Фантастика

— дочерние страницы:
Фантастика
Фантастика

Колыбельная для маятника

Оксана Устинова

Глаза слезились от яркого света. Песок сплошной, сплошной песок до горизонта, где желтое небо сливается с пустыней, разбавленной лишь редкими каменными утесами. Горячий застывший воздух и тишина.
Ян чувствовал себя жуком в раскаленном на солнце янтаре. Он ненавидел желтые миры. Вся опасность скрывается там, под песком, и никогда не знаешь, откуда ее ждать.
Он вытер вспотевший лоб и посмотрел по сторонам. Да где же этот человек? Не мог же он уйти так далеко? Ведь Ян сам вышел через тот же разлом.
Нагнувшись, он включил песочные лыжи. Подошвы ботинок разрослись длинными прямоугольными пластинами. Вот так-то лучше. Ян медленно скользил, пока не уловил какое-то движение. Остановившись, он присмот-релся и увидел мальчишку, который увяз по пояс в песке, вцепившись ру-ками в камень. Вокруг расплывалось пятно более темного цвета. В груди что-то неприятно сжалось. Только не это! Он крикнул, размахивая руками:
— Эй, парень! Посмотри на меня.
Мальчишка поднял затуманенный взор. На вид лет четырнадцать, не больше. Соломенная челка и большие карие глаза.
Как тебя ЗОВУТ?
- Юра, — с трудом протянул тот.
Так и есть! Он под воздействием дряни, которой его пропитало блуждающее пятно. Что-то вроде наркотика. Поэтому парень не чувствует боли, хотя пятно медленно пожирает его. Может, от ног уже ничего не осталось.
— Где я? — Юра говорил, растягивая слова.
— Ты... не дома. Послушай меня, Юра, — он медленно, не спуская глаз с пятна, продвигался. — Сейчас я подберусь к тебе поближе, самое главное, не шевелись.
Ян приблизился к парню метров на десять. Ближе нельзя.
Только бы успеть! Блуждающие пятна не отпускают своих жертв, если только не обмануть их, а на это уйдет время. Вся надежда на то, чтобы ус-петь доставить мальчишку на базу Глортов.
Пятно темнело на глазах. Ян стиснул челюсти так, что заскрипели зубы. Как же бесит невозможность сделать что-то быстро! Он осторожно достал меленькую белую коробочку, размером с мыльницу. Настроил ее и включил. Коробочка подрагивала в руках.
Юра следил за его движениями:
— Что это?
Это особый магнит, и он будет тебя очень медленно вытягивать из центра пятна. Отпусти камень.
- А быстро нельзя? — спросил Юра.
Сильный паренек. Другой бы под действием наркотика не интересовался собственной жизнью. А этот понимает, что в беде. И борется.
- Быстро нельзя, Юра. Пятно среагирует, и тогда мы оба погибнем. Если ты будешь двигаться медленно, то пятно...
- Будет продолжать жрать меня?

Еще и умный. С такими бы качествами да в спасатели! Ладно, хоть врать
не нужно.
— Понимаешь, нижние слои пятна будут думать, что еда закончилась, а не удирает, раз верхние еще едят. Постепенно ты выберешься.
Ян с благодарностью посмотрел на магнитную коробочку. Маленькая, но потрясающе мощная. Как, впрочем, и все оборудование, что спасатели получают от Глортов.
Юра начал медленно приближаться.
Над ухом ожил наушник. Еще одно глортское чудо, связь работает даже через параллельные миры. Ян услышал голос диспетчера:
— Что у тебя?
— Провальные миссии — моя специализация. Справимся, — ответил он.
Шутишь, как всегда? А у нас проблемы. Южнее, примерно в полутора километрах, еще два человека. А кроме тебя в районе никого. За последние сутки — восемь разломов. Давненько такого не было.
Ян почувствовал холодок под ложечкой и посмотрел на Юру. — Что ты предлагаешь? Бросить парня? Я уже почти вытащил его!
— Два больше оттого. Ты знаешь правила.
Проклятье! Парень еще и полпути не проделал, а для спасателей каждая минута драгоценна.
— Я понял. До связи.
Наверное, что-то в его лице отразилось слишком явно, потому что Юра сказал:
— Ты же не уйдешь, правда? — во взгляде даже сквозь туман наркотика светилось отчаяние.
Ян закрыл глаза. Быстро не раздумывая, уйти. Так нужно.
Палец лег на точку отключения магнита. Он вдруг явственно представил, как Юра тонет в темном песке.
