно. Теперь уже повсюду стало известно, что крокодил пожирает невест. В конце концов попалась очень красивая, но бедная девушка. Родители крокодила явились к ее отцу.

Нет, отвечал он, о вашем сыне слишком много чего рассказывают!

Пусть рассказывают, не в том дело! Если с вашей дочерью случится какая-нибудь неприятность, дадим за нее настоящую цену, в накладе не окажетесь!

Ладно, заколебался отец девушки, я с ней поговорю.

Отец принялся умолять дочь, а сам плачет.

Ты же знаешь, сколько у нас детей, кормить нечем. А так получим скот, землю, деньги. Если же с тобой что случится, закажем торжественную обедню. А твои младшие братишки и сестренки представляешь, какое образование мы им дадим!

Девушка склонялась к тому, чтобы пожертвовать собой ради семьи, но все же решила посоветоваться с колдуньей. Та взяла девушку за руку и стала изучать линии на ладони.

Так... Ясно, что суждено тебе выйти замуж. Однако... с этим, как его там, жить не будешь...

Конечно, не буду, заплакала девушка, раз он меня съест в первую же ночь!

Ничего не съест! уверенно объявила гадалка. Когда останетесь после свадьбы одни, крокодил тебе скажет ложись! А ты не слушайся, пусть он первый ляжет. А как ляжет, то жди пока заснет, тогда ложись рядом. И еще: когда он станет ложиться, раздастся звук, словно кожу сдирают так ты не бойся, ничего плохого от этого не будет. Не волнуйся!

Красавица побежала к родителям в радостном настроении. Узнав, что дочь согласна, те тут же отправились к дому будущего жениха. Крокодил услышал, что дело сладилось и от счастья даже перекувырнулся пару раз через голову. А потом забрался на кровать он лежал на ней целыми днями, лишь изредка спускался на пол.

Итак, опять свадьба. Играла музыка и все лишь по поводу бракосочетания паршивого крокодила! Пока длилась церемония, жених дремал на скамейке. Но лицо у него было человеческое, глазки такие серые. В опочивальне крокодил задул свечу.

Ложись! сказал он супруге.

Нет, ты ложись первым!

Лечь должна ты! настаивал жених.

Только после тебя!

Да ложись же!

Не лягу и все! упорствовала невеста.

И крокодил уступил. Он лег. В темноте послышался шорох и треск, будто кожу сдирали. Женщина перепугалась ужасно. "Что-то происходит!" думала она. В замешательстве она позабыла последние наставленья колдуньи. Треск прекратился, и она снова услышала голос:

Ложись!

Но она не решалась на кровати же крокодил, готовый ее сожрать.

Женщина зажгла свечу. Гадалка прямо предостерегала не делать этого, но страх быть съеденной пересилил благоразумие. Пламя осветило не крокодила, а прекрасного рыжеволосого юношу. Она наклонилась обнять его, но тот превратился в ветер и со свистом унесся вдаль, вылетев наружу сквозь щель под стропилами крыши.

Молодая так и осталась жить в доме родителей крокодила, а те признали ее своей законной невесткой. Ведь больше у них все равно никого не было.

Матери исчезнувшего крокодила люди сказали:

Вот умрешь и станут тебе в наказанье одну грудь змея сосать, а другую жаба. Потому что нельзя просить у Бога того, что он не желает давать. Никогда у тебя детей не будет!

76. Неудачная свадьба

Девушка отвергала всех женихов. Наконец, появился мужчина ее мечты: роскошно одетый красавец. Откуда он взялся, никто не знал. После свадьбы он за единственный день выстроил дом и наполнил его разной утварью: скамейки, корыта, ступки все появлялось мгновенно. Было ясно, что дело нечисто, однако чего именно надо бояться, девушка понять не могла. На свадебном пиру жених повел себя странно: потребовал сырую утку и заглотал ее одним духом с потрохами и с перьями. Этот удивительный случай заставил невесту задуматься.

После свадьбы молодые переехали в новый дом. Трое суток лежала женщина в гамаке, поджидая супруга, но он не соизволил явиться. Все это время он морил себя голодом, разжигал аппетит. На четвертую ночь муж подошел и велел жене лечь ногами к его голове. Она повиновалась, а он стал заглатывать ее ноги.

Мама, мама, меня кто-то ест! завопила женщина.

Не слушай ее, крикнул мужчина, я лишь исполняю свои обязанности как добрый супруг!

Утром мать вошла в дом новобрачных. Дочери нигде не было, а в гамаке покачивалась огромная пузатая змея. Несчастная мать бросилась к священнику, венчавшему пару, и стала умолять его прикончить гада.

Я не могу выполнить твою просьбу, ответил священник, ведь тот, кого я венчал, был католик!

Вот какое наказание постигло девушку, пожелавшую выйти замуж не за индейца племени варрау, а за чужестранца.

77. Волосы

Вначале женщины и дети ходили лысыми. Волосы были только у мужчин. А после вот что случилось.

Индеец отправился вместе с женой в лодке вдоль одного из протоков дельты Ориноко. Проплывая мимо покинутой хижины, супруги решили остаться в ней на ночь. Они привязали лодку к склоненному над водой дереву и повесили гамаки под крышей из пальмовых листьев.

