Фантастика

— дочерние страницы:
Фантастика
Фантастика

Вторая смена

Иван Наумов

Кто из них?

Братья и сестры смотрели на капитана бесстрастно, не пытаясь отвести взгляд. Кто из них?

Нет, это не мятеж. Скорее - скрытое издевательство, палка в колесо, плевок в спину. На кого думать? Все одинаково родные и чужие. Кто-то помог молодняку сбежать. До старта - сутки, а двух десятков обормотов нет на месте. Вопреки капитанскому запрету.

Навигатор, как всегда невозмутимый и отстраненный, сделал шаг вперед:

- Первичное наведение сделано, брат. Расчетная группа в готовности. Не хватает двоих.

В том числе твоей смышленой дочурки, подумал капитан. Но сказать об этом в лоб нельзя. По крайней мере, раз собственный сын возглавил ту компанию.

За иллюминатором застыла драгоценным камнем такая желанная, но запрещенная планета. Где-то там, севернее экватора, на одном из сотен островов неизведанного архипелага, затаились беглецы. Как упустили бот? Как целый регион оказался в слепом пятне? Явно постарался кто-то из своих...

Капитан чувствовал, что начинает напоминать отца. Хочется прижаться спиной к стене, а лучше в угол, чтоб видеть всех, и никто не мог подкрасться со спины. Что за чушь! Это твои родные, самые родные люди. Члены твоего экипажа... (С тех пор как он стал твоим, да?) Смотрят и молчат! Хоть один бы сказал: не хочу! Не полечу! Плевать на законы и правила!.. Нет. Биологи возятся с анабиозом. Техники гоняют тесты. Расчетная группа уже проложила курс. И все же кто-то из них повинен в том, что двадцать планетарных спецов ушли с орбиты вниз и затаились. Детский сад!

- Готовность экипажа? - бросил он в никуда, зная, от кого ждать ответа.

Сестра-жена, правая рука и лучший советчик, красивая и холодная, посмотрела на него, не мигая.

- Все исследовательские группы уже в гибернаторах. Не хватает метеоролога, двух программистов, двух техников и одной полной сервис-команды. Указания?

Хорошо, не сказала "одного метеоролога", любимая! Почему твои глаза блестят металлом? Какой ответ ты прячешь от моих вопросов? Не ты ли, любимая, остановила гибернацию нашего младшего сына? Открыла саркофаг, проводила к челноку, помахала вслед?.. Нет, если не верить даже ей, то я точно сойду с ума - как отец, когда увидел эту планету.

- Что слышно о зондах? - вопрос технику.

- Думаю, успеем отозвать, - младший брат любил свои железяки, и его голосе проскальзывала радость - ни с одним из его механических наблюдателей до сих пор не произошло непредвиденного. - Я собираю их над архипелагом - вдруг удастся засечь наших. Визуально. Еще хотел по пробам воздуха поискать след ракетного топлива. Но с анализаторами всё гораздо хуже. Мы не теряем с ними связи, но по-прежнему не можем вмешаться в управление. Не знаю, для чего и как их настроил прежний капитан, но все три вездедвижа нашим командам не подчиняются.

Прежнего капитана, вот как... Ты мог бы сказать "отца". Или даже "нашего отца". Или лучше так, официально, чтобы не ворошить прошлое? Напомни, братец, не ты ли это блокировал отцу путь к шлюзам? Когда он руки сбил в кровь о запертую дверь?

- И чем они заняты сейчас?

- Один роется в грунте, два где-то ныряют. Данные продолжают поступать - и мы получаем не только картинки. Информация бесценна: состав воды и почвы, радиационный фон, биохимия живых существ - анализаторы охотятся, не переставая. Их псевдоинтеллект похож на наше любопытство: всё поковырять да разломать...



- Пригнись! - Метеоролог прижал голову девчонки к земле. Славная детка! Но разведчик из нее никакой, кроме своих программ и симуляторов толком и не видела ничего.