Сердце сжалось. Он вспомнил, как еще в детстве решил стать спасателем. Сила и ловкость никогда не были его главными достоинствами. Но разве можно заниматься чем-то другим, когда есть люди, которым нужна помощь?
— Успокойся, я не уйду, — сказал он.
Ничего, он успеет. Доставит парня на базу Глортов и сразу обратно, а уж они-то отправят мальчика домой — в ту точку времени и пространства, откуда он провалился в разлом. Только разлома там уже не будет — залатают.
Глорты! Ян называл их Высшими. Он не понимал, почему Высшие помогают людям, ничего не получая взамен.
След песка, тянущийся за Юрой, становился все бледнее. Когда парень приблизился, то уже почти потерял сознание.
— Руку давай! — Ян цепко схватил парня за запястье, но вытаскивать не стал. Вместо этого он нащупал круглую бляху, висящую на цепочке на груди. Прохладный, несмотря на жару, металл успокаивал и сулил спасение. «Жетон телепортации» — главная вещь любого спасателя. Спасибо Высшим!
Ян сжал жетон.
Они оказались в полутемной, освещенной лишь тусклым голубым светом, огромной зале, границы которой терялись в темноте. База Глортов, что дрейфовала в пространстве между мирами, которое спасатели в шутку называли «Нейтральными водами», встретила их прохладой и тишиной, нарушаемой лишь гудящими приборами с пульсирующими цветными огоньками. После жаркой пустыни это казалось оазисом блаженства.
Юра лежал на полу в липкой луже крови, и Ян уже успел наложить жгуты на ноги, вернее на то, что от них осталось, и вколоть стимулятор. Не хватало еще, чтобы он умер за десять минут до отправки домой.
Когда Ян, наконец, поднял голову, он увидел дежурного Глорта. Тот стоял и наблюдал за ними немигающим взглядом. Как и все Высшие, он был очень худ. Будь он человеком, его сочли бы больным дистрофией. Высокий, с чуть сероватой кожей в белом обтягивающем комбинезоне, он все же очень походил на человека.
Ян поднялся и поприветствовал Глорта почтительным наклоном головы.
— Я закончил. Можно отправлять.
— Вижу, — ответил Высший.
Подоспел второй Глорт. Юру водрузили на каталку.
— Я займусь его отправкой, — сказал второй Глорт и укатил Юру в темную прохладу зала.
Ретранслятор языков, вживляющийся Глортам при рождении, передавал не только речь, но и нужную интонацию. Так Высшие, изучающие параллельные миры, раз и навсегда решили языковую проблему.
А я займусь твоей отправкой домой, — Высший направился к порталу, в руке блеснул «ключ».
Нет, не закрывай его! Там еще два человека, — Ян повернулся к белому святящемуся прямоугольнику, из которого они с Юрой пришли.
— Ни в коем случае! — Глорт быстро шагнул к порталу и коснулся его ключом. Тот сверкнул и погас.
Он повернулся к Яну:
— Входить в чужой мир через искусственный портал запрещено! Можетначаться хаос, — Глорт сморщился от этого слова, как от боли.
Но ведь в том мире не живут разумные существа. Никто не подаст протест и не объявит войну! Пожалуйста, ведь могут погибнуть люди!
— Мне очень жаль, но таков порядок. Ты вернешься в свой мир и выйдешь через разлом, как положено.
Порядок, опять порядок! Глорты помешаны на этом «порядке».
Тогда быстрее, умоляю.
Не торопи меня, — спокойно сказал Высший. — Я должен все сделать как надо.
Ян любил Высших, но сейчас ему хотелось схватить эту тонкую шею и трясти, пока из головы Глорта не вылетит этот «порядок», будь он проклят. Высший колдовал за пультом. Когда все было готово, Ян подошел к специальной кабикке.
— Удачи, — Высший коснулся его плеча.
В голове зашумело, перед глазами поплыл зеленый туман. Когда он развеялся, Ян обнаружил себя в служебной комнате отделения спасателей, где он работал.
Когда в комнату вошел его друг и коллега Слава, стало понятно — что-то случилось.
Где второй разлом? Поехали, я готов! — поторопил Ян.
Уже поздно. Он закрылся сам. Как неудачно. Сразу два разлома, и оба в парке. Да еще и в выходной... — Слава как будто оправдывался.
В парке?! Ян почувствовал, что ноги не держат его. Он медленно опустился на стул. В парк на прогулку отправились жена и сынишка.
Серый цвет Славиного лица сливался со стеной, а глаза... Его глаза рассказали все.
