Пересказ Ф.Ф.Зелинского

— дочерние страницы:
Пересказ Ф.Ф.Зелинского
Пересказ Ф.Ф.Зелинского

Антигона
Антигона

Сыновья Эдипа
Сыновья Эдипа

Потомки Лабдака

Пересказ Ф.Ф.Зелинского

Семеро против Фив

Спустившись с немейских высот, аргосское войско двинулось дальше через Истм и Мегариду и дошло наконец до Киферона, где начиналась фиванская область. Настроение у всех было подавленное: гибель Архемора не предвещала ничего хорошего. Заметив это, Тидей, душа похода, предложил отправить его послом к Этеоклу. Адраст согласился.

Этеокл сидел в своем царском совете, когда глашатай ввел к нему Тидея - С чем пришел?

- С предложением мира. А условие: ты уступаешь власть Полинику и покидаешь Фивы.

Этеокл презрительно улыбнулся:

- Если ваши Семь так же сильны доблестью, как умом, то нам их бояться нечего.

- Это ты можешь изведать сейчас же, - бойко ответил Тидей. - Самый слабый из Семи - Я. Кто из вас пожелает вступить в единоборство со мной?

Вызвалось десять фиванских храбрецов. Площадь совета мгновенно была превращена в арену боя. Сражались копьями и мечами. Один за другим выступали фиванские воины против Тидея, один за другим от него полегли. Узнав об этом, часть молодежи возроптала:

- Нельзя допустить, чтобы он победителем вернулся во вражеский стан!

И устроила ему засаду в ущелье Киферона. Но Тидей и тут не оплошал: засевших он всех перебил, кроме одного, которого отправил недобрым вестником обратно в Фивы...

С умилением и радостью взирала Афина-Паллада с небесных высот на удаль и силу калидонского героя. "Так продолжай, - подумала она, - и награда не заставит себя ждать".

Рассказ Тидея о своем приключении поднял упавший дух аргосцев. Они бодро спустились с Киферона и окружили Фивы. Один только Амфиарай не разделял всеобщей радости.

- Против брата прав, против родины не прав,- продолжал он твердить, - а неправде боги победы не пошлют.

В Фивах царило уныние: если один Тидей таков, то каковы же они все? Более всех был озабочен Креонт. Было у него два сына: старший, Гемон, был женихом Этеокловой сестры Антигоны; младший, Менекей, был еще отроком. Его он послал за старым Тиресием, доживавшим тогда уже последние дни своей чрезмерно долгой жизни. Тиресий пришел, ведомый за руку своим мальчиком.

- Что ты нам скажешь? - спросил его Креонт.

- А где, - переспросил Тиресий, - тот, что ходил за мной, отрок Менекей?

- Он здесь, с нами.

- Пусть удалится.

- Мой сын, - гордо ответил Креонт, - фиванец и спарт, дело его родины также и его дело.

- Как знаешь. Итак, слушай! Дела наши у богов были хороши, а теперь стали хуже. Паллада уже не за нас, она там, где доблесть, а доблесть там, где Тидей. Одно средство есть, средство верное. Его я пришел тебе поведать. Против аргосского орла надо двинуть фиванского змея - того страшного змея, которого убил Кадм. Его дух все еще враждебен нам. Надо его умилостивить его же кровью, кровью его потомка, спарта, но не женатого и не помолвленного, а отрока. Ты меня понял?

Креонт побледнел.

- Понял, - прошептал он.

- Тогда я свой пророческий долг исполнил. Мальчик, веди меня домой!

Когда он ушел, Креонт бросился обнимать Менекея.

- Беги, мой сын, беги немедленно, пока можно. Твоя жизнь в опасности, как только фиванцы узнают об этом ужасном вещании...

- Конечно, отец мой, бегу. Куди прикажешь? В Орхомен? В Дельфы? В Додону?

- В Орхомен, в Дельфы, в Додону - везде у меня есть друзья, везде тебя примут как своего. Сейчас принесу тебе таблички к ним.