Оба не знали, что рядом живет людоед хозяин участка по обеим сторонам реки. Все здесь принадлежало ему, в том числе женщины, если им приходилось сюда попадать.

Подождав, пока муж захрапит, владелец участка приблизился к гамаку жены. Дело было около полуночи.

Ничего я не обязана, принялась женщина возмущаться, у меня муж есть! А ты мне не нравишься, ты противный и страшный!

Обиженный людоед вынул нож и перерезал женщине горло.

Утром индеец окликнул жену. Та не отвечала и не шевелилась. "Что с ней такое?" подумал индеец. Он вылез из гамака, сделал пару шагов и чуть не упал, поскользнувшись в крови. Рыдания и крики огласили окрестность.

Жена моя, друг мой! У меня за спиной тебе перерезали горло! Ты мертва почему же я жив до сих пор! Ай! Ай! Ай-иииии!

Тут он взглянул на воду и увидел отражение паскудной отвратительной рожи, которая кривлялась, беззвучно передразнивая рыдающего индейца. Человек выстрелил, стрела попала демону в ногу. Послышалась отчаянная брань. Индеец перепугался. Он отвязал лодку и поспешил домой предупредить шаманов о происшедшем.

Вскоре родственники индейца, потрясая священными погремушками, собрались вокруг пострадавшего.

Сегодня вечером, объявил старший шаман, мы все будем петь и греметь погремушками во славу духов! Да сопутствует успех нашему предприятию! А утром, прежде чем скроется Большая Медведица, отправимся в путь. Мужчины должны взять с собой луки и копья. В каждую лодку садятся двое воинов: один займет место на носу, другой на корме.

Путешествие заняло чуть больше суток. На утро следующего дня индейцы увидели людоеда. Он сидел, подставив поврежденную ногу лучам солнца. Шаман выбрался из лодки и подошел к раненому.

Дедушка, обратился он вежливо, зачем же вы перерезали горлышко нашей сестре? Надо было сказать, мы присмотрели б для вас другую женщину, по вашему вкусу!

Но злой дух грубо ответил, что все на данном участке его. Потом он начал грязно ругаться, осыпая индейцев проклятьями.

Слыша такое, индейцы тоже рассвирепели. Они бросились на людоеда и повыдергали ему волосы. Демон лежал на земле и орал как безумный. Захватив волосы с собой, люди прыгнули в лодки и принялись изо всех сил грести прочь от берега. В деревне по случаю великолепной победы состоялся праздник. Перед тем, как разойтись, мужчины раздали волосы людоеда женам и детям, а то, что осталось, торжественно сожгли на большом костре. Танцы продолжались до тех пор, пока не кончилось пиво. Каждый заснул там, где свалил его хмель.

Утром оказалось, что волосы людоеда, которыми дети и женщины украсили головы, приросли к ним. С тех пор индеанки племени варрау имеют более пышную шевелюру, чем их мужья.

78. Кладбище

Жили два брата. Индейцы-карибы научили старшего, как надо превращаться в ягуара. Младший брат говорит:

Слушай, стань ягуаром, я хочу посмотреть!

Нет, отвечает другой, если я сделаюсь ягуаром, ты до смерти перепугаешься!

Не перепугаюсь, у меня палка есть защищаться. Только попробуй мне угрожать узнаешь, как будет больно.

Тогда старший брат удалился к заводи, где они обычно купались, а через минуту на той же тропе показался ягуар. Зверь подошел к младшему брату, который визжал не переставая, будто его режут.

Не ешь меня, ой, не ешь меня, братец! кричал он, карабкаясь на крышу дома.

Ягуар немного рявкнул и удалился. И сразу же послышались шаги старшего брата, возвращавшегося с места купания,

Я тебя просил не пугаться, упрекнул он младшего. Ты что думал, когда я зарычал, что я тебя съесть собираюсь? Да ведь я это просто на всякий случай, чтобы ты ничего не надумал со своей глупой палкой!

Младший брат успокоился. Скоро он вовсе избавится от страха. Он стал курить сигару старшего брата и сам научился превращаться в ягуара. Однажды оба ягуара решили:

Что если пойти на индейское кладбище? В могилах ведь можно найти массу полезных вещей мало ли чего кладут родственники вместе с покойным!

В первой же разрытой могиле младший брат обнаружил топор и нож. Старшему не так повезло.

Подожди меня здесь, сказал он, я схожу посмотрю еще одно место!

Пока старший брат искал богатые погребения, младший лег отдохнуть на поваленный ствол. Мимо проходил рыбак. Не долго думая, он метнул копье и пронзил ягуара. Зверь упал на землю, но тут же вскочил и обратился в бегство.

Старший брат последовал за ним. В лесу оба приняли человеческий облик и поняли, что младший ранен серьезно. Он умер, не дойдя до деревни.

Старший брат решил отомстить. Став ягуаром, он устроил засаду на тропе, по которой должен проходить рыбак. Он прыгнул на него с дерева и загрыз.

79. Ягуар

У женщины были месячные. Это не помешало ей отправиться вместе с мужем ловить молодых попугайчиков. Муж забрался на дерево, нашел гнездо и стал бросать на землю птенцов. Жена внизу подбирала их и засовывала живыми в рот. Кровь текла у нее сверху и снизу: менструальная кровь между ног, а птичья струилась по щекам, брызгала изо рта. Муж как увидел все это, так и замер.

