Сказания кельтов

— дочерние страницы:
Сказания кельтов
Сказания кельтов

Сказания о сэре Герайнте, сыне Эрбина


Двор короля Артура обычно находился в Каэрлеоне на Аске, поскольку именно в это его владение было легче всего добраться и по морю, и по суше. И вот как-то собрался король Артур со своими людьми праздновать там Троицын день, а посему повелел украсить тринадцать церквей, каждая из которых предназначалась для конкретных гостей.
После службы отправились все в палаты короля Артура и сели за праздничный стол. И вошел вдруг туда красивый темноволосый юноша в шелковом платье и красивых сапогах, а на поясе у него висел меч с золотым узором.

- Приветствую тебя, король, - сказал он.

- Храни тебя Бог, - отвечал Артур. - С чем пришел ты в мой дом?

- Неужели ты меня не узнаешь? - удивился юноша. - Я лесничий твой из Динского леса, и зовут меня Мадок сын Тургадарна. Я хотел рассказать тебе о диковинном олене, которого видел в твоем лесу, - Что же в нем такого диковинного?

- Он совершенно белый, серебристый, и держит себя так горделиво, что не подпускает к себе ни одного другого лесного зверя. Что делать мне с ним, государь?

- Лучше я завтра сам отправлюсь на охоту и скажите об этом всем моим славным рыцарям и охотникам, - решил Артур.

А Гвиневра попросила короля взять ее с собой. И король с радостью согласился.

Тогда Гвальхмаи обратился к королю с такой речью:

- Позволь тому, кто убьет оленя, отрезать ему голову и поднести ее в подарок даме своего сердца.

- Пусть будет так, - решил Артур и добавил, - и пусть распорядитель накажет тех, кто опоздает завтра на королевскую охоту.

Затем все продолжили пир, а когда пришло время, отправились на покой.

На рассвете все проснулись, и король позвал четырех пажей, что всегда дежурили у дверей его спальни. Они помогли Артуру одеться.

А Гвиневра при этом не проснулась, и когда пажи хотели разбудить ее, король решил не тревожить ее сон.

И они отправились в путь.

Когда Артур покинул двор, Гвиневра встала, быстро оделась и вместо с одной из своих девушек пустилась к лесу по следам охоты.

И вскоре их догнал красивый высокий юноша на гнедом коне. Это был рыцарь благородного вида, красивый и юный, в атласных одеждах пурпурного цвета и плаще с золотыми яблоками.

На боку у него висел меч с золотой рукояткой, и обут он был в сапоги из лучшей кожи, а конь его шел легкой и горделивой поступью.

Он поклонился королеве и приветствовал ее. Гвиневра ласково кивнула в ответ:

- Добрый день, Герайнт. Храни тебя Бог. Почему не поехал ты на эту охоту в свите своего господина?

- Потому что не знал, в каком часу охота отправлялась с королевского двора, - отвечал Герайнт. Да и меня он не разбудил, - рассмеялась королева, - но не беда. Будем вместе стоять в стороне от его свиты.

Беседуя так, они выехали на опушку леса.

- Ну вот, отсюда мы услышим, когда собак пустят по следу, - сказала Гвиневра.

Но тут послышался топот копыт и на опушку выехали три всадника - карлик на высоком и горячем коне, прекрасная дама в парчовом платье на белом скакуне и рыцарь на высоком гнедом боевом коне. Закованный в сверкавшие на солнце латы рыцарь и его конь поражали воображение своей громадностью...

Гвиневре захотелось узнать, что это за рыцарь, поскольку ни ей, ни Герайнту он не был знаком, и послала к нему свою девушку.

Девушка подъехала к незнакомцам и спросила карлика, как имя его господина, но карлик отказался отвечать, прибавив свысока:

- Недостойна ты знать его имя, поскольку не высокого ты рода. Тогда служанка направила своего коня к самому рыцарю, но карлик больно стегнул ее плеткой по лицу, кровь закапала девушке на платье, и та в слезах вернулась к своей госпоже.

Рассердился Герайнт и сам отправился узнать имя громадного рыцаря. Но и его ударил карлик по лицу. Благородный рыцарь решил не вступать с ним в бой, ибо после убийства карлика пришлось бы ему вступить в бой с самим рыцарем, а победить его он не мог, поскольку был без доспехов, и вернулся к своей королеве.

- Ты правильно сделал, - сказала Гвиневра. - Ибо ты должен помнить, что по кодексу чести рыцарь не вправе поднять руку на простолюдина, кроме как для самозащиты.

- Позволь мне отправиться вслед за этим рыцарем, - ответствовал Герайнт, - и в первом же замке я одолжу доспехи и сражусь с ним.

- Хорошо, - согласилась королева, - но будь осторожен, и помни, что я буду волноваться за тебя.

- Если останусь жив, то подам о себе весточку не позже завтрашнего вечера, - сказал Герайнт.

И отправился в путь.

Долго ехал Герайнт за громадным рыцарем, его дамой и карликом, пока наконец не въехали они в большой город, где прибытию громадного рыцаря с дамой все были очень рады и почтительно приветствовали их, склоняя головы.
Герайнт надеялся увидеть в городе кого-нибудь из знакомых, но тщетны оказались его надежды. Нигде не видел он друзей, и никто не захотел продать ему или одолжить за плату доспехи или боевого коня, хотя в каждом дворе видел он блестящие латы, отличные мечи и прекрасных коней.
Издалека заметил Герайнт, что рыцарь с дамой и карликом въехали в ворота укрепленного замка, где им также все были рады.
Герайнт тоже приблизился к замку и попросил разрешения переночевать там, но ему отказали. Тогда благородный рыцарь стал искать себе другой ночлег и увидел на окраине полуразвалившийся дом, на пороге которого сидел почтенный старец в лохмотьях.