Менекей с нежностью посмотрел ему вслед. "Твой сын - фиванец и спарт, дело его родины также и его дело. Против твоей воли, бедный отец, он тебе докажет, что ты был прав".

Там, где Амфионова стена пересекает Дирку, у старинной пещеры змея было отгорожено место, покрывавшее его могилу. Туда, по стене, направился Менекей с мечом в руке. Сверкнул меч - и струя крови окрасила бурый камень ограды. Никто не был свидетелем этой одинокой жертвы. Лишь страж, обходя стену, набрел на бездыханное тело и принес его отцу.

Аргосцы тем временем охватили кольцом весь семивратный город; фиванские лазутчики, ловко подслушав их совещание, донесли о нем Этеоклу и всему военному совету.

- Аргосцы, - доложили они, - решили повести приступ сразу против всех семи ворот, распределив их между своими семью вождями. Тидею выпали на долю Кренийские ворота...

- Ставлю против него нашего Меланиппа, - сказал Этеокл.

- Адрасту выпало брать Омолойские ворота, - продолжали лазутчики, - Капанею - Старые, Амфиараю - Претидские, Гиппомедонту - Онкейские, Парфенопаю - Электрины...

Этеокл последовательно называл фиванских вождей, назначаемых им охранять поименованные ворота.

- ...И наконец, Полинику - Верхние.

- Против него я выступлю сам, - твердо сказал Этеокл.

- Одумайся! - испуганно воскликнул Креонт. - Иль ты забыл старинный оракул Аполлона Лаю, истолкованный Тиресием? Всему его дому суждено погибнуть в крови, и вам - пасть друг от друга в нечестивом взаимоубийстве!

- Я обдумал все и потому иду, - спокойно ответил юный царь, смотря в глаза разгневанному дяде.

- Ослепленный! Безумец! Ты идешь на верную гибель!

- Кто ослеплен и безумен? Мой дед Лай, мой отец Эдип делали все возможное для того, чтобы уйти от рока. И каждый шаг их к нему приближал. Вы хотите, чтобы я следовал их примеру? Нет, будь что будет - не хочу вилять перед роком... Но враг не ждет. Пойдемте каждый к своему посту.

Зазвучала аргосская труба, угрожая осажденным своим резким медным голосом. Защитники поднялись на стену и сверху стали осыпать градом стрел и камней штурмовавших запертые ворота. Один только Этеокл, увидя приближающийся отряд Полиника, велел настежь открыть свои и выступил против него в поле. Полиник, узнав его, невольно отступил.

- Не ожидал? - насмешливо крикнул ему брат. - Не взыщи, я таков - не люблю прятаться за спиной других. Ты хотел получить мою власть - вот она!

С этими словами он метнул свое копье. Но и Полиник, лишь на мгновенье опешивший, одновременно метнул свое. Оба копья были хорошо направлены, оба достигли своей цели. Фиванцев смерть вождя разъярила, аргосцев заставила пасть духом. Завязался долгий бой, но фиванцы в нем имели преимущество, шаг за шагом оттесняя аргосцев от той кровавой поляны, где лежали оба тела, каждое с братским копьем в груди...

У других ворот не знали, что произошло у Верхних. Тидей творил чудеса храбрости у Кренийских. Меланипп должен был послать за запасным отрядом, так как его первый был уже поголовно убит этолийским вождем. Паллада с участием смотрела на Тидея. "Никогда, - говорила она себе, - я ни одного смертного так не любила". Прибытие к врагу новых сил удвоило храбрость Тидея.

- Вперед, друзья! - крикнул он своему отряду.- Перебьем и этих, как перебили первых!

Но Меланипп, зорко за ним наблюдавший, улучил эту минуту, когда он обернулся к своим, и, коварно направляя свое копье между его щитом и телом, стремительным ударом поразил его в живот. С громким криком пал Тидей и заметался в предсмертных судорогах.

- Будет утешение, - злобно крикнул Меланипп, - и сегодня и раньше убитым тобою воинам.

