Пересказ В.В. и Л.В. Успенских

— дочерние страницы:
Пересказ В.В. и Л.В. Успенских
Пересказ В.В. и Л.В. Успенских

Давным-давно в Греции, между двух синих морских заливов, в глубокой долине, отгороженной высокими горами от всего остального мира лежала страна Беотия. Под синим небом ее высоко вздымалась вершина Геликона, таинственной горы, где между темных рощ, над звонкими струями ключа Гиппокрены, обитали богини искусства - музы...

Озеро Тритона
Озеро Тритона

- Как пробраться отсюда в открытое море? - окликнул Язон незнакомца. - Путь один,- отвечал незнакомец.- Молитесь Тритону. Это озеро бога Тритона, и, кроме него, никто не выведет вас отсюда. Едва успев сказать это, юноша вдруг пропал, точно его и не было...

Проклятье Ээта
Проклятье Ээта

Весесело трепетал под ветром холщовый парус крепкодонного "Арго". День и ночь неустанно он резал лазурные воды, приближаясь к заветной земле. Наконец аргонавты завидели берег и вдали очертания Иолка. Свежий ветер родины дышал им в лицо, доносил до них запах травы, только что скошенной поселянами Иолка, запах спелого винограда и тучной земли...

Золотое руно


Пересказ В.В. и Л.В.Успенских

Путешествие по пустыне


Проваливаясь по самое горло в вонючий и склизкий ил, аргонавты один за другим кое-как пробились сквозь эту трясину на берег. А Медею Язон перенес на руках. Но им было нужно вытащить на берег и корабль. Пришлось привязать к его носу, у киля, смоленый канат и, упираясь в землю ногами, тащить корабль, как волы тянут плуг. Ноги героев тонули в сыпучем песке по колено, мышцы на согнутых спинах и на руках вздувались, как горы, а корабль не двигался с места: он крепко увяз. Но герои не падали духом; все сильней и сильней налегали они на канат, покуда нос корабля не тронулся с места и, пропахав огромную борозду в илистом дне, не вышел на чистый песок. Только покончив с этой тяжелой работой, герои смогли оглядеться кругом.

Берег был настоящей пустыней. Лишь гребни сверкающего песка уходили в бескрайнюю даль. Вокруг корабля расстилалось два моря: сзади - лазурное, полное блеска и шороха волн, спереди - зыбкое, желтое море песков. И нигде даже зоркие глаза Линкея не заметили ни селенья, ни дерева, ни источника пресной воды.

- Это все из-за нашей Медеи,- молвил Калаид, толкнув потихоньку Зета. А Зет отвечал:

- Брат, ты прав, как всегда. Проклятье Ээта сбылось над Язоном. Никто из нас никогда не увидит родимой земли.

Так роптали Зет и Калаид. Да и всякий другой человек на месте скитальцев-героев стал бы, пожалуй, роптать. Но остальные аргонавты не впали в уныние.

- Полно ворчать, Бореады,- сказал Полидевк, а Кастор прибавил:

- Будь у меня такие же крылья, как у Калаида и Зета, я бы не стал горевать, а облетел бы пустыню и разыскал бы колодец с водой.

Однако дети Борея угрюмо молчали и только поглядывали один на другого.

Язон разделил аргонавтов на три отряда и разослал их в три стороны в поисках воды, наказав возвращаться к закату. Сам же с Медеей остался на берегу, чтобы набрать хоть ракушек на обед. Солнце клонилось к земле, но нагретая за день пустыня дышала невыносимым зноем, как накаленный бронзовый щит. Даже близость морской воды не спасала от этого жара.

Нагибаясь за ракушками к песку, Язон и Медея услышали плеск волны и шорох прибоя. Скоро прибрежный ил совершенно исчез под водой, и волны, поднявшись до берега, стали лизать корму корабля. Язон сейчас же сообразил, что, пользуясь этим приливом, "Арго" сможет пройти над илистой топью и вернуться в Элладу. Он стал кричать и звать остальных аргонавтов, чтобы те торопились назад. Но, затерявшись в песках, аргонавты не слышали крика: они ушли далеко. Между тем прилив подымался все выше и выше, точно волны хотели похитить "Арго" с земли.

Вдруг Язон и Медея услышали звонкие голоса. Шумный вал разбился о берег и оставил на мокром песке трех богинь в венках из подводных цветов. Это были прибрежные нимфы Океаниды. С веселыми криками гнались они одна за другой, но, увидев людей, удивленно остановились. Потом закутались, как в плащи, в свои зеленые волосы и подошли к Язону. Старшая из сестер спросила:

- Кто вы такие и как вы попали в пустыню?