- Чем озабочен ты, благородный рыцарь? - спросил Герайнта старик. - Негде мне преклонить голову, - печально отвечал юноша.

- Ты можешь остановиться на ночь в моем доме, - сказал старик, - но немногое мы можем тебе предложить.

И с этими словами он провел рыцарь в дом, где посреди комнаты на полуистлевшей шелковой подушке сидела его престарелая супруга в поношенном платье. И Герайнт подумал, что в молодости не было ей равной по красоте. Потом старик познакомил рыцаря со своей юной дочерью, блиставшей неземной красотой, но также облаченной в жалкие лохмотья.

- Помоги этому юноше, - сказал ей старик, - накорми его и его коня, ведь ты знаешь, что не осталось у нас в доме слуг.

- Я сделаю все, что смогу, - отвечала девушка и помогла Герайнту раздеться и дала овса его коню, а затем отправилась в город за съестным, чтобы приготовить юноше ужин.

Вскоре она вернулась, неся сладкий мед в кружке и белые хлебы, сладкие булочки и большой кусок мяса в корзинке.

- Мне не удалось достать ничего другого, - пожаловалась она. - Никто не дает нам больше в долг. у

- Ничего, - успокоил ее отец. - И этого вполне достаточно. Вскоре все они сидели за столом и наслаждались ужином. После еды Герайнт спросил старика:

- Это тебе принадлежит этот дом, что когда-то был большим и красивым, как дворец?

- Да, - грустно отвечал ему хозяин. - И не только этот дом, но и замок, и весь город были моими. И даже большое графство, в которое ты попал.

- Как же ты потерял все это? - удивился рыцарь.

- Был у меня малолетний племянник, которому и принадлежали все эти богатства, и когда он вырос, то потребовал вернуть свое имущество, а я воспротивился, и тогда он пошел на меня войной и вернул свое, а мне оставил лишь этот дом.

- А не можешь ли ты объяснить мне, зачем сюда приехал один рыцарь с дамой в белом и карликом на быстром коне? И почему никто не захотел одолжить мне за деньги оружие и коня?

- Они прибыли на турнир, который устраивает завтра молодой граф. Посреди поля вкопают два столба, а них положат серебряную жердину, на которую посадят сокола. За него-то все и будут драться. Все в нашем городе готовятся принять участие в турнире. Поэтому никто и не захотел дать тебе меч или копье. И еще есть одно условие, без которого нельзя принять участие в турнире - у каждого рыцаря должна быть дама сердца. Тот великан на гнедом коне два раза подряд выигрывал турнир и получал в награду сокола. И если он победит завтра, то станет зваться Рыцарем Сокола и ему будет присуждаться победа во всех турнирах Сокола без боя.

- Что посоветуешь ты мне, отец, чтобы отомстить громадному рыцарю?

- Даже и не знаю, что ответить тебе. Но если ты захочешь принять участие в турнире, я ссужу тебя доспехами и боевым конем, если пожелаешь. Вот только нет у тебя дамы сердца!

- Разреши, чтобы ею стала твоя дочь. И если останусь я жив завтра, то буду верен ей всю жизнь, а если нет, то пребудет она в чистоте, как и прежде.

- Ну что же, - отвечал старец, - с удовольствием принимаю твое предложение. И тогда я должен кое-что еще рассказать тебе. Завтра на рассвете надлежит тебе выехать в поле, потому как будет там Рыцарь Сокола, который скажет своей даме: «Если кто пожелает ото брать у тебя эту гордую птицу, то сумею я защитить твои права». А мы все трое будем сопровождать тебе.

Так они и порешили и отправились спать, а наутро поднялись и приготовились к встрече с Рыцарем Сокола...
И когда громадный рыцарь обратился к своей даме, то вперед выехал на боевом коне Герайнт и сказал:

- Я готов сразиться с тобой и отвоевать сокола для своей прекрасной дамы.

И они сразились, и преломили копья, и один раз, и другой, и третий, и все время ломали копья, что им подавали. И удача попеременно была на стороне то Рыцаря Сокола, то Герайнта.

И старец все время подносил новые копья Герайнту, так лее как и карлик - своему господину. И наконец обратился старик к славному рыцарю короля Артура со следующими словами:

- Вижу, не принесут тебе удачи плохие копья. Попытай счастья с моим копьем, которое было при мне, когда меня посвящали в рыцари. Мне никогда не удавалось изломать его.

Герайнт взял копье и поблагодарил старика, а в этот момент карлик подавал новое копье своему хозяину, говоря:

- Вот тебе копье, крепкое и хорошее. И не забывай, что перед тобой достойный твоего мужества противник!

Но тут Герайнт бросился на Рыцаря Сокола с такой яростью, что сшиб с коня и разбил его щит на две половинки.
Но рыцарь вскочил на ноги, и завязался жестокий боя на мечах. И искры дождем сыпались от их яростных ударов. И когда старик увидел, что Герайнт начал слабеть, то крикнул:

- Не забудь об обиде, которую нанес карлик и Гвиневра, и ее служанке, и тебе самому.

