русский корабль, иди нахуй
Вот серьёзно не знаю, что делать с этим сайтом. Думал ещё как-то восстановить, как будет время и натхнення...

Сейчас мне просто стыдно знать русский язык.

Золотое руно


Пересказ В.В. и Л.В.Успенских

Остров Сирен


Сирены. Чернофигурная ойнохойя, 525-475 гг. до н.э. Частная коллекция Callimanopoulos, Нью-Йорк, СШАСирены. Чернофигурная ойнохойя, 525-475 гг. до н.э. Частная коллекция Callimanopoulos, Нью-Йорк, США

Несмотря на такое печальное предсказание, аргонавты дружно и весело двинулись в путь. Как ни прекрасен был остров волшебницы, как ни чудесна долина, где царствует вечное лето, родная Эллада была им милей. Быстро скользил их корабль мимо берегов плодородной Италии, и волны переливались под ним подобно серебряной чешуе. К вечеру над водой закружился туман; несколько островков, похожих на встречные корабли, показались на горизонте. Но мгла опустилась до самой воды и скрыла островки от глаз аргонавтов.

Вдруг из тумана послышалось пенье. Звучные женские голоса, сначала далеко, потом все ближе и ближе, все громче и громче, зазвенели в вечернем воздухе. В недоуменье переглянулись герои. Они не могли понять, откуда доносится пенье. Казалось, что им навстречу несется в тумане корабль, полный незримых певиц. И хотя аргонавты не слышали слов, им чудились в звуках мольба и тревога, жалобный нежный призыв.

Это были волшебные звуки, они притягивали к себе аргонавтов, манили и звали корабль за собой. Сначала Орфей повернулся лицом туда, откуда слышалось пенье, и впился глазами в туман. За ним и Медея, откинув косы с ушей, прислушалась к песне, и юные Диоскуры, выпустив весла из рук, застыли в глубоком молчанье. А кормчий Тифий, оставив кормило, встал во весь рост и поднял правую ногу на борт, точно вздумал шагнуть через него в воду.

- Стойте! - сказал наконец Язон.- Это песня о смерти. Кто-то тонет в тумане и взывает о помощи!

По знаку Язона гребцы схватились за весла. Их бронзовые тела разом рванулись вперед, потом откачнулись назад, и "Арго", весь в пене и брызгах, понесся сквозь плотный туман на призывные звуки. Никогда еще аргонавты не гнали корабль с такой быстротой. Охваченные неодолимым желанием узнать, откуда звучит эта песня, гребцы забыли даже свою Элладу.

Нос корабля на быстром ходу прорезал туман, и навстречу ему точно всплыл из-под воды неведомый островок. У подножья этого островка кипели буруны, и острые рифы, скрытые под водой, грозили неосторожным пловцам. А на зеленой лужайке, у самых волн, были набросаны груды камней, и желтые черепа с пустыми глазницами повсюду валялись в траве.

Но аргонавты не замечали бурунов. Не видели они и костей. Сильными взмахами весел гнали они своей корабль прямо на рифы. Там на гладко обточенном камне, над самой водой, вполоборота к пловцам сидели три девы-певицы. Наполовину скрытые камнем, они манили к себе аргонавтов и пели волшебную песнь. Их волосы отливали на солнце то медью, то зеленью. Руки тянулись навстречу героям. Большие глаза, холодные, как глаза змей, не отрываясь следили за "Арго". И, повинуясь волшебному взгляду, кормчий Тифий направил корабль прямо на камень. Точно во сне он видел и рифы, и золотистую мель, но под действием чар ему казалось, что лучше разбиться о риф, чем уплыть от острова прочь, не упившись чудесным пеньем. То же почувствовали и другие пловцы. Только мудрый Орфей не поддался волшебству.

Встав на носу корабля в длинной волнистой хламиде, поднял кифару певец и по струнам рукою ударил. Мерно под ловкой рукой загремели согласные струны, страшных певиц голоса заглушая торжественным хором:


Стойте, герои Эллады, гребцы быстроходного "Арго"!
Или затем мы спаслись от погони жестоких колхидян.
Чтобы погибнуть в волнах, не достигнув Пелазгии милой?
Разве не слышите вы, как ревут перед нами буруны,
Берег и скалы вокруг покрывая кипучею пеной?
Разве не видите вы: это остров Сирен смертоносных.
Бойтесь коварных сестер. Неизбежными чарами песен
Губят они корабли проходящих вблизи мореходов.
В море, отважный Язон! Удались от обители смерти.
Тот, кто увидел Сирен вероломных и ими пленился,
Тот ни седого отца, ни матери милой, ни братьев
В доме родном никогда не утешит желанным возвратом.
Злобные сестры Сирены до пояса так же прекрасны.
Как и богиня любви Афродита, рожденная морем.
Но не смотрите на них, не пленяйтесь их ложной красою:
Бедра волшебных сестер поросли отвратительной шерстью,
А от колен, вместо ног, кривые орлиные лапы
Издавна служат у них безобразному телу опорой.

Так пел аргонавтам Орфей, и сами Сирены заслушались песни. Они не понимали человеческой речи, но голос певца казался им слаще и чище их собственных голосов. А звуки его кифары так удивили коварных сестер, что они замолчали, в недоуменье глядя на быстро идущий корабль.

Но как только пенье Сирен прекратилось, один за другим очнулись гребцы. Волшебные чары слетели с Тифия, как сон. Он грудью налег на кормило, и легкий корабль, едва не ударясь о камень, свернул на восток и помчался от острова прочь.

В страшном волнении Сирены спрыгнули с камня и вперевалку заковыляли к воде. Им так хотелось поближе взглянуть на Орфея, что они на минуту забыли и о своем безобразии. Но тут уж все аргонавты увидели и косматые бедра, и кривые птичьи лапы волшебных сестер. Могучим, презрительным смехом разразились тогда герои. Громко засмеялся Язон. Корчась от смеха, спутали весла Кастор и Полидевк. Схватился за голову смешливый Евфал, а Теламон обнял руками мачту, чтобы не опрокинуться в воду. Так уплыли герои от страшного острова. Сирены же, упав на траву, катались по ней и грызли друг друга в напрасной ярости.


Далее - Харибда и Скилла

Комментарии к "Остров Сирен"

Зарегистрируйтесь или войдите - и тогда сможете комментировать. Это просто. Простите за гайки - боты свирепствуют.