русский корабль, иди нахуй
Вот серьёзно не знаю, что делать с этим сайтом. Думал ещё как-то восстановить, как будет время и натхнення...

Сейчас мне просто стыдно знать русский язык.

Скилла - вероломная дочь


Рудольф Мертлик

Критский царь Минос собрал войско и пошел войной ни государство Магеру. Плотным кольцом окружил он его столицу Мегару. Правил тогда Магерой царь Нис. Была у него красивая дочь по имени Скилла, обладавшая весьма скверным характером. Нис уже вступил в преклонный возраст, его волосы посеребрила седина. На темени царя рос волшебный пурпурный волос, которого не было ни у одного смертного человека. От этого пурпурного волоса зависела жизнь царя и судьба города.

Почти шесть месяцев длилась битва у стен города, ни одна из сторон не могла одержать победу. Город запищали крепкие стены с высокой башней. Когда-то сам Аполлон положил свою золотую лиру на эти мощные стены, когда они сооружались. Ее волшебные звуки поселились в тех камнях стены, на которых покоилась лира, и остались в них навсегда. Они напоминали всем, что бог Аполлон помогал возводить стены Мегары.

До того как под стены города пришли враги, Скилла часто поднималась на царскую башню и бросала оттуда мелкие камешки на камни, хранящие звуки лиры. Поднималась она на башню и во время войны, чтобы наблюдать оттуда за кровавыми сражениями и жестокими схватками. Так как война затянулась, Скилла запомнила имена критских предводителей и военачальников, узнавала их по оружию и коням. Чаще всего ее взгляд останавливался на царе Миносе. Он казался ей таким красивым в своем шлеме, украшенном султаном из пестрых перьев! Она впивалась в него взором, когда он брал в руки блестящий, как зеркало, щит. Как щит шел ему! А когда царь метал свое быстрое копье! Сколько искусства было в его движениях, какая мощь угадывалась в руке царя! Когда же Минос пускал стрелы из лука, то напоминал самого Аполлона. Ну а увидев его на белом коне, Скилла чуть не лишилась чувств от восхищения! Наблюдая с башни за сражениями, она не раз испытывала желание очутиться внизу, у городских стен, вместе с воинами, но в рядах критян. Не однажды она подумывала, не открыть ли ей железные врата родного города врагам. Она была готова сделать все, что бы ни пожелал царь Минос, абсолютно все!

Как-то Скилла снова поднялась на башню и устремила взор на белые палатки в стане критского царя. Странные мысли роились у нее в голове. Она не знала, огорчаться или радоваться ей этой кровопролитной войне. Ей было не по душе, что Минос стоит перед вратами ее родного города как враг, что война затянулась. Но, думала царевна, если бы не война, она бы никогда не увидела царя Миноса. А ведь критяне могли бы потребовать ее, Скиллу, как заложницу, заключили бы с ее отцом мир! А она уплыла бы с воинами Миноса на Крит и была бы счастлива там.

О если бы у нее имелись крылья! Она полетела бы в лагерь критского царя и сказала ему: «Царь, я — Скилла, дочь Ниса. Я бы все на свете отдала за то, чтобы быть с тобой! Я тебя несказанно люблю!» Вдруг ее мысль прервалась, она вздрогнула в страхе: «Все на свете? Значит, и родной город, и отца?!» Нет, решила Скилла, на это она не способна. «Это единственное, в чем я отказала бы Миносу. Я хотела бы стать женой Миноса, но не такой ценой!

Но Минос ведет справедливую войну, он мстит за смерть своего сына, на его стороне перевес в военной силе. Наш город наверняка падет. Что будет тогда? А если бы я сама открыла врагам городские ворота, царь Минос конечно же отблагодарил бы меня за это. Закончится кровопролитие, не будет больше страданий людей. И мне уже не придется опасаться, что какой-нибудь удачливый магерский воин направит свое копье в Миноса. Да, я хочу стать его женой и помогу ему завершить войну!»

И тут Скилла снова глубоко задумалась: «А как это сделать? Ведь это нелегко! У ворот стоит стража. Она никого не подпускает близко к воротам. Ключи от них хранятся у отца! Жаль, что отец еще жив! Только его я боюсь, только он помеха моим замыслам. Но удача сопутствует храбрым, а у меня хватит храбрости на все. Даже огонь меня не остановит, пройду сквозь него. Да и не потребуется от меня такой подвиг. Достаточно будет вырвать из темени отца волшебный волос. Он для меня теперь дороже золота. Он должен принести мне счастье, он должен помочь осуществить мое заветное желание».