- Мы - аргонавты,- ответил Язон.- Плыли на родину в Иолк, но по воле богов теченье снесло нас сюда. Если вы, бессмертные сестры, можете нам помочь, укажите нам путь домой, и, вернувшись на родину, мы поставим вам мраморный храм.

- Ты хорошо говоришь, чужестранец,- молвили богини.- Не пытайтесь вернуться назад. В море грозит вам ужасная гибель. Лучше дождитесь на берегу, пока наша мать Амфитрита не распряжет своих белых коней. Тогда поднимите на плечи корабль и ступайте пешком по пустыне до самого края земли. Там вы найдете дорогу домой.

Сказав так, нимфы бросились в море и скоро пропали из глаз. Только что скрылись они, вернулись назад аргонавты. Язон передал им вещие слова нимф. Но никто из героев не знал, когда Амфитрита, седая жена владыки морей Посейдона, распрягает своих коней.

Аргонавты решили не спать ни днем, ни ночью. Присев на песок возле самого берега, они не сводили глаз с моря в тщетной надежде, что Амфитрита примчится к ним на своей колеснице. Но море казалось таким же пустынным, как и берег вокруг. А герои устали, и сон стал клонить одного за другим. Даже сам Мелеагр, бессонный охотник и страж, не выдержал и заснул тяжким каменным сном.

Долго спали измученные герои. Трижды волны налетали на берег и опять убегали назад, а они все лежали недвижно и не слышали шума воды. Вдруг Язон вскочил как безумный и бросился к морю. Он услышал сквозь сон призывное ржанье коня. Солнце только что встало из желтых песков, море было спокойно и тихо. Внезапно вода возле берега расступилась, отхлынула прочь, и на сушу из волн выскочил ослепительно белый конь с сияющей гривой и с глазами блестящими, как зеленые камни. Он взобрался на берег, уткнулся мордой в песок, громко фыркнул и вдруг, резвясь, понесся в пустыню. Язон понял, что это и есть волшебный конь Амфитриты. Он разбудил аргонавтов, и герои по шестеро в ряд взвалили "Арго" на плечи. Сгибаясь под тяжестью ноши, пошли они в том направлении, где скрылся подводный конь.

Утро скоро сменилось жарким, безветренным днем. Отвесные стрелы лучей, как раскаленное золото, жгли аргонавтов. Ноги вязли в песке, а тяжесть огромного судна давила и резала плечи. Мелкие камешки вперемешку с горячим песком забивались Медее в сандалии. Царевна старалась ступать осторожно, но непривычные ноги ее покраснели, стертая кожа потрескалась от жары, и песок обжигал ступни.

Ни конца ни края не было мертвой пустыне. Кроме шороха ног по песку, ни единый звук не тревожил ее безмолвия. И во всем безоблачном небе только пара орлов кружила под самым солнцем.

В полдень песок, накаленный до блеска, сделался белым, как снег. Он слепил глаза аргонавтам, а губы их почернели и запеклись от мучительной жажды.

- Язон! - говорила Медея.- Я не могу так идти. Ноги мои обливаются кровью. Лучше ляжем на этот песок и умрем.

Но Язон не отвечал ни слова. Он хорошо понимал, что, если Медея, поддавшись усталости, ляжет на жаркий песок, она уже больше не встанет. Солнце спалит ее жгучим огнем.

Аргонавты все шли и шли, не задерживаясь ни на миг. Наконец закатилось солнце, наступила короткая ночь. Но и ночью не стало легче. Даже мудрый и терпеливый Орфей забыл о своей кифаре. Жара иссушила горло божественного певца. В ночной духоте он брел, шатаясь под тяжестью корабля, и видел один только ровный сыпучий песок.

Так день и ночь, ночь и день шли они по пустыне, пока наконец Медея не обезумела от ужасной жажды.

- Язон,- прошептала она чуть слышно жесткими, как древесная кора, губами.- Я прокушу себе руку и выпью собственной крови, а потом напою и тебя. Ведь все равно мы умрем от жажды.

Но Язон и теперь не ответил. Он упрямо шагал вперед.

Бореады твердили, точно в бреду:

- Во всем виновата колдунья. Пусть она умирает в песке. Как только Медея умрет, удача воротится к нам.