Вездедвиж, деловито урча, поворачивал свою зеркальную тушу в их сторону. Добрая сотня манипуляторов украшала округлую, как грибная шляпка, поверхность анализатора. Каждая рука что-то срывала, хватала, выкапывала, загружала в приемные окошки на корпусе.

Метеоролог сквозь высокие метелки травы зачарованно наблюдал, как вездедвиж подбирается к большому белому лоскуту на высоком кусте Лишь бы сработало! Девчонка выбралась из-под его локтя, и снова приподняла макушку.

Вездедвиж замер. Метеоролог представил, как десятки стеклянных глаз поворачиваются к написанному кровью посланию.

"Ответь вслух, признаёшь ли ты во мне хозяина?"

Два манипулятора сдернули ткань с веток и мгновенно запихнули ее в широкий носовой раструб. Остальные щупальца одновременно замерли. В наступившей тишине метеоролог услышал шум прибоя.

- В тебе течет кровь хозяев, - голос анализатора был стерильно-нейтральным. - Ты прячешь приманку среди обычных слов. Так всегда поступают хозяева. Но мы хотим знать твои цели и видеть в них свою роль.

Девчонка-программист аж цокнула языком. Метеоролог понял, о чем она. Всё зашло чересчур далеко с этими умными железками. "Мы" - они ощущают себя единой стаей, и готовы защищать свой вид. "Хотим" - у псевдоинтеллекта сформировались собственные предпочтения. О безусловном подчинении можно забыть. "Хозяева" - значит, они не считали погибшего деда своим единственным повелителем. "Видеть роль" - уже лучше, вездедвижей можно вовлечь в совместный проект, если он не будет противоречить их непредсказуемым интересам.

- Пойду, поговорю, - сказал метеоролог и поднялся из травы.



Через длинный едва освещенный зал капитан прошел к одному из гибернаторов. Под толстым стеклом саркофага спал с открытыми глазами его законный наследник.

Почему всё ломается в самом неожиданном месте? Нужно смотреть в прошлое, перебирая крупинки дней, и пытаться понять, где же совершена ошибка. Вчера - или годы назад.

Безупречный овал лица, высокий лоб, гордо надломленные брови, острый нос, сильный подбородок, плотно сжатые губы. Как же я радовался, подумал капитан, когда после трех дочерей сестра-жена наконец подарила мне сына. Как слепо верил, что всё под контролем! Растил сына своим преемником. Радовался каждому его успеху. Учил, объяснял, помогал. Не понимая, что судьба распорядится совсем по-другому.

Младшие сыновья никогда не были так близки капитану. Да, они тоже росли желанными, любимыми и родными. Но они оставались лишь сыновьями, а старший - будущим владыкой новых земель. Уже в люльке с пустышкой - владыкой. Только теперь он видит холодпые-холодные сны, а его младший брат собирается перечеркнуть историю мира. Кто мог знать, что маленький курносый мальчишка осмелится перечить отцу? Всегда несобранный, витающий в облаках. Метеоролог, видишь ли, облака считать да с градусниками бегать... И вдруг - словно стальная сердцевина, не сломать и не согнуть: "Я остаюсь!"

Изо дня в день они с орбиты наблюдали планету. С ужасом убеждаясь, что нет ни единого способа представить ее необитаемой и обойти Конвенцию. Изумительный мир заселили маленькие грязные существа. Они строили дома из камня и лодки из дерева, выделывали шкуры и лепили из глины. Выращивали злаки и приручали животных. Жили общинно и подчинялись традициям. А это уже Конвенция, браткапитан...

Разочарование захлестнуло всех, но только один маленький мерзавец осмелился вслух произнести безответственное, недостойное человека "Я остаюсь!"

- Если бы удрал старший, всё было бы еще хуже, - раздался из-за спины голос навигатора.

Капитан резко обернулся:

- Не кличь беду, брат! Если мы не заберем их оттуда, то не отмоемся до конца дней...