Эти слова удвоили силу благородного рыцаря короля Артура, и он с такой яростью ударил противника по шлему, что разрубил его на две половики и рассек кожу на голове. Залитый кровью, рыцарь опустился перед Герайнтом на одно колено и стал молить о пощаде.

- Хорошо, - отвечал Герайнт, - я пощажу тебя, если только отправишься ты к Гвиневре и попросишь у нее прощения. Что касается меня, то я готов тебя простить, поскольку получил уже удовлетворение за нанесенную тобою обиду.

- Хорошо, только как твое имя? - вопросил рыцарь.

- Герайнт, сын Эрбина. А как зовут тебя?

- Эдирн, сын Нудда. И громадный рыцарь отправился тотчас ко двору короля Артура и попросил у Гвиневры прощения за нанесенную ей и ее служанке обиду. И благородная дама в белом вместе с карликом последовали за своим господином, хотя и были они оба очень огорчены.

А к Герайнту подъехал молодой граф со своей свитой и пригласил его быть гостем в замке.

- Нет, - вежливо отказался рыцарь. - Я должен провести эту ночь там же, где и прошлую - в доме графа Иниола.

- Пусть будет по-твоему, но я распоряжусь доставить в тот дом все необходимое.

И когда Герайнт прибыл в дом графа Иниола, то обнаружил там пажей молодого хозяина замка и все необходимое для омовения и роскошного пира.
Немного погодя прибыл и сам молодой граф и пригласил Герайнта к столу, но рыцарь спросил, где граф Иниола с женой и дочерью, - Они переодеваются к столу в платья, которые им прислал граф.
Тогда Герайнт попросил девушку не одевать нового платья, пока сама Гвиневра не пожалует ей нового платья при дворе короля Артура. Так та и сделала.
После роскошного пира молодой граф еще раз попросил Герайнта быть гостем в его замке, но благородный рыцарь молвил в ответ:

- Не бывать этому, пока не вернешь собственность графу Иниолу. - Но ведь он же сам не хотел отдавать мне мое, - возразил молодой граф.

- Клянусь, что не долго тебе владеть всеми богатствами! - Ну хорошо, тогда скажи, что ты хочешь! - Я хочу, чтобы графу Иниолу вернули принадлежащее ему по праву и возместили ущерб, который был причинен ему. И чтобы вес его слуги принесли ему клятву на верность.

Так и было сделано.
И престарелый граф со слезами радости на глазах поблагодарил Герайнта и отдал ему свою дочь в жены.
На другой день после этого все они отбыли ко двору короля Артура. Теперь поведаем об охоте короля Артура па белого оленя.
Первым настигла оленя собака из своры короля Артура, и ему первому удалось догнать оленя и пустить ему стрелу в сердце. И он сам отрезал голову белому оленю.
Но тут все охотники сошлись и заспорили, какой из дам отдать голову оленя.

Когда же об этом узнала королева Гвиневра, то рассказала она Артуру о Герайнте и попросила не решать ничего до его возвращения. И король с ней согласился.

На следующее утро королева послала людей на башни замка и приказала внимательно смотреть в сторону, куда уехал Герайнт. И вскоре дозорные заметили даму и карлика на конях, а за ними поодаль ехал с поникшей головой громадный рыцарь.
Это был Эдирн сын Нудда. Он рассказал Гвиневре о поединке с Герайнтом и добавил:

- Думаю, что завтра и он сам явится к вам в замок. Тут в палаты вошел король Артур, и Гвиневра поведала ему историю Эдирна.

- Не думаю, - хмуро заметил Артур, - что нам надо помиловать этого рыцаря.

Но королева упросила ему быть милостивым. Тогда Артур решил, что если рыцарь выздоровеет после раны, нанесенной ему Герайнтом, то его будут судить рыцари Круглого стола. И вскоре он прислал к нему своего врача Моргана Туда.
На другое утро стражи увидели с башен замка Герайнта с Энид, дочерью старого графа, и поспешили доложить об этом королеве.
Тогда Гвиневра вышла со своей большой свитой навстречу славному рыцарю и ласково приветствовала его. И она согласилась дать Энид самое красивое платье из своих собственных. И все, кто видел девушку в этом платье, не могли не поражаться ее красоте.
Король Артур тоже был рад и своему благородному рыцарю, и Энид. На следующий день они сыграли свадьбу, а королева сказала на свадебном пиру:

- Вот видишь, как правильно ты решил, Артур, не присуждать ни одной из дам головы белого оленя, потому что сейчас можешь отдать ее Энид, супруге Герайнта.

И Артур был с ней полностью согласен и отдал голову оленя прекрасной Энид.
Так закончилась эта история.

Но это еще не конец историям о славных похождениях рыцаря Герайнта.
Однажды ко двору короля Артура явились посланцы и вежливо и с почтением приветствовали его.

- Благослови вас Господь! - ответствовал король Артур. - С чем пожаловали?

- Нас послал Эрбин, твой дядя, с печальным известием, что настала его старость и не под силу ему теперь защищать свои владения от врагов. Вот и просит он твоей помощи и умоляет отпустить к нему сына его Герайнта.

- Хорошо, я подумаю и дам вам завтра ответ, а пока отдохните с дороги.