- Замолчите,- ответили Диоскуры,- или мы силой принудим вас замолчать. Медея ни в чем не виновна, и всем одинаково тяжело.

- Мужайтесь! - хрипло пробормотал Линкей, точно ворон прокаркал.- Я вижу дерево и скалу. А что это падает там со скалы? Смотрите - ведь это вода!

- Ты бредишь,- сказал Мелеагр.- Я не вижу ни дерева, ни скалы. Ты просто спишь на ходу и видишь воду во сне.

- Нет, он не бредит! - в восторге крикнул Евфал.- Это правда вода! Я чувствую запах воды!

Вглядевшись туда, куда показала рука Евфала, аргонавты увидели черную черточку пальмы на фоне бездонного неба, но так далеко, что глаза едва различали ее.

- Слушай, Язон,- молвил тогда Евфал, посмотрев на Медею.- Нам неудобно нести корабль по шестеро в ряд. С боков довольно и по пяти человек, а Теламон подопрет корму. Ты же возьми царевну на руки и неси возле нас. Видишь, она уже не может идти.

Так говорил он из жалости к бедной Медее. На самом же деле аргонавтам было очень трудно тащить корабль на плечах.

Язон с благодарностью посмотрел на доброго Евфала и подхватил Медею с земли как раз в ту минуту, когда она, пошатнувшись, едва не упала в песок. И вдруг по пустыне пронесся стремительный ветер. Влажный и мягкий, он освежил горячие лица героев.

- Мо
ре! - сказал Теламон.- Там за пальмою море! Этот ветер - морской!

Люди разом рванулись вперед, и Язон побежал, держа на руках Медею. Скоро они взобрались на высокий песчаный холм и увидели целый пальмовый лес на морском берегу. Между пальм росли и другие деревья, а с высокой скалы серебряной лентой сбегал водопад.

Сбросив корабль на песок, вперегонки пустились герои к скале и припали губами к широкой струе водопада., А Язон, зачерпнув горстями воду, оживил бесчувственную царевну. Аргонавты пили и пили и никак не могли утолить свою жажду, а когда наконец, опьянев от воды, они оглянулись, то увидели в двух шагах от себя обнесенный оградою сад.

Там деревья сгибались под тяжестью яблок, крупных, сочных и огненно-золотых. Между этих деревьев ходили прекрасные девушки в белых одеждах, а на мягком зеленом лугу, в глубине чудесного сада, стоял бородатый гигант и держал на плечах тяжелый небесный свод.

- Это сад Гесперид,- сказал аргонавтам Орфей.- Здесь растут золотые яблоки. А вот и мощный Атлант!

- Да,- отозвались из-за ограды прекрасные девушки,- мы - Геспериды, а это брат нашего отца Атлант. Чистый источник в скале, из которого вы напились, выбил мечом великий Геракл, когда приходил в нашу землю.

- Это добрые вести! - воскликнул Язон.- Мы дошли до самого края земли и отсюда вернемся в Элладу. Ведь именно так предсказали нам нимфы.


Далее - Озеро Тритона

Добавлено ок. 2006-2007 гг.

24 июля 2017 г.

1021 г. - освящён храм в честь первых русских святых князей Бориса и Глеба

1619 г. - Филарет, отец царя Михаила Фёдоровича, возведён в патриархи

1847 г. - первые колонисты-мормоны организовали поселение в районе Большого Солёного озера, впоследствии ставшее городом Солт-Лейк-Сити

1928 г. - в Индии Николай Рерих основал «Урусвати»

1960 г. - возле Иерусалима найдены останки библейского города Гидеон

1981 г. - в Италии запрещена деятельность всех масонских лож и тайных обществ

Случайный Афоризм

Людям редко - а может быть, никогда - удается придумать Бога, действительно стоящего над ними. У большинства богов манеры и мораль испорченного ребенка.

Лазарус Лонг

Случайный Анекдот

В одном местечке умер раввин. Осталась вдова. Евреи посовещались и решили, что надо бы вдову женить, а то и до греха не далеко. Нашли подходящего жениха, тоже вдовца. Одна беда, мясник он, человек простой, необразованный. Однако вдова решилась и вышла за него замуж. В первый же вечер муж говорит: «еще моя тетя говорила, что правоверный еврей ни за что не сядет за стол, не переспав с женой». Переспали. После обеда опять: «А мой дедушка говорил, что правоверный еврей ни за что не ляжет спать, не переспав с женой». Утром: «А моя покойная бабушка...», перед обедом: «А мой дядя..» Короче говоря, через пару недель вдову спросили, как ей живется с новым мужем. Она ответила: «Конечно, мой новый муж не такой интеллигентный и образованный, как старый, но зато он из ТАКОЙ хорошей семьи!»