- А кто узнает? - тихо спросил навигатор.

- Что?! - весь мир перевернулся с ног на голову. - Ты, второй человек в команде, говоришь мне это? Да ты присягал!!! - голос капитана сорвался в хрип. - Теперь вижу, кто помог соплякам! Как они зовут тебя - дядя О? Добренький дядя О, который вместо того, чтобы давить в зародыше бесчестные мысли, гладит племяшек по головке и умиляется их вольнодумству! Да эта планетка ста кругов не сделает вокруг своего тусклого солнца, как вся галактика завопит, что Конвенция нарушена! Тысячи заповедных миров будут заполонены и разграблены в мгновение ока!

- У сервов обычно не бывает детей, так? - спокойно продолжил навигатор. - А из пяти особей вряд ли разовьется новая цивилизация, правда? Если они решат остаться, мы просто улетим. Заявим о несчастн
ом случае. Кто-то пропал без вести - это же случается сплошь и рядом. Мне больно обэтом говорить - не забывай, что и моя дочь там внизу с твоим сыном. И я не одобряю их поступка.

- Их надо вернуть, - капитан понимал, что брат прав. - Это моя обязанность. Не хочу, чтобы ты потом думал, что это я не спас твою дочь...

- Спас - как? - спросил навигатор, - силой?



- Ты хотел меня слышать, па?

Капитан сидел в своем рабочем кресле. Сестра-жена отступила в тень - лишь глаза блестели в темноте. Она не могла узнать в опасном незнакомце на экране своего сына. Вздернутый нос, ямки на щеках, пухлые губы. Кудрявые волосы, как всегда, легкомысленно растрепаны. Но в голосе его сквозила каменная уверенность в своей правоте, и разговор казался изначально бессмысленным.

Капитан едва слышал сына, пребывая в мрачных раздумьях.

- ...Па, они же все равно ничего не поймут! Мы стоим на слишком далеких ступенях. их жизненный цикл - чему можно научиться за миг? Мы расселимся здесь, не пересекаясь с аборигенами, не...

- О, прогресс налицо! - язвительно сказал капитан. - еще недавно ты звал их только "зверьками".

Метеоролог горделиво усмехнулся.

- При ближайшем рассмотрении, они гораздо ближе к людям, чем казалось с орбиты. Особенно самочки.

- Что ж... - Капитан выдержал паузу. - Попрощайся с наиболее полюбившимися. Мы отправляемся завтра.

- Отец, никто никуда не летит. Ни ты, ни я, ни Семья. Мы все остаемся здесь. Смотри, что мы имеем. Атмосфера пригодна для дыхания. Вода без ядовитых примесей. Биосфера с базовой генной структурой... Короче, мама объяснит лучше, но нам ничто не повредит. Такая удача не приходит дважды.

Брат-техник с другого экрана подал долгожданный знак. Капитан ласково улыбнулся:

- Пока у штурвала я, я и принимаю решения. А члены команды просто выполняют мои указания. Пакуй вещи, малыш! Твои координаты, наконец, зафиксировали, и десантный бот уже в пути.

Неверие на лице метеоролога сменилось удивлением, а затем - холодной яростью.

- Я знаю, чего ты боишься, папа, - процедил он, - что однажды мой старший брат убьет тебя, порежет на части и выкинет за борт. Как ты - дедушку. Только теперь я - старший. И, пока не поздно, предлагаю запомнить. Это. Наш. Мир. Два поколения угробили свои жизни в консервной банке. Чтобы мы ступили на твердую землю. Это вы, старшие, учили нас покорению планет. Мы - исследователи, а не консервы. И наше место здесь.

Быстро же меж трескающимися плитами фактов прорастает сорная трава мифов! Мне не хватило времени! Должен ли я что-то говорить, думал капитан, ведь поздно объяснять. Пока они были маленькими, пока верили на слово, я молчал, и фантазии стали реальностью. Порезал на куски!