По мере приближения ночи Скилла чувствовала себя все спокойнее и увереннее. Вот, наконец, тьма легла на землю, все стихло, отступили дневные заботы, и сон смежил глаза людей. Таинственность, которую всегда приносит с собой ночь, как бы манила девушку совершить задуманное злодеяние. Убедившись, что отец крепко спит, Скилла проскользнула к нему в спальню и вырвала волшебный волос. Преступный умысел исполнен, судьба отца и города предрешена!

Зажав в руке роковой волос, царевна незамеченной покинула дворец. Удалось ей благополучно миновать и городские ворота: стража не окликнула ее. По вражескому лагерю она шла без страха. Мысль, что критяне по заслугам оценят ее поступок, придавала ей уверенность. Подойдя к шатру царя, она потребовала, чтобы ее проводили к Миносу.

Когда царь увидел ее, то от изумления не мог вымолвить ни слова. Зато Скилла заранее продумала, что она скажет Миносу: «Могущественный царь, я дочь царя Ниса. Я принесла и повергаю к стопам твоим судьбу своей семьи и своей родины. Пусть не смущает тебя мое преступление! Мною движет любовь к тебе. Я хочу стать твоей женой. Как залог моей любви прими волшебный волос моего отца. Вместе с ним вручаю тебе и его жизнь». И, разжав правую руку, показала царю то, что добыла она злодеянием.

Царь Минос знал о волшебном волосе Ниса. Услышав рассказ Скиллы и увидев волос, он на мгновение оцепенел от ужаса, а придя в себя, отшатнулся от нее. Зло прозвучали его слова: «Хотел бы я знать, почему до сих пор боги не низвергли в Тартар тебя, опозорившую весь род людской! Как только тебя земля носит! И такое исчадие ада, как ты, хотело явиться на мой остров? Ты бы отважилась ступить ногой на землю Крита, где родился сам Зевс?! Осквернить наш священный остров? Ты, очевидно, не знаешь, как чту я справедливость!»

Вскоре Минос взял Мегару. Но правителю Нису боги сохранили жизнь. Они превратили его в морского орла. Несчастный, преданный дочерью отец вознесся в небо на сильных крыльях и закружил над морскими просторами.

Одержав победу, Минос отдал приказ своему флоту отплыть от Мегары. Скилла с распущенными волосами стояла на берегу и безумным взором провожала удалявшиеся корабли. Дикий гнев душил ее. Протянув руки к морю, она со злобой и отчаянием кричала: «Куда ты бежишь от меня, Минос? Почему бросаешь меня? Ведь ради тебя я пошла на все. Я изменила семье, родине. А ты, неблагодарный, пренебрег и моими деяниями и моей любовью! Куда мне теперь идти? Наш город в развалинах. Но даже если бы он уцелел, мне туда возврата нет. Мои соотечественники прокляли и изгнали меня. Для меня нигде нет прибежища, кроме Крита. Но Минос покинул меня. Ах, отец, милый отец, покарай меня за мое прегрешение! Велика моя вина, я заслуживаю смерти. Но моя любовь к тебе, Минос, сильнее всего. Ничто меня не остановит. Я пойду за тобой! Зацеплюсь за твой корабль, и пусть влечет он меня по морским просторам!»

И Скилла бросилась в море. Страсть придала ей силы, она догнала уплывающий корабль. Уже ухватилась она за корму корабля Миноса, когда круживший над морем отец заметил ее. Взмыв над волнами на своих могучих крыльях, он ринулся с высоты вниз, чтобы схватить вероломную дочь когтями и растерзать клювом.

Перепугалась Скилла, перестала держаться за корабль, легкий ветерок подхватил ее и в то же мгновение она превратилась в небольшую морскую птицу. Испуганно замахала она крыльями, полетела прочь, спасаясь от преследующего ее орла.

Так покарали ее боги: Скилла-птица живет в вечном страхе, что отец-орел настигнет ее.


Мертлик Р. Античные легенды и сказания: Пер. с чеш. - М.: Республика, 1992. - 479 с.

Комментарии к "Скилла - вероломная дочь"

Зарегистрируйтесь или войдите - и тогда сможете комментировать. Это просто. Простите за гайки - боты свирепствуют.