Тидей мгновенно забыл и о боли, и о приближающейся смерти. Жажда мести обуяла его.

- Вперед, друзья! - крикнул он своим, ползая по заливаемой его кровью земле. - Вперед!

Аргосский отряд исступленно двинулся на врага, оттеснил фиванцев, Меланипп был окружен, сверкнул десяток мечей - и его голова, брызжа вокруг себя кровью, полетела прямо в руки Тидею. Умирающий зарычал от дикого восторга, схватил ее и...

В эту минуту Паллада, покинув небесные высоты, подходила к своему любимцу с чашей нектара в руках, чтобы, выпив его, он обрел бессмертие. Она увидела его на земле, с головой Меланиппа в руках и... вцепившегося зубами в его череп. В отвращении она отшатнулась, чаша выпала из ее рук - и мрак смерти осенил очи Тидея.

Не менее яростный бой кипел у Старых ворот, у ограды старого змея. Но фиванский вождь не разрешил своим воинам спускаться со стен. Сверху поражали они штурмующих градом камней, дротиков и стрел. Наконец пылкому Капанею стало невтерпеж.

- Лестницу сюда! - крикнул он.

Вскоре штурмовая лестница была принесена.

- Сюда ее ставьте! - продолжал он, не замечая, что переступ
ает ограду и попирает ногами свежую кровь.

Но дух змея заметил его - и отравил своим безумящим ядом. Лестница стоит, грозя пасть своим верхним концом на головы защитников стены. Капаней хватает факел, взлетает на лестницу.

- Сожгу ваш город! - бешено кричит он им. - Сожгу его по воле богов или вопреки их воле!

Капаней на верху лестницы с факелом в руке реет в воздухе, точно гений приступа. Лестница наклоняется, защитники в испуге разбегаются.

- По воле богов или вопреки ей! - повторяет он громовым голосом.

Но еще более громовой голос раздался высоко над ним - и сверкнувшая в грозовой туче молния поразила его голову. Он выронил факел, простер руки, и его тело, крутясь, полетело вниз и ударилось о бурую скалу, обагренную отроческой кровью Менекея.

- Зевс за нас! - крикнули фиванцы и, открыв ворота, устремились на аргосцев.

- Зевс за нас! Зевс за нас!

Этот крик, словно лозунг победы, облетел всю стену Амфиона, передаваемый от ворот к воротам. Везде фиванские бойцы выступили в поле, везде стали они теснить, обращать в бегство, преследовать оробевшего врага. Пали Гиппомедонт, Парфенопай; пал бы и Адраст, но его чудесный конь унес его в пределы, недосягаемые для фиванских дротов и стрел. Менее счастлив был Амфиарай. Ему удалось бежать от Фив до самых Погний. Однако тут его настиг фиванец и уже поднял копье - но внезапно разверзлась земля и приняла Амфиарая с колесницей и конями в свое всеуспокаивающее лоно.

Далее

Добавлено ок. 2006-2007 гг.

23 августа 2017 г.

память мучеников Римских: архидиакона Лаврентия, Сикста папы, Феликиссима и Агапита диаконов, Романа

1572 г. - Варфоломеевская ночь в Париже

1948 г. - в Амстердаме создан Всемирный Совет церквей

2000 г. - День траура по погибшим морякам-подводникам АПЛ «Курск», единственной освящённой субмарины

Случайный Афоризм

Я с большим интеpесом пpочитал Вашего Эпикуpа. Во всяком случае имеется большой смысл в том, что моpаль не должна основываться на веpе, иначе говоpя, на суевеpии...

Эйнштейн А.

Случайный Анекдот

Мусульмане долго не покупали стиральный порошок "Дося", пока добрые люди не объяснили им, что свинья не входит в состав порошка

  • Марк Твен. Письма с Земли
    Марк Твен. Письма с Земли

    Творец сидел на Престоле и размышлял. Позади Него простиралась безграничная твердь небес, купавшаяся в великолепии света и красок, перед Ним стеной вставала черная ночь Пространства. Он вздымался к самому зениту, как величественная крутая гора, и Его божественная глава сияла в вышине подобно далекому солнцу...