И они сели за стол, а Артур принялся тем временем раздумывать. Не легко было ему отпустить от своего двора славного рыцаря, но не мог он запретить доблестному Герайнту поспешить на помощь престарелому отцу. Не меньше грустила и его супруга Гвиневра, которой не хотелось расставаться с любезной Энид. Когда же Артур заговорил об этом с Герайнтом, то благородный рыцарь ответил, что поступит соответственно желанию короля.
И они порешили, что Герайнту следует отправиться к отцу, а Артур со своею супругой сами выбрали им достойных рыцарей и дам для сопровождения.
На следующее утро кавалькада отправилась в путь. И был в свите Герайнта Эдирн, сын Нудда, поскольку простила благородная Гвиневра этому рыцарю все его прегрешения.

Вскоре Герайнт вместе со своими людьми прибыл во владения отца, где все были рады его приезду и с почтением приветствовали его самого и его молодую супругу Энид.

На другой день Эрбин решил поговорить с Герайнтом и его рыцарями и сказал:

- Стар я стал и не могу держать меч в ослабевших руках, но с радостью передаю его тебе, сын мой. Сегодня же мои вассалы принесут тебе клятву верности.

Но тут Гвальмахаи обратился к Герайнту с такими словами: Не пристало ли тебе сначала выслушать просьбы и жалобы страждущих, а клятву верности принять завтра поутру?

И все согласились с мудрыми словами. И Герайнт с отцом выслушали просящих и дали все, что полагалось им по закону. И все были в тот день рады и счастливы. На следующий день поутру была принесена клятва верности, и Герайнт с рыцарями после весело проводили время в пирах и ратных забавах.

Но через два дня настало время славным рыцарям короля Артура возвращаться ко двору. Проводили Герайнт с Энид гостей до границ своих владений и пожелали им счастливого пути. И стал затем Герайнт править своим графством так же честно и справедливо, как им правил его отец.
Но вот он так увлекся пирами и турнирами и сладкими утехами с Энид, что совсем позабыл про свои обязанности правителя и не пекся больше об интересах своих вассалов. И отвернулись люди от Герайнта. А он и не заметил этого, находя утешение в обществе Энид.
Дошел слух об этом и до благородного Эрбина, который решил поговорить с Энид и спросил ее:

- Не ты ли повинна в переменах, произошедших с моим сыном?

- Нет, - отвечала ему прекрасная дама, - я и сама опечалена переменой в моем муже.

Но она боялась поговорить об этом с супругом и была очень печальна, а Герайнт заметил это и никак не мог понять причин ее горя, Однажды на рассвете Энид проснулась раньше мужа и стала любоваться его мужественной красотой. И не могла сдержать она возгласа:

- Неужели из-за меня, отказался он от славных подвигов на поле брани?!

И заплакала она, и ее горячие слезы закапали на грудь Герайнту. Проснулся он, увидел Энид в слезах и решил, что не люб он ей больше.
Позвал Герайнт тогда оруженосца и велел ему принести боевые доспехи, а жене своей велел одеть платье для верховой езды.

- Не вернемся мы во дворец, - сказал он ей, - до тех пор, пока ты не убедишься, что не отказался я от милой моему сердцу жизни на поле брани и нет сильнее меня рыцаря. Если же я погибну, то можешь идти к другому милому твоему сердцу господину.

Ничего не поняла Энид, но Герайнт и не стал объяснять ей, а направился в покои отца и попросил его принять на время правление на себя, поскольку собирался он со своею женою отправиться в порубежные земли. И еще сказал он, что берет с собой одну только Энид.
И когда они выехали из замка, приказал Герайнт супруге отъехать от него вперед на большое расстояние и не оборачиваться и не заговаривать с ним, пока не будет на то его рыцарской воли.
Долго ехали они по лесам и долам, и выбирал Герайнт самую нехоженую тропу. И вот однажды очутились они на опушке леса, и выехали из него четыре разбойника на конях, и услышала Энид, как они говорят между собой:

- Давай убьем этого печального рыцаря, что не видит ничего дальше собственного носа, завладеем его конем и доспехами, да и прекрасной дамой впридачу.

Долго не решалась Энид рассказать об этом супругу, но потом не выдержала и передала ему слова разбойников. Рассердился Герайнт:

- Я не велел тебе говорить со мной, и не смей обращаться ко мне с глупыми речами. Я не боюсь этих людей.

В этот момент один из разбойников поскакал навстречу Герайнту с копьем наперевес, но Герайнт опередил его и ударил в самую середину щита, и щит негодяя раскололся пополам, а копье вошло ему в грудь. Так же рыцарь расправился и с остальными разбойниками. Энид видела все это и была печальна. Герайнт же спешился и собрал доспехи убитых, связал их коней и дал уздечки жене своей, приказав ей гнать лошадей впереди себя. И еще велел он ей молчать, как и раньше.
Вскоре выехали они на поляну, по которой протекал ручей, и из-за кустов показались трое вооруженных людей на конях. И Энид слышала, как замышляли они злое против ее мужа.
И вновь она нарушила его приказание и передала слова разбойников Герайнту. И вновь рассердился Герайнт ее неповиновению. И вновь бился рыцарь с тремя разбойниками, и вновь победил врагов своих, и вновь спешился он и привязал к седлам коней их доспехи, а коней связал вместе, так что числом их стало семь, и велел Энид гнать их впереди себя. И еще строго-настрого приказал он ей не заговаривать с ним более.
Затем они углубились в лес, и навстречу им попалось пятеро вооруженных разбойников.
Энид не утерпела и предупредила Герайнта о грозящей опасности.

- Не желаешь ты слушать меня и пожалеешь еще об этом! - и с этими словами Герайнт бросился в бой и победил своих врагов одного за другим. И вновь связал их коней и велел жене гнать их впереди себя.