Что смотришь, спускайся, иначе я тебя съем! объявила жена.

Не спущусь! возразил муж.

Но куда там спустился! Жена схватила его за загривок, убила и принялась пожирать. А потом пошла домой: в руках корзина, а в ней мужняя голова, чтоб и детишки поели. Но как только свекровь взглянула на невестку, так сразу же поняла, что та теперь людоедка. Она потихоньку шепнула внучатам:

Бегите отсюда быстрей!

Невестка вцепилась свекрови в тело и в голову, но вонзить зубы в нее не смогла, лишь всю облизала. Тогда она позвала детей и говорит:

Сейчас буду вас кушать.

Однако дети удрали.

Не одни только дети, а все индейцы устремились прочь из селения. Они собрались на речном островке и принялись рыть яму. Людоедка подбежала, прыгнула и провалилась. Тут ее завалили хворостом и сожгли. А наутро пришли посмотреть в яме живой ягуар! Это людоедка в него превратилась. Но люди и ягуара сожгли, а сами вернулись в деревню.

80. Табак

Мужчина и женщина пошли в лес. Вот и дерево, замеченное еще загодя. Карабкаясь по стволу и опираясь на толстые сучья, муж добрался до дупла, достал топор и стал расширять отверстие. Просунув руку, он нащупал в дупле птенца, вытащил его и бросил жене. Птенцов было много и он принялся вынимать их одного за другим. Жена подхватывала маленьких попугайчиков и запихивала себе в рот. Муж взглянул вниз и увидел пустую корзину.

Где же птенцы, ты что ешь их, что ли? удивился человек.

Ты наверное ослеп, смотри, вот они! указала жена на какой-то закрытый тряпкой предмет.

Муж достал последнего попугайчика и снова спросил:

Ты их правда не ешь?

Да вот же они, возмутилась жена, я что, по-твоему, сырое мясо глотаю? Просто прикрыла птенцов, а то солнце светило прямо на них.

Но почему же твой рот в крови?

Муж стал спускаться.

Подожди, помогу тебе, а то упадешь, сказала жена.

Не надо, я прекрасно слезу сам.

Нет, я помогу; не хочу, чтобы ты расшибся.

Здесь бы ему и ударить женщину топором: не знаю, почему он этого не сделал. Да что там дурак был. Жена сперва подставила руки, чтоб он оперся ногой, затем поддержала под ягодицы. И тут же вцепилась в мошонку муж завизжал от боли. она сдернула его на землю и продолжала давить яички, потом принялась бить, пока не убила. Когда стало ясно, что человек мертв, она вгрызлась в мошонку зубами, оторвала яички и засунула в сумку. После этого стала не торопясь поедать тело. Объев его до костей, женщина направилась к дому.

А где отец? спросили дети.

Он задержался, скоро придет, успокоила мать.

Схожу к соседке, добавила она, увидев, что в доме рядом готовят салат.

У тебя нет соли? спросила соседка.

Эй, достань соль из моей сумки и принеси сюда! обратилась женщина к сыну.

Первое, что увидел в сумке мальчик, были мужские яички. "Неужели это моего отца, какой ужас!" подумал ребенок. Конечно, ему надо было молчать о своей находке, но вместо этого мальчик побежал к соседям, размахивая яичками будто погремушкой. Мать отреагировала мгновенно. Она обхватила обеих стоявших рядом с ней женщин и сшибла их головами. Затем вырвала яички из рук мальчика и сунула себе в рот. Она стала жевать их вместе с салатом, а две женщины лежали тут же на полу без сознания. Покончив с салатом, людоедка вернулась домой.

Настала ночь. Мать и трое ее сыновей лежали рядом. Женщина чуть приподнялась и пощупала печень каждого из детей.

У этого еще совсем маленькая, а у этого побольше, но тоже не очень, а вот у старшего довольно приличная, размышляла она. С него надо будет начать!

Удовлетворенная, она закрыла глаза. Младший брат лишь притворялся, что спит. Он следил за матерью и слышал ее бормотанье. Как только женщина задремала, мальчик осторожно разбудил братьев.

Мы должны заманить ее в ловушку! убеждал он.

А все же позор собственную мать убивать! откликнулся средний. Хотя если мы ее не убьем, тогда она, конечно, нас съест. Придется, значит, убить.

Хватит рассуждать, вставайте и поторапливайтесь! настойчиво шептал старший.

Братья прокрались к тому месту, где мать имела обыкновение набирать воду. Нагнув дерево, они натянули веревку с петлей.

Дайте-ка я попробую, сказал младший и наступил на петлю. Дерево распрямилось, увлекая за собой мальчика, он закачался в воздухе.

Отлично! хрипел младший брат, только отцепите скорее!

Братья наладили ловушку опять и вернулись в дом. Утром они разбудили мать.

Тебе не кажется, что у нас мало воды?

Позже схожу, отмахнулась женщина.

Нет, не позже, мы есть хотим! пристали дети.

Мать уступила и пошла на реку.

Нет мама, не там, там вода мутная! кричали братья, нарочно замутив воду повсюду, кроме того места, где находилась ловушка.

