Пересказ Ф.Ф.Зелинского

— дочерние страницы:
Пересказ Ф.Ф.Зелинского
Пересказ Ф.Ф.Зелинского

В недоступном человеческому взору дворце Матери-Земли восседают ее дочери, три предвечные пряхи - три Мойры, могучие богини рока. Когда рождается человек, первая, Клото, извлекает из своей пряжи нить его жизни. Вторая, Лахесис, продолжает ее работу, соединяя с этой нитью другие, то золотые, то черные. Жужжит веретено, тянется жизнь человека через горести, через радости, пока третья, Атрона, своими ножницами не отрежет нить. Тогда наступает его смерть...

Исполнение предсказания
Исполнение предсказания

...И с этими словами он, грубо оттолкнув Аталанту, ухватился за голову вепря. Затуманились глаза у Мелеагра: он ничего не видел, кроме оскорбления, нанесенного ему и его невесте. Не помня себя, он схватил стоявшее тут же копье, еще красное от крови зверя, - и кровь обидчика потекла по древку...

Предсказание мойр
Предсказание мойр

В недоступном человеческому взору дворце Матери-Земли восседают ее дочери, три предвечные пряхи - три Мойры, могучие богини рока. Когда рождается человек, первая, Клото, извлекает из своей пряжи нить его жизни. Вторая, Лахесис, продолжает ее работу, соединяя с этой нитью другие, то золотые, то черные. Жужжит веретено, тянется жизнь человека через горести, через радости, пока третья, Атрона, своими ножницами не отрежет нить. Тогда наступает его смерть...

Калидонская охота

Пересказ Ф.Ф.Зелинского

Охота на вепря

Охота на Калидонского вепря. Саркофаг из лунского мрамора. 170—180 гг. н. э. Рим, Галерея Дориа-Памфили.Охота на Калидонского вепря. Саркофаг из лунского мрамора. 170—180 гг. н. э. Рим, Галерея Дориа-Памфили.

Мелеагр вырос и стал действительно, как ему предсказали Мойры, самым прекрасным и могучим юношей во всей Элладе, гордостью родителей и надеждой граждан.

Это было то время, когда бог земледелия Триптолем, исполняя волю своей великой пестуньи Деметры, учил людей хлебопашеству. Прилетел он на своей воздушной колеснице и к царю Ойнею и был с честью им принят. Зазеленели, заколыхались калидонские нивы; возрадовался Ойней. "Теперь, - подумал он, - можно вовсе бросить охоту, эту жестокую и кровопролитную забаву".

Однажды, собрав милостью Деметры особенно обильный урожай, он на городской площади Калидона приносил первые плоды в жертву двенадцати великим богам, алтари которых красовались на ней. Был возжжен огонь; погрузив пылающую лучину в стоявшее тут же ведро с водой, царь окропил присутствующую многочисленную толпу и затем начал приношение. Сопровождал он его молитвой, причем стоящий рядом с ним флейтист наигрывал торжественный напев. Сначала Гестии, богине самого очажного пламени, с которой всякий благоразумный человек начинает богослужебное дело; затем Зевсу и Гере, владыкам Олимпа, покровителям государств и семей; затем Посейдону и Деметре, брату и сестре обоих владык, богам волнующегося моря и волнующейся нивы; затем Гермесу, ласковому другу смертных, даровавшему им первое стадо и научившему их скотоводству; затем Гефесту и Афине-Палладе, учителям всех ремесел, облагородивших нашу жизнь; затем Дионису и Афродите, от коих всякий восторг и в творчестве, и в любви; затем Аполлону, царю кифары и владыке Дельф, вещающему смертным волю Зевса и веленья рока... и здесь Ойней остановился.

- Здесь рядом алтарь Артемиды, царь, - заметил его старший советник, - могучей сестры могучего брата. Не должно лишать чести ни одного из великих богов Олимпа...