Энид выполняла все его указания с кротостью и терпением, и устыдился Герайнт своего жестокого к ней отношения. Но когда наступила ночь, он велел Энид остановиться в лесу и сам лег на землю и заснул, а ей приказал не спать и стеречь коней. И бедняжка так и сделала.
А наутро рыцарь встал и, даже не спросив, не хочет ли спать Энид, приказал отправляться дальше.
И когда они переправились через речку, то выехали на большое поле, где люди косили траву. И увидели паренька, который шел к тем косцам с корзинкой, в которой лежала еда. Они остановили его и вступили с ним в разговор. Юноша предложил рыцарю и его жене отдохнуть и поесть вместе с ним и сказал, что готов поделиться едой, которую пес косцам. Герайнт с Энид поблагодарили его за доброту и с радостью отведали еды, которую он им предложил.
А потом рыцарь попросил юношу направиться в город и подыскать ему лучшее место для ночлега и лучшую конюшню для его лошадей. И за то обещал дать ему самого красивого коня.
Юноша очень обрадовался и пошел в город и нашел лучший дом для Герайнта и Энид и отвел их туда, а потом отправился к владетельному графу в замок и рассказал ему о благородном рыцаре.
Герайнт приказал Энид расположиться в соседней комнате и не переступать порога его покоев, пока не будет на то его воля.
А вечером к Герайнту в гости явился граф в сопровождении двенадцати своих лучших рыцарей, и Герайнт пригласил его к столу, и граф спросил:

- Какова цель твоего путешествия?

- Я странствую безо всякой определенной цели.

Тут граф посмотрел на Энид и возжелал ее и попросил у Герайнта разрешения поговорить с прекрасной девой. И рыцарь разрешил ему.

- Красавица, - обратился граф к Энид, - я вижу, что нерадостен тебе путь с этим человеком, и нет у тебя ни пажей, ни служанок. - Я довольна всем, что у меня есть, - отвечала благородная девушка.

- Не захочешь ли стать моею?

Сначала Энид рассердилась, но когда поняла, что граф готов убить Герайнта, то решила действовать хитростью. И попросила графа похитить ее на рассвете. Граф согласился.

После Герайнт с Энид проводили гостей, и славный рыцарь отправился спать.
Энид же не ложилась, а привела в порядок доспехи своего мужа и после полуночи разбудила его и рассказала о коварных планах графа. Теперь уже Герайнт не сердился на супругу свою, а внимательно выслушал ее. Затем он позвал к себе хозяина дома и попросил его проводить их до городских ворот. А за ночлег и помощь отдал доброму человеку одиннадцать разбойничьих коней. Хозяин отказывался было от столь щедрого подарка, но Герайнт и слушать не захотел его речей.
Теперь рыцарь приказал девушке ехать позади.
Когда же хозяин дома вернулся к себе, то увидел во дворе графа с восьмьюдесятью вооруженными рыцарями, который спросил, куда делся Герайнт. Хозяин ответил, что проводил его с Энид до ворот.
Граф разгневался, но хозяин сказал, что ничего не знал о приказании задержать Герайнта и лишь указал направление, в котором поехал славный рыцарь. И граф со своими рыцарями помчался за Герайнтом.
Вскоре Энид обернулась и увидела на дороге облако пыли. Она решила, что во что бы то ни стало должна сказать своему мужу о подстерегающей их опасности.

- Не заметил ли ты, Герайнт, - сказала она, - что нас догоняет граф?

- Заметил, и уже давно, - отвечал рыцарь. - А вот ты опять не выполнила моего наказа. Лучше бы тебе помолчать.

Он развернул своего коня и вышиб ударом копья первого же напавшего на него рыцаря. Так же он расправился со всеми восьмьюдесятью рыцарями. Наконец подошла очередь самого графа.
Герайнт и граф преломили копье - один раз, и другой, но потом Герайнт изловчился и нанес графу удар такой силы, что расколол и его шит, и латы...
Граф свалился на землю и потерял сознание, а когда пришел в себя, стал молить у Герайнта пощады.
И благородный рыцарь простил его.
Поехали Герайнт с Энид дальше той же дорогой - Энид позади, а благородный рыцарь короля Артура чуть впереди.
И вскоре очутились в прекрасной долине, по которой протекала чудесная речка, на другом берегу которой стоял красивый замок. Через речку был перекинут мост. Переехали они мост, и вдруг увидели, что навстречу им скачет рыцарь на красивом и могучем коне. Герайнт спросил его, кто хозяин замка.

- Владеет этим замком Гвиффар Пти, иначе называемый Маленьким королем. И нельзя проехать через его владения, не посетив его замка. Ибо не любит он рыцарей, пренебрегающих его гостеприимством.

- Бог мне свидетель, - отвечал Герайнт, - что никогда еще я не делал так, как того требовали другие.

И он не стал заворачивать в замок.
Но вскоре раздался стук лошадиных копыт, и Герайнт, обернувшись, увидел маленького рыцаря в доспехах на высоком боевом коне в полном вооружении.

- Скажи мне, чужеземец, - крикнул Гвиффар Пти, - по незнанию или по злому умыслу нарушил ты установленные мною обычаи?

- Не доводилось мне раньше слышать о столь странных обычаях, и не намерен я следовать им! - отвечал ему Герайит. - И не поеду я к тебе в гости прежде, чем ты не признаешь Артура своим королем!