Вот женщина задела петлю и в ту же секунду повисла в воздухе, изрыгая проклятья и сожаления, что не съела детей накануне.

Ты умрешь! кричали дети хором, сейчас мы покончим с тобой!

Мальчики разогрели немного воска. Из воска скатали шарики, положив в каждый колючку. Эти шарики они прилепили к стрелам и принялись обстреливать бьющееся в судорогах тело матери. Метили в лицо и в живот, сразу же выбили оба глаза. Людоедка пыталась вырывать вонзившиеся шипы, но колючки обламывались. И тут она заговорила.

Я умираю, дети мои. Как только испущу дух, положите меня на подстилку из травы гуавирами и подожгите. Тогда увидите, что из меня получится.

Бедная мамочка! пожалел женщину младший из сыновей. Но что мы могли еще сделать? Ведь она сама собиралась убить нас, да вдобавок съела отца!

Прошло немало времени, прежде чем женщина действительно умерла. Однако дети не решались подойти ближе и продолжала стрелять. Наконец, старший велел им остановиться.

Помоги мне вынуть ее, скомандовал он, и сразу тащите вон туда, видите, где трава гуавирами растет!

Потребовалось немало труда, чтобы сжечь тело дотла. Мальчики стояли у пылающего костра и сокрушались.

Как все же жалко, говорили они, родная мать! Никогда бы ее не убили, не превратись она в нечто странное. Отца нас лишила!

Когда братья возвращались в деревню, их сверстники кричали им вслед:

Смотрите, эти трое убили мать, а теперь идут домой, смотрите на них!

Весь остаток дня братья срезали тростник и делали новые стрелы.

Вскоре они посетили место сожжения матери. Там выросло необычное пахучее растение табак. Они попробовали его закурить и почувствовали тошноту, но вскоре привыкли и дым стал им даже нравиться. Насушив табачных листьев, мальчики отправились в деревню. Навстречу вышел старик с трубкой в руке.

Закурить не найдется? спросил он.

Братья дали ему листьев, старик вдохнул дым и тут же упал, потеряв сознание.

Ох, и крепок же этот табак! восхищались люди.

Каждый мужчина получил долю курева.

На следующий день, захватив охапки приготовленных стрел, мальчики вышли на ровное место и нацелили луки вверх. Первая стрела вернулась назад, но уже следующая впилась в небесный свод. Стрелы, пущенные ей вслед, застревали в конце одна у другой, образовав цепочку, свисающую до земли. Первым полез младший брат, за ним остальные. Крепкой была та цепь, сильными те шаманы! Вот и небо. Братья зашагали по ровному полю, затем выбрались на дорогу и пошли мимо посевов кукурузы и огородов с дынями, прямо в селение людей-птиц.

Смотрите, кто к нам явился! говорили высыпавшие навстречу жители. Ведь это те самые знаменитые мальчики, убившие мать!

Братья потом лишь один единственный раз спускались на землю посмотреть, хорошо ли растет табак. Больше они не возвращались, оставшись на небе. Это были древние люди, люди ушедшего времени. Вот, я дошел до конца.

81. Любитель детей

В зарослях около берега жил индеец. Мимо его дома мало кто проходил главным образом бедняки, собирающие дикие фрукты.

Человек этот имел обыкновение ловить детей и поедать их. Головы насаживал на колья и расставлял в разных местах под деревьями, на пляже у моря, в дюнах. Однажды поймал собственного племянника и его тоже скушал. Брат людоеда пошел по следам и застал этого человека спящим. Он всегда спал, наевшись детского мяса.

Вот кто любитель человечины! сказал брат. И ведь многих уже сожрал!

Поймали его, накинув сонному на шею петлю. Человек этот был силы недюжинной и когда вскочил, отчаянно отбивался, но с веревкой на шее ему некуда было деться.

Его убили. Умер он потому, что детей ел. Теперь покойником стал. Потом люди пошли посмотреть, что он там кушал. Действительно, вокруг дома повсюду торчали на кольях головы. Случилось это в Полосю, к северу от Кохоро.

Его хотели хоронить, но он ожил. Тогда его разрезали на мелкие части, разбросав их в разные стороны. Все члены разрубили пополам, даже голову.

Тогда он окончательно умер.

82. И никто не узнал

В одном селении варили пиво. Народ собрался из разных мест: пили, плясали, пели.

Настала ночь. Люди устали.

Пора домой, решили двое мужчин и отправились по тропе через лес.

Дорогой они нагнали одинокого путника, жителя соседней деревни. Слово за слово поссорились, потом начали драться. У этих двоих была с собой дубинка. Ею противнику снесли лицевую часть черепа. Кусочек мяса около левого глаза даже совсем отвалился.

Что будем делать? спросил один из мужчин другого. Куда денем труп? Вождь узнает нам не поздоровится.

Можно, конечно, зарыть, ответил другой, но ведь отроют и сразу поймут, что человека убили; след от такого удара не скроешь.

Может, съедим его? решили они под конец.

Развели огонь, зажарили мясо и съели.

А вождь об убийстве так никогда и не услышал.

Мне об этом отец рассказывал, он знает все доподлинно.