- Она - богиня охоты, - презрительно ответил царь. - С тех пор, как питомец Деметры нас научил хлебопашеству, нам более не нужно ее кровавое дело.

На этом он и кончил торжество.

Но Артемида не забыла его дерзновенного слова. Чтобы ему показать, что и после перехода к хлебопашеству ее дело не потеряло своего значения, она вывела из своих нагорных лесов чудовищного вепря. Он принялся безжалостно опустошать своими клыками нивы и Ойнея, и других калидонцев. Зеленеющие уже глыбы земли были выворочены, все поля изрыты; при продолжении бедствия грозили неурожай, голод.

И народ взмолился к царевичу Мелеагру, чтобы он, самый могучий юноша всей Эллады, снарядил охоту и освободил страну от этого бедствия. Мелеагру это и самому было любо: пылкий юноша не разделял тихих наклонностей своего отца. Он кликнул клич - и цвет тогдашней эллинской молодежи собрался, чтобы принять участие в этой отныне славной Калидонской охоте.

Первыми пришли оба брата царицы Алфеи, с почетом встреченные всеми как главные, после самого царя, вельможи страны. Потом богатырь Анкей, сильный, но необузданный; об его чудесных подвигах ходила громкая слава - полагали, что ему помогала волшебная сила. Потом еще много других, которых мы перечислять не будем; напоследок - дева из далекой Аркадии, охотница Аталанта. Она привлекла всеобщее внимание не только тем, что была единственной девой среди мужчин, но и своей неописуемой красотой - и нечего говорить, что все юноши, начиная с самого царевича, без памяти в нее влюбились и стали просить ее руки. Но она оставалась холодной к их стараниям.

- Выйду за того, - коротко отвечала она, - кто убьет калидонского вепря.

- А если ты сама его убьешь?

- Тогда останусь девой-этого-то я более всего желаю.

Одни только братья Алфеи не участвовали в общем увлечении, но не потому, что Аталанта им не нравилась.

- Боюсь ее, - сказал старший младшему. - И если это не сама Артемида, то, наверное, одна из ее близких нимф.

- Да, - отвечал другой, - мстя за нанесенное ей нашим зятем оскорбление, она нашлет на него беду похуже самого вепря.

С охотой не торопились: надо было сначала через горных пастухов узнать, в какой чаще пребывает зверь. Тем временем все были гостями радушного царя. Днем они упражнялись в метании копья и других играх, развивающих силу и ловкость; вечером пировали, но скромно, довольствуясь одним кубком вина, чтобы не ослабить своего тела. Один только Анкей ни в чем себя не стеснял: спал до полудня, ни в каких упражнениях не участвовал, зато вечером пил без удержу, кубок за кубком; а так как четвертый кубок, волею Диониса, был кубком Обиды, то не проходило пира без ссор. Одного только Мелеагра он слушался.

- Знаешь, - сказал ему однажды тот, - мне вина не жаль, но как же ты, вечно пьяный, будешь с нами охотиться?

Анкей грубо расхохотался.

- Не беспокойся, - ответил он ему, - и вепря убью я, и на Аталанте женюсь я.

- Почему ты так уверен?

- Потому что боги мне даровали три желания; два я уже израсходовал, но силой третьего исполню то, что сказал.

Наконец логовище зверя было найдено; на рассвете все двинулись к указанной чаще. Обыкновенно греки охотились так: в удобном месте расставляли между деревьями крепкие конопляные сети и с помощью собак старались загнать в них зверя. Но в данном случае это было совершенно бесполезно: не было столь крепких сетей, которых чудовищный вепрь не прорвал бы, и никакой облавы он бы не испугался. Нет, против него надо было идти с копьем в руке.

Анкей стоял в ряду с прочими, небрежно склонясь на свое копье, - по обыкновению пьяный. Мелеагр, сильно его невзлюбивший за его буйства и за его виды на Аталанту, стоял рядом с ним, не спуская с него глаз.