  • Марк Твен. Письма с Земли
    Марк Твен. Письма с Земли

    Творец сидел на Престоле и размышлял. Позади Него простиралась безграничная твердь небес, купавшаяся в великолепии света и красок, перед Ним стеной вставала черная ночь Пространства. Он вздымался к самому зениту, как величественная крутая гора, и Его божественная глава сияла в вышине подобно далекому солнцу...

  • Отрывок из дневника Сима
    Отрывок из дневника Сима

    День субботний. Как обычно, никто его не соблюдает. Никто, кроме нашей семьи. Грешники повсюду собираются толпами и предаются веселью. Мужчины, женщины, девушки, юноши - все пьют вино, дерутся, танцуют, играют в азартные игры, хохочут, кричат, поют. И занимаются всякими другими гнусностями...

  • Мир в году 920 после Сотворения
    Мир в году 920 после Сотворения

    ...Принимала сегодня Безумного Пророка. Он хороший человек, и, по-моему, его ум куда лучше своей репутации. Он получил это прозвище очень давно и совершенно незаслуженно, так как он просто составляет прогнозы, а не пророчествует. Он на это и не претендует. Свои прогнозы он составляет на основании истории и статистики...

  • Дневник Мафусаила
    Дневник Мафусаила

    Первый день четвертого месяца года 747 от начала мира. Нынче исполнилось мне 60 лет, ибо родился я в году 687 от начала мира. Пришли ко мне мои родичи и упрашивали меня жениться, дабы не пресекся род наш. Я еще молод брать на себя такие заботы, хоть и ведомо мне, что отец мой Енох, и дед мой Иаред, и прадед мой Малелеил, и прапрадед Каинан, все вступали в брак в возрасте, коего достиг я в день сей...

  • Отрывки из дневников Евы
    Отрывки из дневников Евы

    Еще одно открытие. Как-то я заметила, что Уильям Мак-Кинли выглядит совсем больным. Это-самый первый лев, и я с самого начала очень к нему привязалась. Я осмотрела беднягу, ища причину его недомогания, и обнаружила, что у него в глотке застрял непрожеванный кочан капусты. Вытащить его мне не удалось, так что я взяла палку от метлы и протолкнула его вовнутрь...

  • Отрывок из автобиографии Евы
    Отрывок из автобиографии Евы

    …Любовь, покой, мир, бесконечная тихая радость – такой мы знали жизнь в райском саду. Жить было наслаждением. Пролетающее время не оставляло никаких следов – ни страданий, ни дряхлости; болезням, печалям, заботам не было места в Эдеме. Они таились за его оградой, но в него проникнуть не могли...

  • Дневник Евы
    Дневник Евы

    Мне уже почти исполнился день. Я появилась вчера. Так, во всяком случае, мне кажется. И, вероятно, это именно так, потому что, если и было позавчера, меня тогда еще не существовало, иначе я бы это помнила. Возможно, впрочем, что я просто не заметила, когда было позавчера, хотя оно и было...

  • Дневник Адама
    Дневник Адама

    ...Это новое существо с длинными волосами очень мне надоедает. Оно все время торчит перед глазами и ходит за мной по пятам. Мне это совсем не нравится: я не привык к обществу. Шло бы себе к другим животным…

  • Дагестанские мифы
    Дагестанские мифы

    Дагестанцы — термин для обозначения народностей, исконно проживающих в Дагестане. В Дагестане насчитывается около 30 народов и этнографических групп. Кроме русских, азербайджанцев и чеченцев, составляющих немалую долю населения республики, это аварцы, даргинцы, кумьти, лезгины, лакцы, табасараны, ногайцы, рутульцы, агулы, таты и др.

  • Черкесские мифы
    Черкесские мифы

    Черкесы (самоназв. — адыге) — народ в Карачаево–Черкесии. В Турции и др. странах Передней Азии черкесами называют также всех выходцев с Сев. Кавказа. Верующие — мусульмане–сунниты. Язык кабардино–черкесский, относится к кавказским (иберийско–кавказским) языкам (абхазско–адыгейская группа). Письменность на основе русского алфавита.

[ глубже в историю ] [ последние добавления ]
0.012 + 0.001 сек.