Казалось, поток упал и давит всей тяжестью, мешая дышать. Слава что-то бормотал, но Ян совсем не слышал его из-за крика, заполняющего пространство. Да кто же это так кричит? Закрыл уши, и только тогда понял, что это кричит он.

Ян резко сел на кровати. Темно и тихо, только часы тикают. Дотянулся до светильника, и приглушенный зеленоватый свет заполнил спальню. Он провел руками по лицу.
Опять этот сон! Уже сорок лет прошло, но сон не отпускает, как будто все произошло только вчера.
Он свесил ноги, нашарил тапочки. Да, сегодня очередная годовщина гибели семьи. Ян подошел к.зеркалу. Оттуда на него смотрел худой старик с резкими скулами и седыми, коротко стрижеными волосами. Он привык к этой стрижке за долгие годы службы в ССП. И даже выйдя на пенсию, не изменил привычке.
Старик пригладил торчащие волосы. Взгляд упал на ленточки с наградами, висящие на углу трюмо.
— Что же ты своих не уберег, спасатель, — сказал он отражению.
Эх, память... Глорты великодушно оставляют ее спасателям, выходящим на пенсию, лишь связав подписью о неразглашении. Что это: жест гуманности, по отношению к людям, которым пришлось бы забыть большую часть жизни, или что-то другое — Ян не знал. Но одно он знал точно. Лучше бы его память стерли.

Маршрутка, преодолев несколько узлов навесных дорог, наконец, прыгнула вниз, подъезжая к парку. Ян поморщился. Вестибулярный аппарат уже не тот, как, впрочем, и все остальное.
Каждый год в этот день бывший спасатель ходил по местам памяти. Сначала парк, где они с семьей любили гулять все вместе, и куда, по стечению обстоятельств он не пошел в тот день. Потом детский сад сынишки. Ян подолгу стоял за оградой, наблюдая за детьми. Интересно, каким бы вырос сын?
После он шел в маленькое кафе, где прошло первое свидание с его будущей женой. Странно, но кафе не снесли и почти не изменили. Так, за столиком, он сидел до вечера, разогревая щемящий холод в груди глинтвейном и мысленно разговаривая с женой. Он помнил голубой струящийся шелк платья, что было на ней в тот день, помнил большие глаза и темные волосы. Он помнил все.
Почему это случилось именно с ним? Как мог он так чудовищно ошибиться? Но тяжелее всего то, что он не знал, как нужно было поступить.
Снова эти вопросы, словно огромные кубики в маленькой комнате его детства. Их можно отодвинуть, и даже сложить в угол, чтобы не мешали, но и оттуда будет видно эту навязчивую пирамиду. Она громоздилась в душе сорок лет, царапая острыми углами, оборачиваясь ночными кошмарами и дневными депрессиями...
Маршрутку тряхнуло. Девушка, сидящая рядом со своим парнем, взвизгнула, и оба расхохотались. Ян невольно улыбнулся, глядя на них, радуясь возможности отвлечься.
Снова толчок, ко уже сильнее.
— Пристегнитесь и держитесь крепче! — крикнул он.
Водитель среагировал и включил специальную защиту автомобился вовремя, так как как машину стало кидать из стороны в сторону и неимоверно трясти. Последний удар был такой силы, что Ян, кажется, ненадолго отключился.
Тряска и вопли пассажиров стихли. В тусклом аварийном освещении.] закрытого наглухо такси Ян рассматривал бледных и испуганных людей, вцепившихся в сиденья. Кудрявый паренек в спортивной футболке рядом с круглолицей рыжеволосой девушкой. Сзади щуплый маленький человек в очках крепко прижимал дипломат к груди.
Водитель, широкоплечий мужчина в спортивном костюме, повернулся к пассажирам. На его лице был испуг.
— Можешь снять защиту с моего окна? — спросил его Ян.
Водитель молча кивнул. Металлические пластины окон медленно поползли вверх, пропуская в машину тусклый красноватый свет.
Ян посмотрел в окно. Багровые лучи сквозь дрожащую дымку ложились на уходящие вдаль полуразрушенные строения. Обугленные фасады зданий — свидетели произошедшей тут когда-то трагедии, смотрели пустыми глазницами окон.
Пронзительную паузу нарушил человек в очках.
— Куда это ты нас привез? — возмутился он.
Несмотря на щуплость, он не производил впечатления беззащитного человека. Такие добиваются своего, выказывая при этом недюжинную стойкость.
— Я к клиенту тороплюсь. Да вы хоть понимаете, что произойдет, еслисделка сорвется?! — очкарик покраснел от возмущения.