Как рассказать о сладчайшем соблазне уйти с маршрута к случайно найденной системе? К безумно, неправдоподобно хорошей планете, превосходящей по всем параметрам предписанный объект колонизации, и находящейся втрое ближе?

Как передать сыну ужас ситуации, когда весь экипаж делится на два враждебных лагеря, а хаос заглядывает в иллюминаторы глазами сошедшего с ума капитана,.. Когда ты должен выстрелить в собственного отца, пока его занесенный палец не опустился на красную кнопку... Когда убираешь в заморозку часть человека, которого любил и убил - в безумной надежде когда-нибудь сделать хоть что-то осмысленное с "генетическим материя лом"...

- ...и примешь ответственность за возможные жертвы.

- Что? - Капитан снова вынырнул из воспоминаний.

- У тебя же нет оружия, папа! Чем ты будешь отстаивать свою точку зрения?

Капитан понял, что сын не блефует, когда с десантным ботом пропала связь.

Брат-техник приносил все новые и новые дурные вести. Шальные вездедвижи подчинились сыну, а эти штуки располагали серьезным арсеналом для работы на недружелюбных планетах. Затем перестала поступать информация с зондов.

Сестра-жена осталась на мостике. Они одновременно услышали от техника о взломе бортовых программ. Теперь корабль напоминал воздушного змея, ведомого с земли внимательной рукой. Навигатор удержал контроль над двигателями и реактором, но на основном пульте ярким букетом вспыхнули лампочки гибернаторов.

- Что это? - сестра-жена положила капитану руки на плечи.

- Он будит всех.

- Ты знаешь, - пауза, - сына отпустила я.

Капитан замер, не в силах обернуться.

- Я всё понимаю. Всё-всё. Просто что-то женское взяло верх. Я не осмелилась представить, как наши дети будут год за годом, не просыпаясь, стареть в стеклянных ящиках. Как их мечты, которые мы так необдуманно разбудили, будут вянуть, и плесневеть, и тухнуть. Когда ты стал капитаном и принял решение лететь к этой звезде - помнишь, какая царила эйфория? Он кивнул.

- Наши дети молодыми ступят в новый мир! Ты сам выбирал им профессии.

На экранах голые люди, шатаясь, выбирались из разинутых саркофагов, озирались, и, видимо, прислушивались к чьим-то словам. На мостик звук не транслировался.

- Когда стало ясно, что улетаем, всех пришлось гнать в гибернаторы силой. Ты не мог не видеть этого. Я усыпляла детей одного за другим, но напоследних меня не хватило.

- Понимаешь, - выдавил из себя капитан, - я все равно должен буду их остановить.

Она обняла его крепче.

- Я не смогу наблюдать, - продолжил он, - как наш сын превращается в чудовище. Эти аборигены... Он будет делать с ними, что захочет, а они простят ему всё. Вторая смена канет в забвение, а его имя засияет в веках. Ему понесут дары, о нем сложат песни. По сравнению с ними он бессмертен. Искушение слишком велико, это ясно уже сейчас.

Брат-техник доложил, что восстановлено управление шлюзами.

- Отпусти кх, сказал капитан. Пусть третья смена уйдет. Мне нужно подумать.

Если бы было чуть больше времени...



Один за другим или выходили из кораблей - гордые и счастливые, поколение победителей. Замирали, глядя в бездонную лазурь неба, приставляли ладони козырьком к глазам, выглядывая у горизонта серебристую нить моря. Недоверчиво касались камней и травы кончиками пальцев. Новая метеорологическая база расположилась на материке, на восточном склоне величественной горы.

Семью было видно сразу. Власть, и даже тень власти, быстро накладывает на внешность людей свой отпечаток. Сестра-биолог и ее сервис-команда словно выводок птенцов. Сестра-ксенолог в окружении беспристрастных статистов. Сестра-физик со своей яйцеголовой свитой.