Вдруг из чащи стал доноситься треск ломающихся сучьев и шум вырываемых деревьев.

- Ну, слушай же! - сказал Анкей Мелеагру и, молитвенно воздев вверх руки, отчетливо произнес: - О, дайте, боги, вепрю жизнь исторгнуть мне!

- Что, складно? - спросил он, смеясь, Мелеагра.

- Складно, да не ладно! - угрюмо ответил тот.

- Как не ладно?

- А так, что неясно, кому кого придется убить: тебе ли вепря, или вепрю тебя.

Анкей побледнел. Ему и то показалось, что после его двусмысленной молитвы в воздухе над ним послышался чей-то смех. "Это Немезида! - подумал он. - Немезида, грозная богиня, карающая человеческое самомнение,- она записала мою просьбу на скрижалях возмездия". Он бы охотно ушел, но было уже поздно: вепрь вылетел из чащи и понесся прямо на него, дико сверкая своими налитыми кровью глазами. Анкей метнул свое копье, но его рука дрожала от страха еще более чем от похмелья, и копье бессильно ударилось в дерево. Еще мгновенье - и он сам, пораженный ударом клыка в живот, грохнулся о землю.

Охотники устремились к зверю. Вот блеснуло копье одного из братьев Алфеи, затем копье другого - напрасно: вепрь, чуя опасность, ловко изворачивался, оба промахнулись. Вдруг раздался громкий женский голос:

- В сторону все!

Смотрят - Аталанта, ясная и грозная, как сама Артемида, стоит на бугре, готовая метнуть копье. Копье полетело, вонзилось чудовищу в бок - кровь брызнула, но и только. Рассвирепев от раны, вепрь бросился в сторону Аталанты. И она бы испытала участь Анкея, но Мелеагр, точно окрыленный нависшей над ней опасностью, внезапно настиг зверя и вонзил ему копье в затылок. Раздался скрежет зубов, точно лязг железа, и чудовище повалилось на бок, поливая обильной кровью зеленую траву.


Добавлено ок. 2006-2007 гг.

20 сентября 2017 г.

у православных: Память апостолов от 70-и Евода и Онисифора, Память преподобного Луки

622 г. - Переселение (хиджра) Мухаммеда и его приверженцев из Мекки в Медину

1187 г. - Саладин начал осаду Иерусалима

1258 г. - освящен кафедральный собор в Солсбери — один из старейших и красивейших в Англии

1775 г. - Екатерина II назначила греческого монаха Евгения Вульгариса архиепископом новых земель Новороссии

1870 г. - Завершено объединение Италии. Итальянские войска вошли в Рим, который был провозглашён столицей королевства. Папа Пий IX отказался вести переговоры, удалился в Ватикан и объявил себя «ватиканским пленником».

1892 г. - родился Владимир Московский (Амбарцумов), новомученик

1918 г. - у итальянского священника Пио на руках и ногах появились стигматы

Случайный Афоризм

Архиепископ: христианский священник, достигший более высокого ранга, нежели Иисус Христос.

Менкен Г.

Случайный Анекдот

Решила недавно Пресвятая Троица устроить себе каникулы - в честь 2000-летия от Рождества Христова. Собрались и решают, куда бы отправиться отдохнуть. Бог-Отец говорит:
- Поехали в Иерусалим! Хороший город, меня там многие помнят...
Бог-Сын говорит:
- Нет, я не хочу опять в Иерусалим. У меня до сих пор плохие воспоминания об этом месте. Давайте лучше в Рим!
И тут вступает Святой Дух:
- О, классно! Правда, давайте в Рим! Я там никогда не был!..

  • Марк Твен. Письма с Земли
    Марк Твен. Письма с Земли

    Творец сидел на Престоле и размышлял. Позади Него простиралась безграничная твердь небес, купавшаяся в великолепии света и красок, перед Ним стеной вставала черная ночь Пространства. Он вздымался к самому зениту, как величественная крутая гора, и Его божественная глава сияла в вышине подобно далекому солнцу...