- Оставь Артура в покое! - крикнул ему Маленький король. - Я вызываю тебя на поединок!

Они сразились и бились долго и упорно, и много копий был о сломано в том бою. И трудно приходилось Герайнту, ибо Гвиффар Пти был столь мал ростом, что полность укрывался за своим щитом. Наконец от усталости кони их пали, и рыцари сразились пешими. И долго они еще бились и уж совсем было обессилили, как Герайнт изловчился и нанес страшный удар Маленькому королю. Тогда меч выпал у Гвиффара Пти из рук, и попросил он у Герайнта пощады.

- Хорошо. - отвечал благородный рыцапь, - я пощажу тебе, но отныне ты должен стать мне другом и обещать, что не поднимешь больше никогда на меня руку. И по первому же моему зову придешь мне на помощь.

- С радостью обещаю тебе это, - отвечал побежденный. -А сейчас приглашаю тебя к себе в замок омыться и залечить свои раны. - Нет, - сказал Герайнт, и только тут Маленький король заметил несчастную, измученную долгим путешествием Энид, и стало ему жаль красоты девушки. И сказал он Герайнту:

- Зря отвергаешь ты мое предложение. И как бы победа не превратилась для тебя в поражение.

Но Герайнт не пожелал слушать его и направился дальше. Энид же покорно поехала за ним. Солнце жгло немилосердно, и Герайнт чувствовал себя очень плохо - на его доспехах запеклась кровь, и весь он обливался потом.
Вскоре они въехали в лес, и тут Герайнт решил остановиться и сошел с коня, укрывшись от палящих лучей солнца под тенистым деревом. Энид тоже сошла на землю и прилегла под соседним деревом.
И вдруг в лесу раздался звук рогов и топот коней. Это был король Артур, который со своей свитой проезжал через лес и послал одного из своих рыцарей узнать дорогу. Это был Кэй.

- Рыцарь, - спросил он Герайнта, ибо не узнал его. - Что ты тут делаешь?

- Отдыхаю в тени деревьев, - ответил Герайнт, который узнал Кэя.

- Ты должен поехать со мной к королю Артуру, - сказал Кэй.

- Никогда в жизни, - ответил ему Герайнт.

Тут Кэй рассердился, и они сразились. Кэй нанес сокрушительный удар Герайнту, но благородный рыцарь, придя в сильную ярость, ударил его древком копья в челюсть, и Кэй свалился с коня.
Вскоре Кэй пришел в себя и вернулся в лагерь короля Артура, пошел в шатер Гвальхмаи и сказал, что недалеко в лесу видел раненного рыцаря в залитой кровью броне, и посоветовал съездить посмотреть на него.

- Хорошо же, - отвечал Гвальхмаи, вооружился, сел на боевого коня и отправился на поиски Герайнта.

И вновь все повторилось, как и прежде с Кэем. Герайнт отказался поехать в лагерь короля Артура. И они вступили в битву... И Гвальхмаи так сильно ударил копьем в щит Герайнта, что разбил его щит. И только тут узнал он Герайнта. И воскликнул: - Герайнт! Не ты ли это?

- Нет, - отвечал Герайнт.

- Не стыдно ль тебе отрицать очевидное, - стал увещевать его Гвальхмаи. - Поедем к королю Артуру, он ведь друг тебе и покровитель.

Тут Гвальхмаи заметил под деревом Энид и учтиво приветствовал ее. Вскоре один из рыцарей приехал к ним, чтобы узнать новости, и Гвальхмаи отослала его к королю Артуру с вестью о Герайнте и с просьбой, чтобы король перенес свой шатер поближе к строптивому рыцарю. Артур поставил свой шатер у дороги и устроил все так, что они встретились. - Кто ты, рыцарь? - спросил Артур Герайнта.

- Да это лее Герайнт, - отвечал ему Гвальхмаи.

Тут Артур заметил Энид и ласково приветствовал ее. А затем спросил: Что приключилось с твоим мужем, Энид, и что все это значит?

- Не могу ничего объяснить вам, король, скажу лишь, что я следую за своим мужем и не могу оставить его, - отвечала верная Энид.

- Разрешите мне ехать дальше одному, - попросил тут Герайнт, но король Артур и слушать ничего не захотел, а приказал отвести Энид в шатер Гвиневры, а для Герайнт разбить шатер и вызвать самого лучшего лекаря.

Через месяц Герайнт совершенно поправился и попросил у короля Артура разрешения продолжать путь. И как только Артур узнал, что рыцарь его поправился, он разрешил ему ехать дольше.
Когда Артур со своей свитой уехали, Герайнт с Энид тоже отправились в путь. И Герайнт по-прежнему не разговаривал с женой.
Вскоре они услышали рыдания в лесу, и благородный рыцарь короля Артура приказал Энид ждать его, а сам отправился на поиски того, кто так безутешно плакал.
На поляне он увидел молодую прекрасную даму, которая стенала над телом убитого рыцаря. Рядом паслись их копи.