83. Водопад

У индейцев племени иранше есть бамбуковые флейты, которые женщинам видеть запрещено. Мужчины играют на них, закрывшись в специальной хижине, либо где-нибудь от деревни подальше. Полезно играть на краю поля, так как звуки музыки помогают кукурузе расти. Если женщина увидела флейту, ее добивают до смерти палками.

Один человек собрал соседей помочь расчистить участок под огород. Мужчины взяли с собой флейты, намереваясь потренироваться в игре. Маленький сын хозяина участка отправился вместе с отцом. В полдень стало жарко, лесорубов мучила жажда.

Слушай, сынок, крикнул отец, сбегай, узнай у матери, готово ли пиво!

Не дождавшись возвращения мальчика, отец пошел за ним следом. Уже издали услышал он голос сына.

Как там пиво, спрашивал тот у матери, а то мужчины в лесу страшно голодны?

Войдя в дом, отец сбил мальчика с ног и с размаху ударил его.

Ты что, одурел? закричала жена.

Извини, ответил ей муж, у меня в голове совсем помутилось, твое пиво какое-то скверное, отравился, похоже.

Вернувшись к товарищам, индеец объявил:

Сын мой рассказал дома, будто мы здесь голодаем. Я его собираюсь убить. Если хотите, то можете его потом съесть!

В ответ мужчины разожгли огромный костер и стали поджидать мальчика.

А костер зачем? спросил тот, подходя.

Видишь ли, дружок, ответил отец, мы тут зайца-агути из норы выволокли, сейчас его жарить станем. Иди-ка сюда, поищу у тебя в волосах, а то вши, наверное, замучили!

Слезы закапали из глаз у индейца, когда он склонился над ребенком.

Что это капает? спросил мальчик.

Жарко, пот капает, отвечал отец, хватая сына и бросая его в огонь.

Другие индейцы тут же прижали мальчика рогатиной и стали ждать, пока он зажарится. Решив, что мясо готово, они отрезали одну руку и передали отцу. Остальные части жаркого положили на землю на широкий пальмовый лист. Вскоре от мальчика остались только дочиста обглоданные косточки.

После обеда индеец принес домой руку сына.

Наши там зайца-агути зажарили, вот твоя доля, сказал он жене и зашагал назад в лес.

Но мать было не обмануть! Сообразив, что случилось, она взяла мужнины лук и стрелы и побежала к подругам.

Мужчины убили моего сына, кричала она, давайте в отместку пойдемте смотреть на священные флейты!

Женщины вооружились. В это время на тропе, ведущей в деревню, показались мужчины. Впереди шел отец убитого мальчика с флейтой в руке. Увидя женщин, мужчины словно окаменели. Жены перестреляли их всех без труда.

А теперь, объявила мать мальчика, станем подниматься вверх по течению рек, пусть каждый выберет себе ту реку, какая ей больше понравиться!

Захватив с собой сковородки, чтобы было на чем печь лепешки, и веера раздувать огонь, женщины пустились в далекий путь.

На ночлег они всегда останавливались на речном берегу, а спать ложились, подложив под себя широкие листья. Утром такие листья превращались в речной перекат, веера в круглые камни а сковородки в длинные камни. Однажды женщины устроили большую стоянку. Брошенных листьев скопилось так много, что они совсем запрудили реку, образовав большой водопад на реке Кравари.

84. Водяные люди

Деревня тех, кто называл себя майхака, стояла на берегу речки Кайтиту. Однажды майхака устроили праздник, съели родственников мальчика по имени Яналорэ и приняли облик съеденных. Мужчины танцевали, нацепив на себя браслеты и ожерелья из хвостов броненосцев, а потом взяли священные флейты и стали играть на них.

Женщины о таких флейтах ничего знать не должны. Того, кто опишет им, как выглядят инструменты, ждет смерть.

Яналорэ надоело сидеть дома.

Схожу к отцу, посмотрю как мои дяди на священных флейтах играют, сказал он матери.

Оставайся здесь! возразила мать.

Яналорэ все же вышел. Он увидел как люди пляшут и играют на флейтах, он принял танцующих за своих родственников. Насмотревшись, Яналорэ вернулся домой.

На чьей флейте они там играют? спросила мать.

На нашей, мама, на той самой, что разрисована красными и белыми узорами.

Бразильский заяц-агути, живший под крышей дома, как раз спаривался со своей женой. Услышав ответ Яналорэ, он оставил супругу и побежал жаловаться мужчинам:

Хватит петь и играть! Яналорэ рассказал матери, как выглядят священные флейты!

Веселье сразу же прекратилось, мужчины разошлись.

На следующий день, когда мать Яналорэ пекла лепешки, муж подошел и сказал:

Вчера наш сын совершил непростительную ошибку. Придется отдать его майхака, пусть съедят.

Это верно, отвечала жена, иначе майхака нас самих сожрут. Только сохрани для меня, пожалуйста, его браслеты, сделанные из хвоста броненосца.

Отец Яналорэ принялся плести клетку из прутьев, а друзьям велел развести огонь внутри хижины, где хранились священные флейты. Потом поднялся, попросил майхака доделать клетку и позвал сына:

Иди ко мне, сыночек, я у тебя вшей в голове поищу!

Яналорэ сел перед отцом и тот стал вынимать вшей. От жалости к мальчику он то и дело ронял слезу ему на голову.

Что это? спрашивал сын.

Да так, капли пота.