— Успокойтесь, гражданин! — сказал Ян. — Нужно разобраться. Водитель, разблокируйте, пожалуйста, дверцу. Остальным сидеть тут — это может быть опасно.
Он вышел из машины. Порыв ветра с грохотом понес мусор и обломки по улице. В нос ударил тяжелый запах гниющей органики, гари и еще чего-то нового. Запах был сильным, но Ян точно знал, что никогда раньше он его не испытывал.
Пальцы рефлексивно потянулись к груди. Туда, где во времена службы спасателем Ян носил жетон. Давно забытое чувство тревоги прокатилось по телу.
Вернувшись в машину, он кинул водителю:
— Закрой и забронируй!
— А вы кто такой, чтобы командовать? — накинулся на него очкарик.
Старик не успел ответить. Послышались глухие нарастающие удары, и все прильнули к окнам.
По мостовой, сотрясая землю при каждом шаге, передвигалось нечто. Ян не сразу понял, что это живое существо. Угловатая, подобная гигантскому экскаватору с мощными прямоугольными челюстями, живая машина направлялась прямо к ним.
— Ой, мамочки! — завизжала девчонка с расширенными от ужаса глазами. Она осела в проход между сиденьями.
— Что это за хрень?! — воскликнул парень.
Волна адреналина привела давно уснувшие рефлексы в экстремальную готовность. Сработала многолетняя привычка не паниковать, и Ян неосознанно принялся действовать:
— Окна! Окна бронируй! — заорал он водителю, пытаясь перекричать грохот.
Быстрым взглядом он оценил дистанцию и скорость перемещения существа:
— У нас сорок секунд, всем пристегнуться. Живо!
Как же медленно ползут вниз железные забрала окон!
Рев существа, похожий на металлический скрежет, заставлял цепенеть от ужаса, но Ян уже владел собой:
— Не паниковать! У него не такие большие челюсти, чтобы взять машину.
Первый толчок был таким сильным, что голова не успевшего сгруппироваться Яна резко мотнулась. Видимо, машина пролетела несколько метров, и упала, перевернувшись на бок. Пассажиры закричали.
Машина переворачивалась несколько раз, взлетала и падала. Прошло Несколько минут, прежде чем существо взревело, и загромыхало прочь.
Все тело ныло, даже поворот головы доставлял боль. Но машина оказа¬лась в нормальном положении — им повезло.
Ян, выждав пару минут, нарушил тишину:
— Все живы? — как можно спокойнее спросил он.
— Кроме машины. Старушке каюк! — прохрипел водитель
— Что происходит? — проскрипел очкарик. — Ты, старик, похоже, не растерялся. Может, объяснишь?
— Объяснение простое. Нам нужно продержаться до прихода спасателей. Водитель, открой окна, будем экономить питание.
Забрала окон поднялись, и освещение погасло.
— Нас спасут? — с надеждой спросил парень.
Уже знакомый грохот заставил всех вздрогнуть. Люди снова прилипли к окнам. Неприятный холодок, еще не успевший исчезнуть, кольнул сердце с новой силой. Монстр возвращался!
Ему наперерез выскочила человеческая фигурка в синем комбинезоне спасательного подразделения, в руках блеснула оружейная коробка. Ян шумно выдохнул. Он еще не забыл это чудо техники, способное трансформироваться в любое необходимое оружие.
Коробка, вытягиваясь и округляясь, за считанные секунды превратилась л в оружие, показавшееся бы несведущему базукой.
Ян хмыкнул. Правильный выбор. «Нулевая палица» — так называли в его время эту трансформацию. Идеальное оружие для крупной мишени.
Существо заметило человека, оторвало взгляд глаз-щелей от машины и медленно развернулось в его сторону.
Спасатель упал на одно колено, а оружие, отливающее в красных лучах! бронзовым блеском, легло на плечо. Чудовище шагнуло к человеку, и тот выстрелил. Из ствола вырвалась не граната, несущая огненный взрыв, а снаряд, окутавший жертву облаком антиматерии. Живой экскаватор исчез в считанные секунды, будто был нарисован на бумаге карандашом, и его стерли ластиком одним движением руки.
— Сзади! — крикнул кто-то, и Ян вздрогнул. Он не сразу заметил новую тварь. Хитрая бестия, так похожая на обугленный дом, маскировалась!
Спасатель среагировал, но поздно. Зверь одним движением головы сбил его с ног, и оружие откатилось в сторону. Нижними челюстями он подцепил человека, и подбросил вверх. Тело, перевернувшись в воздухе, юркнуло в открытую пасть гигантской твари.