Дама рассказала Герайнту, что они ехали с мужем по лесу, и вдруг на них напали трое великанов и убили ее рыцаря. Герайнт спросил, куда делись великаны, и дама показала ему дорогу. Тогда Герайнт вернулся к Энид, приказал ей пойти на поляну к даме, а сам отправился следом за великанами. И вскоре настиг их и увидел, что роста они огромного и у каждого была на плече дубина. Но Герайнт не испугался и сразился с каждым по отдельности великаном и одолел их, вот только последний успел нанести ему страшный удар.
Из последних сил добрался Герайнт до поляны, где его поджидали дамы, и упал на землю без чувств. Энид испустила крик горя и отчаяния и бросилась к своему возлюбленному мужу.
Мимо проезжал граф Лимура и, услышав крики женщин, выехал к ним на поляну. И дамы с плачем рассказали ему о смерти двух благородных рыцарей.
Граф приказал похоронить первого рыцаря, но решил, что Герайнту еще можно попытаться спасти жизнь, и повелел перенести его на носилках в замок.

Когда же они прибыли в замок, носилки с Герайнтом поставили на возвышении в зале, а граф предложил прекрасным дамам переменить дорожные платья. Энид наотрез отказалась, и как граф не уговаривал ее, и слышать не хотела о нарядах, еде и питье.
Тут граф так рассердился, что в гневе залепил ей пощечину. Энид вскрикнула от боли и обиды и подумала, что если Герайнт жив, то очнется и защитит ее честь. И Герайнт очнулся от своего обморока, поднялся со своего ложа и, схватив свой меч, лежавший рядом, набросился на графа Лимура и с такой силой ударил его по голове, что разрубил пополам до пояса. А меч его при этом вонзился в край стола, за которым сидел граф.
И все слуги графа и рыцари его разбежались в страхе, решив, что мертвец восстал к жизни, чтобы отомстить за жену.
Взглянув на Энид, Герайнт понял, как был несправедлив к ней, и решил простить ее и спросил ласково, где их кони. Энид отвечала:

- Твой конь во дворе, но неизвестно мне, что сталось с моим конем.

Тогда Герайнт вышел во двор, вскочил на своего коня, поднял с земли Энид и посадил ее перед собой. И они поехали по дороге, по обе стороны которой была живая изгородь. Вдруг впереди них заблистали копья и раздался звон мечей.

- Сдается мне, что стоит тебе переждать немного, - сказал Герайнт и опустил Энид на землю за живой изгородью.

И тут же на него помчался какой-то всадник с копьем наперевес. Энид не выдержала и закричала:

- Что за честь тебе убивать полуживого! Всадник остановился и с удивлением произнес:

- Да это брат мой названный - Герайнт! - А ты кто такой?

- Я Маленький король и поспешил к вам на помощь, как только узнал, что вы попали в беду!

- Все обошлось, - успокоил его Герайнт, и Маленький король пригласил их в замок своего родича передохнуть. Герайнт с благодарностью принял это приглашение. И они пробыли в том замке месяц, пока Герайнт окончательно не выздоровел.
Тогда Гвиффар Пти пригласил Герайнт с Энид погостить в его замке, и Герайнт согласился, но сказал, что пробудет в гостях у маленького короля всего лишь один день, а затем отправится к королю Артуру.
На рассвете они отправились в путь, и Энид была так прекрасна в то утро, как никогда. Но когда они выехали на дорогу, то вскоре увидели, что оказались на перепутье. Они обратились с расспросами к путнику, который шел по одной из двух дорог, желая узнать, куда им ехать дальше.
Путник объяснил, что если они пойдут по одной из дорог, то никогда уж не вернутся домой, потому что в конце того пути их ждет волшебный туман, в рядом живет граф Ивейн, и принимает он только тех гостей, которых сам пожелает видеть.

- Тогда именно этой дорогой мы и поедем, - решил Герайнт. Вскоре они уже сидели в гостях у графа Ивейна, который был очень рад их приезду и повелел накрыть пиршественные столы. Но вскоре Ивейн заметил, как задумчив стал его гость и спросил его об этом.

И Герайнт отвечал, что очень ему хочется посмотреть на таинственный колдовской туман.
- Ну, что ж, - сказал Ивейн, - если хочется, иди посмотри.
И сразу после пира надел Герайнт свои доспехи и вышел к ограде замке, где на каждый кол были насажены человеческие головы.

- Где же вход в этот туман? - спросил Герайнт, указывая на клубы позади ограды.

- Иди, где хочешь, - отвечал ему граф.

И Герайнт ринулся без страха в таинственный туман.
Он очутился в красивом саду, посреди которого у входа в шатер с откинутым пологом росла большая яблоня, на ветвях которой висел рог. Герайнт спешился и вошел в шатер.
Там на золотом стуле сидела красавица, а напротив нее стоял точно такой же золотой стул, на который Герайнт и сел.

- Не садись на этот стул, - попросила рыцаря девушка.

- Почему же? - удивился Герайнт.

- Хозяин этого шатра не любит, когда кто-то сидит на нем.

- Ну и что? - засмеялся Герайнт, но в этот миг снаружи послышался шум, и рыцарь вышел посмотреть, в чем дело.

И увидел он на поляне перед шатром громадного всадника в полном боевом облачении, который тут же вызвал Герайнта на бой.
Они сразились и сломали не одну пару копий, пока наконец славный рыцарь короля Артура не направил свое копье в середину щита всадника и не вышиб его из седла. Упав на землю, хозяин шатра взмолился о пощаде. Герайнт отвечал ему:

- Хорошо, я оставлю тебя в живых, если только исчезнет этот волшебный туман.

- С удовольствием принимаю твое условие, - отвечал ему побежденный. - Протруби в рог, и туман рассеется, как будто его никогда и не было.

И вот Герайнт протрубил в рог, туман исчез, а сам он оказался среди друзей. Верная Энид встретила его со слезами радости на глазах...
Герайнт вернулся в свои владения, правил ими в мире и процветании вместе со своей Энид и больше уже никогда не путешествовал.