Эй, клетка и костер готовы! объявили в этот момент майхака.

Пойдем, сынок, попробуем, что там за клетка, позвал сына отец.

Яналорэ забрался в клетку. Майхака закрыли ее, отнесли в дом священных флейт и поставили на костер. Как только мальчик зажарился, его тут же съели.

Рассказывают, правда, и немного иначе: будто майхака сделали в доме священных флейт каменную печь с двумя отверстиями. В одно запихали живого Яналорэ, а из другого вынули уже хорошенько прожаренного.

Украшения сына отец, как и обещал, отнес жене. Мать взяла сосудик из тыквы, положила в него браслеты и убрала подальше под крышу, где на помосте хранился

разный хлам.

На следующий день все пошли на охоту добыть мясо к очередному празднику. Мальчик по имени Кьявре и девочка по имени Зареро отправились тоже. Охотничий лагерь разбили в верховьях Обезьяньей реки. Неподалеку дотуда расположено, как известно, озеро Водяных Людей. На дне его Калайтеве подошел к Куйматихоло и сказал:

Ты знаешь, что майхака устроили праздник, а брат твой Яналорэ разболтал женщинам, как выглядят священные флейты? Яналорэ за это убили, а его браслеты мать спрятала в тыквенный сосудик и оставила на помосте под крышей. Можешь сходить посмотреть.

Куйматихоло принял облик обычной женщины и явился в дом родителей Яналорэ.

Можно я у вас немного муки возьму попросила женщина, она ведь, кажется, под крышей хранится?

Забравшись на помост, женщина разыскала сосудик, забрала браслеты и отнесла Калайтеве на дно озера.

Действительно, брата убили, подтвердила она. Ты вождь водяного народа должен отомстить за смерть!

Не беспокойся, я отомщу!

Но только послушай: майхака сейчас не в селении, они охотятся в верховьях Обезьяньей реки.

На следующий день охотники вышли из лагеря, рассеялись по саванне и подожгли сухую траву, чтобы вспугнуть спрятавшихся животных. В лагере остались только Кьявре и Зареро. Вскоре они услышали странные звуки, напоминавшие крик лесного петушка тинаму:

"Хо... хо... хо...". Потом "Сви... сви... сви...ТУРУРУ туруру..."

Звуки раздавались все ближе. Было в этом крике что-тс тревожное.

Это не тинаму! решили дети. Забравшись на макушку высокого дерева, они увидели. что к лагерю приближается Калайтеве. Он подошел ж оставленным охотниками гамакам и сосчитал их. Чтобы не сбиться, Калайтеве привязал к каждому уже сосчитанному кусочек лыка, содранного со ствола пальмы. На земле он заметил веревку с узлами. Индейцы пареси и сейчас вяжут узлы на веревке, готовясь к празднику: сколько осталось дней столько узлов, последний развязывают в день праздника. Осмотрев веревку и гамаки, Калайтеве разузнал все, что хотел, и вернулся в озеро.

Зачем он считал узелки? недоумевали Кьявре и Зареро.

Когда мужчины, нагруженные богатой добычей, пришли с охоты, дети рассказали, что они видели, сидя на деревьях. Но Кьявре и Зареро никто не поверил.

Не первый раз мы охотимся в верховьях Обезьяньей реки, уже деды наши гоняли здесь дичь, и никогда никаких водяных людей никто не встречал!

Скорее уйдемте отсюда! не унимались дети.

Если вы так боитесь, то можете уходить, разрешил мальчику с девочкой их отец. Я провожу их немного, объявил он товарищам. Дальше сами доберутся.

Между тем Калайеве созвал обитателей озера и сообщил результаты своих наблюдений в охотничьем лагере. Вскоре он во главе отборного отряда двигался к верховьям Обезьяньей реки. В это же время Кьявре и Зареро уже шли по дороге в деревню. Когда до них донеслись вопли и крики, дети ускорили шаг.

Это вернулся тот страшный человек, что тогда приходил, он на наших теперь напал! предупредили они отца.

Не говорите глупостей! Это охотники кушают потроха, вот и развопились от радости, возразил индеец. Вы дальше сами идите, до дому недалеко, а я вернусь, возьму нашу долю мяса.

Набив животы человечиной, Калайтеве и его водяные люди начали сравнивать число убитых охотников с числом гамаков. Вскоре они обнаружили, что троих обитателей лагеря не достает. Калайтеве прислушался. Звук приближающихся шагов оповестил его о приближении отца Кьявре и Зареро. Едва тот вышел из зарослей, как его схватили и тоже съели. Детишек Калайтеве нагнал без труда и принес к реке Сакри, где сейчас Красивый порог.

Ты, Зареро, объявил он, станешь предводительницей водяного народа на этом пороге.

Нет, я здесь не останусь, потому что здешний водяной народ людей кушает.

Хорошо, пусть Кьявре останется, а ты будешь жить на порогах Утиарити.

Кьявре и Зареро и поныне хозяйничают на этих порогах. Между тем водяные люди приняли облик всех тех мужчин, которых они убили, погрузили жареное мясо на специальные носилки и понесли его в селение майхака. Явились туда и запели:

Вот и съедены майхака за то, что сами съели Яналорэ!