  • Отрывок из дневника Сима
    Отрывок из дневника Сима

    День субботний. Как обычно, никто его не соблюдает. Никто, кроме нашей семьи. Грешники повсюду собираются толпами и предаются веселью. Мужчины, женщины, девушки, юноши - все пьют вино, дерутся, танцуют, играют в азартные игры, хохочут, кричат, поют. И занимаются всякими другими гнусностями...

  • Мир в году 920 после Сотворения
    Мир в году 920 после Сотворения

    ...Принимала сегодня Безумного Пророка. Он хороший человек, и, по-моему, его ум куда лучше своей репутации. Он получил это прозвище очень давно и совершенно незаслуженно, так как он просто составляет прогнозы, а не пророчествует. Он на это и не претендует. Свои прогнозы он составляет на основании истории и статистики...

  • Дневник Мафусаила
    Дневник Мафусаила

    Первый день четвертого месяца года 747 от начала мира. Нынче исполнилось мне 60 лет, ибо родился я в году 687 от начала мира. Пришли ко мне мои родичи и упрашивали меня жениться, дабы не пресекся род наш. Я еще молод брать на себя такие заботы, хоть и ведомо мне, что отец мой Енох, и дед мой Иаред, и прадед мой Малелеил, и прапрадед Каинан, все вступали в брак в возрасте, коего достиг я в день сей...

  • Отрывки из дневников Евы
    Отрывки из дневников Евы

    Еще одно открытие. Как-то я заметила, что Уильям Мак-Кинли выглядит совсем больным. Это-самый первый лев, и я с самого начала очень к нему привязалась. Я осмотрела беднягу, ища причину его недомогания, и обнаружила, что у него в глотке застрял непрожеванный кочан капусты. Вытащить его мне не удалось, так что я взяла палку от метлы и протолкнула его вовнутрь...

  • Отрывок из автобиографии Евы
    Отрывок из автобиографии Евы

    …Любовь, покой, мир, бесконечная тихая радость – такой мы знали жизнь в райском саду. Жить было наслаждением. Пролетающее время не оставляло никаких следов – ни страданий, ни дряхлости; болезням, печалям, заботам не было места в Эдеме. Они таились за его оградой, но в него проникнуть не могли...

  • Дневник Евы
    Дневник Евы

    Мне уже почти исполнился день. Я появилась вчера. Так, во всяком случае, мне кажется. И, вероятно, это именно так, потому что, если и было позавчера, меня тогда еще не существовало, иначе я бы это помнила. Возможно, впрочем, что я просто не заметила, когда было позавчера, хотя оно и было...

  • Дневник Адама
    Дневник Адама

    ...Это новое существо с длинными волосами очень мне надоедает. Оно все время торчит перед глазами и ходит за мной по пятам. Мне это совсем не нравится: я не привык к обществу. Шло бы себе к другим животным…

  • Дагестанские мифы
    Дагестанские мифы

    Дагестанцы — термин для обозначения народностей, исконно проживающих в Дагестане. В Дагестане насчитывается около 30 народов и этнографических групп. Кроме русских, азербайджанцев и чеченцев, составляющих немалую долю населения республики, это аварцы, даргинцы, кумьти, лезгины, лакцы, табасараны, ногайцы, рутульцы, агулы, таты и др.

  • Черкесские мифы
    Черкесские мифы

    Черкесы (самоназв. — адыге) — народ в Карачаево–Черкесии. В Турции и др. странах Передней Азии черкесами называют также всех выходцев с Сев. Кавказа. Верующие — мусульмане–сунниты. Язык кабардино–черкесский, относится к кавказским (иберийско–кавказским) языкам (абхазско–адыгейская группа). Письменность на основе русского алфавита.

[ глубже в историю ] [ последние добавления ]
0.035 + 0.001 сек.