Метеоролог сдержанно принимал поздравления - рано! - и просто приветствия младших членов команды. Поцеловал сестер, обнял брата-ихтиолога. Остальных удостоил кивка или рукопожатия. На тот, чьего появления он ждал с надеждой и страхом, ступил на землю едва ли не последним.

Старший брат, прямой и стремительный, на голову возвышался над толпой своих подчиненных. Спелеологи, химики, тектоники с собачьей преданностью топтались рядом со своим предводителем. Впервые метеоролог понял, как их много.

Метеоролог на мгновение прижался к бледной щеке брата - словно ткнулся в снег.

- Здравствуй, Аид! - сказал он.

- Здравствуй, Зевс! - ответил тот. - Ты уже придумал, как мы назовем эту планету?

Метеоролог беззвучно выдохнул. Своим вопросом брат деликатно подтвердил, что готов к сотрудничеству и, может быть, к подчинению

- Мне кажется, полет окончен. Так что я назвал новый мир по имени корабля - Гея.

Братья и сестры никак не отреагировали - лишь приняли информацию к сведению. Через некоторое время каждый занялся своим делом.

Выдержки из греческих мифов, послуживших основой для рассказа:

Генеалогическое древо старших богов
Уран и Гея (дедушка и бабушка, "первая смена").
Их дети - шесть титанов и шесть (по другим версиям - семь) титанид: Гиперион, Иапет, Кой, Крий, Океан, Кронос, Рея и другие титаниды.
Кронос и Рея (отец и мать, "вторая смена").
Их дети (в порядке появления на свет, третья смена): Гестия, Деметра, Гера, Аид (Гадес), Посейдон, Зевс.
Дочь Океана - Метида.

Краткая информация о героях рассказа
Уран - верховное божество древнегреческой мифологии, был владыкой Неба и прародителем греческих богов. Его жена Гея была прародительницей людей и обителью мертвых, олицетворяла Землю. Она не жила на Олимпе, но следила за жизнью олимпийских богов и
часто давала им мудрые советы.
Уран и Гея произвели на свет троих сторуких пятидесятиголовых существ - гекатонхейров и троих круглоглазых великанов-циклопов. Устрашенный такой силой и мощью, Уран связал их и бросил в Тартар.
Следующим порождением Урана и Геи были семь дочерей титанид и шесть сыновей титанов, младшим из них и был Крон. Гея, горюющая о своих детях, томящихся под землей, подговорила титанов восстать против отца, а Крону дала кривой меч из прочного металла, или, может быть, из алмаза. Все титаны, кроме Океана, напали на отца. Крон оскопил Урана и воцарился в космосе.

Крон женился на своей сестре титаниде Рее (в мифологии кровнородственные браки были обычным делом). Ранее освобожденных гекатонхейров и киклопов снова низринул в Тартар. Мать Гея предупредила Крона, что и он в свою очередь будет лишен власти собственным сыном, поэтому всех рожденных Реей детей он стал пожирать.
Имя Крона, происходит от греческого слова "хронос" - время, и сам он - олицетворение всепоглощающею времени. Все рождается и исчезает во времени, так и дети Крона рождаются и уничтожаются им. Родились и исчезли в утробе отца представители нового поколения греческих богов Гестия, Деметра, Гера, Аид, Посейдон. Когда настала очередь родиться Зевсу, Рея отправилась на остров Крит и там, в пещере горы Дикте, родила сына, которому суждено было стать повелителем богов-олимпийцев. А Крон вместо очередного младенца получил завернутый в пеленки камень.
Зевс вырос, стал могуч и хитроумен. Он призвал на помощь титаниду Метиду, дочь Океана, получил от нее волшебное зелье, подмешал его в питье Крона, что заставило родителя изрыгнуть камень и всех проглоченных ранее детей. В союзе с обретенными сестрами и братьями Зевс начал войну против Крона и других детей Урана - титанов.
Ужасна и упорна была борьба между кронидами и уранидами. Титаны были могучими и грозными противниками. Зевс вывел из Тартара циклопов, которые сковали ему перуны и громы, но и они не принесли быстрой победы. Война длилась уже десять лет, а чьего-либо преимущества видно не было.
Тогда вывел Зевс из недр земли гекатонхейров. Целые скалы отрывали они от гор и метали в титанов, когда те приближались к Олимпу, где обосновались крониды. Побежденные титаны были сброшены в Тартар, где их стали охранять союзники Зевса в войне с титанами - гекатонхейры.