Мифы, легенды и предания кельтов, -М.: Центрполиграф, 2004

Добавлено: 12 января 2009 г. 01:15:04

29 мая 2017 г.

Вознесение Бахауллы

1453 г. - армия султана Мехмеда II захватила Константинополь; тогда же погиб последний византийский император Константин XI Палеолог (Дра́гаш)

1494 г. - умер Иоанн, устюжский юродивый

1724 г. - после смерти папы Иннокентия XIII новым папой под именем Бенедикт XIII был избран 75-летний доминиканец Пьетро Франческо Орсини

1875 г. - умер Мотеюс Валанчюс, литовский писатель и церковный деятель

1947 г. - индийское учредительное собрание запретило касту «неприкасаемых»

1964 г. - Палестинский национальный конгресс провозгласил создание Организации Освобождения Палестины

Случайный Афоризм

Самое неоспоримое свидетельство бессмертия - это то, что нас категорически не устраивает любой другой вариант

Эмерсон Р.

Случайный Анекдот

На уроке в воскресной школе: - Дети, почему римляне схватили Иисуса Христа? Вовочка: - Да голубой он был! - Откуда ты взял?! - А кто с Иудой целовался???

  • Марк Твен. Письма с Земли
    Марк Твен. Письма с Земли

    Творец сидел на Престоле и размышлял. Позади Него простиралась безграничная твердь небес, купавшаяся в великолепии света и красок, перед Ним стеной вставала черная ночь Пространства. Он вздымался к самому зениту, как величественная крутая гора, и Его божественная глава сияла в вышине подобно далекому солнцу...

  • Отрывок из дневника Сима
    Отрывок из дневника Сима

    День субботний. Как обычно, никто его не соблюдает. Никто, кроме нашей семьи. Грешники повсюду собираются толпами и предаются веселью. Мужчины, женщины, девушки, юноши - все пьют вино, дерутся, танцуют, играют в азартные игры, хохочут, кричат, поют. И занимаются всякими другими гнусностями...

  • Мир в году 920 после Сотворения
    Мир в году 920 после Сотворения

    ...Принимала сегодня Безумного Пророка. Он хороший человек, и, по-моему, его ум куда лучше своей репутации. Он получил это прозвище очень давно и совершенно незаслуженно, так как он просто составляет прогнозы, а не пророчествует. Он на это и не претендует. Свои прогнозы он составляет на основании истории и статистики...

  • Дневник Мафусаила
    Дневник Мафусаила

    Первый день четвертого месяца года 747 от начала мира. Нынче исполнилось мне 60 лет, ибо родился я в году 687 от начала мира. Пришли ко мне мои родичи и упрашивали меня жениться, дабы не пресекся род наш. Я еще молод брать на себя такие заботы, хоть и ведомо мне, что отец мой Енох, и дед мой Иаред, и прадед мой Малелеил, и прапрадед Каинан, все вступали в брак в возрасте, коего достиг я в день сей...

  • Отрывки из дневников Евы
    Отрывки из дневников Евы

    Еще одно открытие. Как-то я заметила, что Уильям Мак-Кинли выглядит совсем больным. Это-самый первый лев, и я с самого начала очень к нему привязалась. Я осмотрела беднягу, ища причину его недомогания, и обнаружила, что у него в глотке застрял непрожеванный кочан капусты. Вытащить его мне не удалось, так что я взяла палку от метлы и протолкнула его вовнутрь...

  • Отрывок из автобиографии Евы
    Отрывок из автобиографии Евы

    …Любовь, покой, мир, бесконечная тихая радость – такой мы знали жизнь в райском саду. Жить было наслаждением. Пролетающее время не оставляло никаких следов – ни страданий, ни дряхлости; болезням, печалям, заботам не было места в Эдеме. Они таились за его оградой, но в него проникнуть не могли...

  • Дневник Евы
    Дневник Евы

    Мне уже почти исполнился день. Я появилась вчера. Так, во всяком случае, мне кажется. И, вероятно, это именно так, потому что, если и было позавчера, меня тогда еще не существовало, иначе я бы это помнила. Возможно, впрочем, что я просто не заметила, когда было позавчера, хотя оно и было...

  • Дневник Адама
    Дневник Адама

    ...Это новое существо с длинными волосами очень мне надоедает. Оно все время торчит перед глазами и ходит за мной по пятам. Мне это совсем не нравится: я не привык к обществу. Шло бы себе к другим животным…

  • Дагестанские мифы
    Дагестанские мифы

    Дагестанцы — термин для обозначения народностей, исконно проживающих в Дагестане. В Дагестане насчитывается около 30 народов и этнографических групп. Кроме русских, азербайджанцев и чеченцев, составляющих немалую долю населения республики, это аварцы, даргинцы, кумьти, лезгины, лакцы, табасараны, ногайцы, рутульцы, агулы, таты и др.

  • Черкесские мифы
    Черкесские мифы

    Черкесы (самоназв. — адыге) — народ в Карачаево–Черкесии. В Турции и др. странах Передней Азии черкесами называют также всех выходцев с Сев. Кавказа. Верующие — мусульмане–сунниты. Язык кабардино–черкесский, относится к кавказским (иберийско–кавказским) языкам (абхазско–адыгейская группа). Письменность на основе русского алфавита.

[ глубже в историю ] [ последние добавления ]
1.113 + 0.002 сек.