Эта песня повторялась на разные лады, но деревенские женщины не придали словам никакого значения и даже не спросили, куда подевались Кьявре и Зареро так они были рады удачному завершению охоты. В одном из домов жили двоюродные сестры Макарикало и Макуяло. Кто-то заглянул к ним и спросил:

Где здесь пиво?

Вон стоит, отвечали женщины.

Человек взял сосуд с пивом и вынес товарищам. Те принялись петь, танцевать и прихлебывать пиво, но быстро устали, так как водяным людям все же непривычно подолгу оставаться на суше. Двое приняли облик мужей Макарикало и Макуяло и стали соображать, как лучше прикончить и съесть жен. Решили сделать вид, что пьяны.

Мужья Макарикало и Макуяло пьяны, надо отнести их домой! объявили танцоры.

Где наши гамаки? обратились пьяные к женам, с трудом выговаривая слова.

Вот у помоста, ложитесь!

Двое легли. Между их гамаками на полу стояла большая корзина с хлопком. В это время в дом зашли остальные мужчины и пустились танцевать с женщинами. Пьяные поднялись. Один из них сделал пару шагов и снова повалился в гамак. Макарикало легла рядом, думая, что в гамаке муж. Своего маленького ребенка она взяла на руки. В помещении стало почти темно. Пьяный притворился, будто заснул. Потом издал приглушенное ворчание и стал бубнить песню о том, как они убили и сожрали мужей этих женщин.

Иди-ка сюда и послушай, как хрипит мой муж и что он поет! прошептала Макарикало, подзывая сестру.

Макуяло долго вслушивалась, прежде чем сумела разобрать слова.

Засвети огонь, посмотрим поближе, кто здесь лежит! Обе женщины склонились над спящим. В отблесках пламени были видны красный, словно стручок перца, нос и пятна крови на губах.

Какой это муж, сказала Макарикало, это водяной человек и остальные с ним тоже. Мужья наши убиты и съедены. Бежим! велела она сестре, вскочив на ноги и по-прежнему держа на руках младенца.

Однако, едва они вышли на улицу, как с вершины дерева пронзительно закричал попугай.

Макарикало и Макуяло хотят убежать!

Ну, ну, не кричи, вот тебе немного муки!

Птица слетела вниз и женщина набила ей клюв мукой. Попугай замолк, а сестры заторопились покинуть деревню. Они не успели уйти далеко, как позади них поднялся шум. Это водяные люди убивали оставшихся в селении женщин.

Слышала? заметила Макарикало, Ясно, что то были не настоящие люди. Бежим, бежим, иначе и нас съедят!

Отсутствие двоих женщин было замечено почти сразу, но погоню решили отложить.

Поймаем их, когда рассветет, решили обитатели озера.

Макуяло шла впереди.

Они нас преследуют! сказала она.

Я так устала, отвечала сестра.

Придется бросить ребенка, я не могу больше его тащить. Конечно, жаль, водяные люди съедят его, но что делать, раз нет больше сил!

Отправляясь в погоню, преследователи подняли бурю с дождем.

Макарикало и Макуяло встретили шершня.

Куда вы, спросил шершень.

Водяные люди бегут по пятам, хотят убить нас и съесть!

Ерунда, я вас защищу. Но за это вы станете моими женами!

А как защитишь?

Ужалю ваших врагов.

Одного ужалишь, что остальные. Нет, мы побежим дальше.

Так и бежали женщины от одного защитника до другого. То скорпион был готов их принять, то жук, то паук, однако силы мужчин-насекомых казались слишком ничтожными. Наконец, сестры добежали до широкой прямой тропы и остановились, размышляя, куда она может вести. Решившись пойти по тропе, они встретили Энохарэ, который сидел у подножья могучего дерева и мастерил деревянный меч.

Квахаха... квахаха..., произнес Энохарэ, увидев женщин. Куда идете?

Водяные люди бегут по пятам, хотят убить нас и съесть!

Ерунда, я вас защищу, но за это вы станете моими женами.

А как защитишь?

Ударю этим мечом и вызову молнию.

Энохарэ ударил на пробу. Раскаты грома разнеслись по лесу звучным эхом, вспышка озарила лица женщин, задрожавших от страха. Энохарэ повел сестер в дом. Он велел им сесть на скамью, сам сел посередине и обнял обеих за плечи.

Теперь подождем, предупредил он.

Преследователи приближались. Ветер и дождь усилились, вода проникла в дом и стала заливать ноги женщин.

Ударь же своим мечом, чего ты ждешь! воскликнули сестры. Водяные люди уже близко, они заберут нас!

Спокойно, спокойно, опасности нет, не надо бояться.

Теперь ливень лил как из ведра, вода покрыла колени женщин, рыдавших в голос.

Спокойно! повторял Энохарэ.

Когда вода подошла женщинам по грудь, водяные люди вошли во двор с твердым намерением добраться до тех, кто скрывался в доме.

Пора, пора, высеки искру! кричали сестры. Или бежим!

Спокойно, твердил Энохарэ все так же невозмутимо. По-моему, вы хотели видеть водяных людей, которые убили ваших мужей и вообще всех в деревне? Вот же они перед вами!

Или ты сейчас же ударишь, или мы попытаемся сами бежать!

Энохарэ взмахнул деревянным мечом и высек молнию. Потом еще раз. Водяных людей разнесло на куски. Умерли они все.