Некоторые титаны:
Кой - титан, брат и муж титаниды Фебы, родившей Лето и Астерию, дед Аполлона, Артемиды и Гекаты. Участвовал в титаномахии и был вместе с братьями сброшен Зевсом в тартар.
Гиперион - титан, отец Гелиоса, Селены и Эос. Это "сияющий" бог, "идущий по небу", часто отождествлялся со своим сыном Гелиосом.
Океан - титан, бог бескрайних и глубоких вод, супруг богини Тефиды.

Метида - греческая богиня мудрости. Дочь Океана и его жены Тефиды, первая супруга Зевса.

Дети Кроноса и Реи:
Гестия - богиня домашнего очага, старшая дочь Кроноса и Реи. Она - покровительница огня, начала, которое объединяет мир богов, общество людей и отдельную семью.
Деметра - богиня плодородия и земледелия, мать Персефоны.
Гера покровительствует браку и посылает супругам потомство, благословляет мать на рождение ребенка. Она охраняет святость и нерушимость брачных союзов. Все живое склоняется перед Герой, однако Зевс, хотя и слушал советы жены и часто даже боялся ее гнева, Б ТО же время нередко изменял ей с земными женщинами. Всякий раз, когда Гера узнавала об этом, ее охватывала ненависть к соперницам и желание мести. Она преследовала прекрасную Ио, которую Зевс превратил в корову, чтобы уберечь от гнева жены; ненавидела Геракла, внебрачного сына Зевса от смертной Алкмены; погубила Семелу, мать Диониса, рожденного от Зевса.
Аид (Гадес) - властитель подземного царства, в которое никогда не проникают лучи солнца. Аид и его свита страшнее и могущественнее богов, живущих на Олимпе.
Посейдон - бог морей, покровитель коневодства и конных состязаний. Вынужденный признавать главенство Зевса, он считает себя равным ему.
Зевс - верховный бог греков, отец и царь всех богов. После победы над титанами он поделил власть между собой и братьями, ему самому достается небо, Посейдону - море, Аиду - подземное царство; затем он поселяется на горе Олимп вместе со своими родственниками, третьей по счету, но первой по значению женой Герой и детьми.

Журнал "Реальность фантастики" №06 (46), июль 2007.

Добавлено ок. 2006-2007 гг.

23 января 2017 г.

1920 г. - умер Евгений Трубецкой, религиозный философ, князь

Случайный Афоризм

Господи, ниспошли мне терпение! Сейчас! Сию же минуту!

Арнолд О.

Случайный Анекдот

Умирает Питер Нортон. На том свете ему за многочисленные заслуги перед компьтерщиками всего мира предлагают выбрать место жительства - Рай или Ад. Походил Нортон по Раю, посмотрел - Ангелы на лирах играют, нектар пьют - скучно. Пошел на Ад посмотреть. Заходит, а там Билл Гейтс за компом сидит - клавиши топчет. Глянул на это дело Питер и пулей к Богу: - Все - говорит - хочу в Аду жить! Бог начинает выяснять причину такого выбора, Нортон объясняет про скуку в Раю и что в Аду Билл Гейтс за компом развлекается. На что Бог отвечает Нортону: - Он не развлекается - это у него Адское наказание. - Какое?! - Он пишет MicrosoftOffice, чтоб работал по OS/2 на ЕС-1840.

  • Марк Твен. Письма с Земли
    Марк Твен. Письма с Земли

    Творец сидел на Престоле и размышлял. Позади Него простиралась безграничная твердь небес, купавшаяся в великолепии света и красок, перед Ним стеной вставала черная ночь Пространства. Он вздымался к самому зениту, как величественная крутая гора, и Его божественная глава сияла в вышине подобно далекому солнцу...