  • Отрывок из дневника Сима
    Отрывок из дневника Сима

    День субботний. Как обычно, никто его не соблюдает. Никто, кроме нашей семьи. Грешники повсюду собираются толпами и предаются веселью. Мужчины, женщины, девушки, юноши - все пьют вино, дерутся, танцуют, играют в азартные игры, хохочут, кричат, поют. И занимаются всякими другими гнусностями...

  • Мир в году 920 после Сотворения
    Мир в году 920 после Сотворения

    ...Принимала сегодня Безумного Пророка. Он хороший человек, и, по-моему, его ум куда лучше своей репутации. Он получил это прозвище очень давно и совершенно незаслуженно, так как он просто составляет прогнозы, а не пророчествует. Он на это и не претендует. Свои прогнозы он составляет на основании истории и статистики...

  • Дневник Мафусаила
    Дневник Мафусаила

    Первый день четвертого месяца года 747 от начала мира. Нынче исполнилось мне 60 лет, ибо родился я в году 687 от начала мира. Пришли ко мне мои родичи и упрашивали меня жениться, дабы не пресекся род наш. Я еще молод брать на себя такие заботы, хоть и ведомо мне, что отец мой Енох, и дед мой Иаред, и прадед мой Малелеил, и прапрадед Каинан, все вступали в брак в возрасте, коего достиг я в день сей...

  • Отрывки из дневников Евы
    Отрывки из дневников Евы

    Еще одно открытие. Как-то я заметила, что Уильям Мак-Кинли выглядит совсем больным. Это-самый первый лев, и я с самого начала очень к нему привязалась. Я осмотрела беднягу, ища причину его недомогания, и обнаружила, что у него в глотке застрял непрожеванный кочан капусты. Вытащить его мне не удалось, так что я взяла палку от метлы и протолкнула его вовнутрь...

  • Отрывок из автобиографии Евы
    Отрывок из автобиографии Евы

    …Любовь, покой, мир, бесконечная тихая радость – такой мы знали жизнь в райском саду. Жить было наслаждением. Пролетающее время не оставляло никаких следов – ни страданий, ни дряхлости; болезням, печалям, заботам не было места в Эдеме. Они таились за его оградой, но в него проникнуть не могли...

  • Дневник Евы
    Дневник Евы

    Мне уже почти исполнился день. Я появилась вчера. Так, во всяком случае, мне кажется. И, вероятно, это именно так, потому что, если и было позавчера, меня тогда еще не существовало, иначе я бы это помнила. Возможно, впрочем, что я просто не заметила, когда было позавчера, хотя оно и было...

  • Дневник Адама
    Дневник Адама

    ...Это новое существо с длинными волосами очень мне надоедает. Оно все время торчит перед глазами и ходит за мной по пятам. Мне это совсем не нравится: я не привык к обществу. Шло бы себе к другим животным…

  • Дагестанские мифы
    Дагестанские мифы

    Дагестанцы — термин для обозначения народностей, исконно проживающих в Дагестане. В Дагестане насчитывается около 30 народов и этнографических групп. Кроме русских, азербайджанцев и чеченцев, составляющих немалую долю населения республики, это аварцы, даргинцы, кумьти, лезгины, лакцы, табасараны, ногайцы, рутульцы, агулы, таты и др.

  • Черкесские мифы
    Черкесские мифы

    Черкесы (самоназв. — адыге) — народ в Карачаево–Черкесии. В Турции и др. странах Передней Азии черкесами называют также всех выходцев с Сев. Кавказа. Верующие — мусульмане–сунниты. Язык кабардино–черкесский, относится к кавказским (иберийско–кавказским) языкам (абхазско–адыгейская группа). Письменность на основе русского алфавита.

[ глубже в историю ] [ последние добавления ]
0.022 + 0.001 сек.