Далее

Добавлено: 18 мая 2008 г. 18:16:06

22 августа 2017 г.

память апостола Матфея

1280 г. - умер Папа Николай III

1760 г. - родился Папа Лев XII (Аннибале, граф делла Дженга)

1845 г. - закладка второго по величине храма в России в г. Ельца Липецкой обл. — Вознесенского собора

1968 г. - Папа Павел VI прибыл в столицу Колумбии Боготу, начав первый визит главы католической церкви в Латинскую Америку

Случайный Афоризм

Обращайся всегда к чужим богам. Уж они выслушают вне очереди.

Случайный Анекдот

Семинаристы сдают языки. Одному достался немецкий. Открывает книгу. Читает по складам: - ЕтИ же... ун по-етИ же... ебунген... фон го-етЕ! Батюшка берет у него книгу: «Oetische und Poetische Ubungen. Von Goethe». - Ну хорошо, иди. Посредственно тебе. - Что, батюшка, разве неверно? - Оно, конечно, верно, сын мой, да уж больно матерно!

  • Марк Твен. Письма с Земли
    Марк Твен. Письма с Земли

    Творец сидел на Престоле и размышлял. Позади Него простиралась безграничная твердь небес, купавшаяся в великолепии света и красок, перед Ним стеной вставала черная ночь Пространства. Он вздымался к самому зениту, как величественная крутая гора, и Его божественная глава сияла в вышине подобно далекому солнцу...

  • Отрывок из дневника Сима
    Отрывок из дневника Сима

    День субботний. Как обычно, никто его не соблюдает. Никто, кроме нашей семьи. Грешники повсюду собираются толпами и предаются веселью. Мужчины, женщины, девушки, юноши - все пьют вино, дерутся, танцуют, играют в азартные игры, хохочут, кричат, поют. И занимаются всякими другими гнусностями...

  • Мир в году 920 после Сотворения
    Мир в году 920 после Сотворения

    ...Принимала сегодня Безумного Пророка. Он хороший человек, и, по-моему, его ум куда лучше своей репутации. Он получил это прозвище очень давно и совершенно незаслуженно, так как он просто составляет прогнозы, а не пророчествует. Он на это и не претендует. Свои прогнозы он составляет на основании истории и статистики...

  • Дневник Мафусаила
    Дневник Мафусаила

    Первый день четвертого месяца года 747 от начала мира. Нынче исполнилось мне 60 лет, ибо родился я в году 687 от начала мира. Пришли ко мне мои родичи и упрашивали меня жениться, дабы не пресекся род наш. Я еще молод брать на себя такие заботы, хоть и ведомо мне, что отец мой Енох, и дед мой Иаред, и прадед мой Малелеил, и прапрадед Каинан, все вступали в брак в возрасте, коего достиг я в день сей...

  • Отрывки из дневников Евы
    Отрывки из дневников Евы

    Еще одно открытие. Как-то я заметила, что Уильям Мак-Кинли выглядит совсем больным. Это-самый первый лев, и я с самого начала очень к нему привязалась. Я осмотрела беднягу, ища причину его недомогания, и обнаружила, что у него в глотке застрял непрожеванный кочан капусты. Вытащить его мне не удалось, так что я взяла палку от метлы и протолкнула его вовнутрь...

  • Отрывок из автобиографии Евы
    Отрывок из автобиографии Евы

    …Любовь, покой, мир, бесконечная тихая радость – такой мы знали жизнь в райском саду. Жить было наслаждением. Пролетающее время не оставляло никаких следов – ни страданий, ни дряхлости; болезням, печалям, заботам не было места в Эдеме. Они таились за его оградой, но в него проникнуть не могли...

  • Дневник Евы
    Дневник Евы

    Мне уже почти исполнился день. Я появилась вчера. Так, во всяком случае, мне кажется. И, вероятно, это именно так, потому что, если и было позавчера, меня тогда еще не существовало, иначе я бы это помнила. Возможно, впрочем, что я просто не заметила, когда было позавчера, хотя оно и было...

  • Дневник Адама
    Дневник Адама

    ...Это новое существо с длинными волосами очень мне надоедает. Оно все время торчит перед глазами и ходит за мной по пятам. Мне это совсем не нравится: я не привык к обществу. Шло бы себе к другим животным…

  • Дагестанские мифы
    Дагестанские мифы

    Дагестанцы — термин для обозначения народностей, исконно проживающих в Дагестане. В Дагестане насчитывается около 30 народов и этнографических групп. Кроме русских, азербайджанцев и чеченцев, составляющих немалую долю населения республики, это аварцы, даргинцы, кумьти, лезгины, лакцы, табасараны, ногайцы, рутульцы, агулы, таты и др.

  • Черкесские мифы
    Черкесские мифы

    Черкесы (самоназв. — адыге) — народ в Карачаево–Черкесии. В Турции и др. странах Передней Азии черкесами называют также всех выходцев с Сев. Кавказа. Верующие — мусульмане–сунниты. Язык кабардино–черкесский, относится к кавказским (иберийско–кавказским) языкам (абхазско–адыгейская группа). Письменность на основе русского алфавита.

[ глубже в историю ] [ последние добавления ]
0.026 + 0.001 сек.