  • Отрывок из дневника Сима
    Отрывок из дневника Сима

    День субботний. Как обычно, никто его не соблюдает. Никто, кроме нашей семьи. Грешники повсюду собираются толпами и предаются веселью. Мужчины, женщины, девушки, юноши - все пьют вино, дерутся, танцуют, играют в азартные игры, хохочут, кричат, поют. И занимаются всякими другими гнусностями...

  • Мир в году 920 после Сотворения
    Мир в году 920 после Сотворения

    ...Принимала сегодня Безумного Пророка. Он хороший человек, и, по-моему, его ум куда лучше своей репутации. Он получил это прозвище очень давно и совершенно незаслуженно, так как он просто составляет прогнозы, а не пророчествует. Он на это и не претендует. Свои прогнозы он составляет на основании истории и статистики...

  • Дневник Мафусаила
    Дневник Мафусаила

    Первый день четвертого месяца года 747 от начала мира. Нынче исполнилось мне 60 лет, ибо родился я в году 687 от начала мира. Пришли ко мне мои родичи и упрашивали меня жениться, дабы не пресекся род наш. Я еще молод брать на себя такие заботы, хоть и ведомо мне, что отец мой Енох, и дед мой Иаред, и прадед мой Малелеил, и прапрадед Каинан, все вступали в брак в возрасте, коего достиг я в день сей...

  • Отрывки из дневников Евы
    Отрывки из дневников Евы

    Еще одно открытие. Как-то я заметила, что Уильям Мак-Кинли выглядит совсем больным. Это-самый первый лев, и я с самого начала очень к нему привязалась. Я осмотрела беднягу, ища причину его недомогания, и обнаружила, что у него в глотке застрял непрожеванный кочан капусты. Вытащить его мне не удалось, так что я взяла палку от метлы и протолкнула его вовнутрь...

  • Отрывок из автобиографии Евы
    Отрывок из автобиографии Евы

    …Любовь, покой, мир, бесконечная тихая радость – такой мы знали жизнь в райском саду. Жить было наслаждением. Пролетающее время не оставляло никаких следов – ни страданий, ни дряхлости; болезням, печалям, заботам не было места в Эдеме. Они таились за его оградой, но в него проникнуть не могли...

  • Дневник Евы
    Дневник Евы

    Мне уже почти исполнился день. Я появилась вчера. Так, во всяком случае, мне кажется. И, вероятно, это именно так, потому что, если и было позавчера, меня тогда еще не существовало, иначе я бы это помнила. Возможно, впрочем, что я просто не заметила, когда было позавчера, хотя оно и было...

  • Дневник Адама
    Дневник Адама

    ...Это новое существо с длинными волосами очень мне надоедает. Оно все время торчит перед глазами и ходит за мной по пятам. Мне это совсем не нравится: я не привык к обществу. Шло бы себе к другим животным…

  • Дагестанские мифы
    Дагестанские мифы

    Дагестанцы — термин для обозначения народностей, исконно проживающих в Дагестане. В Дагестане насчитывается около 30 народов и этнографических групп. Кроме русских, азербайджанцев и чеченцев, составляющих немалую долю населения республики, это аварцы, даргинцы, кумьти, лезгины, лакцы, табасараны, ногайцы, рутульцы, агулы, таты и др.

  • Черкесские мифы
    Черкесские мифы

    Черкесы (самоназв. — адыге) — народ в Карачаево–Черкесии. В Турции и др. странах Передней Азии черкесами называют также всех выходцев с Сев. Кавказа. Верующие — мусульмане–сунниты. Язык кабардино–черкесский, относится к кавказским (иберийско–кавказским) языкам (абхазско–адыгейская группа). Письменность на основе русского алфавита.

[ глубже в историю ] [ последние добавления ]
0.018 + 0.001 сек.