Видимо, спасатель успел выхватить гранату, потому что через мгновенье тишину разорвал грохот гигантского взрыва. Яну показалось на секунду, что он оглох. Как в замедленном фильме он смотрел на разлетавшуюся клочьями тварь. Оторванная лапа полетела к машине, с грохотом обрушившись на крышу.
В машине повисла тяжелая тишина. Боль в суставах пальцев заставила Яна оторваться от окна и увидеть, что он с силой сжимает переднее сиденье.
— Помогите, она без сознания! — воскликнул парень.
Водитель завозился в аптечке, и запах нашатыря разнесся по салону. Девушка открыла глаза и тут же закрыла их снова.
— Я хочу домой, — шептала она, тихонько всхлипывая.
— Послушайте меня все, — сказал Ян, откашлявшись. Я понимаю, это прозвучит абсурдно, но в сложившейся ситуации вы должны знать правду. Наш мир не единственный. Представьте спичечный коробок. Миры, как эти спички, имеют множество параллельных соседей. Но иногда коробок как будто встряхивают и спички бьются друг об друга. От этого между мирами возникают разломы, и жители, которых угораздило оказаться в этом месте, могут выпасть в чужой мир. В этот раз не повезло нам.
— Откуда ты все это знаешь? — спросил водитель.
— Есть специальное спасательное подразделение. А я — бывший спасатель.
— Твою налево, вот вляпались! — водитель откинулся на сиденье и провел руками по лицу.
— Да, к сожалению, — ответил Ян. — И для нас есть две новости: плохая и очень плохая. С какой начать?
Все ожидающе смотрели на него.
— Первая новость в том, что даже без приборов я чувствую, что состав воздуха отличается от нашего. Подозреваю, что и с радиацией не все в порядке. Я не знаю, сколько мы тут протянем, но думаю, что умрем мы не от голода. И второе. Разломы могут существовать от нескольких минут до часа, а потом исчезают сами. Нас больше не будут спасать.
Неужели нет выхода? — воскликнул парнишка.
Все смотрели на Яна с надеждой, будто он умеет и знает что-то такое, что непременно спасет остальных. Помолчав, он произнес:
— На спасателе была такая круглая вещица, похожая на кулон из светлого металла, который не уничтожить взрывом. Если найдем жетон — мы спасены. Нужно прочесать местность, но без аппаратуры спасателя наши шансы выжить почти нулевые. Это честно. И еще. Если вы все-таки решитесь на это, всем придётся признать меня главным, и подчинение должно быть беспрекословным. Решайте.
— Да он просто сумасшедший! — взвился очкарик. — Ведь, этот чертов разлом должен быть где-то рядом. Все, я пошел отсюда. Найду его и уйду обратно!
Он направился к дверце.
— Выпусти меня! — велел он водителю.
— Ты, вроде, за проезд не заплатил, — ответил тот сухо.
— А ты меня и не довез! — высокий голос выдавал истерические нотки.
— Вы не сможете найти выход, — сказал Ян. — Если даже он еще не закрылся, без специального прибора это все равно, что искать одну красную запятую в многотомной энциклопедии.
— Мы идем с вами, — сказал парень, держа девушку за руку. Я — Игорь, а она...
— Катя, — сказала девушка, вытирая слезы.
— Я — Леша, — протянул руку водитель.
-Ян.
Все повернулись и посмотрели на человека в очках.
Он вытянул палец вперед, нажимая им не незримую кнопку, и отчеканил:
— Вы все вынуждаете меня рисковать собственной жизнью. Если мы выберемся, кто-то за это ответит!
— Обязательно! Так как вас зовут?
— Анатолий, — произнес тот.
Ян кивнул.
— Первым делом нужно осмотреть место трагедии.
Когда они осторожно приблизились к точке недавней бойни, Ян подобрал оружие. Прибор убедительной тяжестью лег в руку, и проблем как будто стало чуточку меньше.
— Смотрите, тут еще рюкзак! — воскликнула Катя.
Сумку передали Яну, и все склонились, заглядывая внутрь.
Так, аптечка и датчик движения в заданном радиусе. Отлично, хоть что-то.
— Леша, возьми оружие! - он бросил базуку шоферу. - Аптечка будет у меня, а датчик движения возьмет Игорек.
Толик проводил оружие взглядом, но промолчал.
— Будем прочесывать местность по спирали, — сказал Ян.
Они передвигались, тщательно обшаривая развалины зданий. Ян шел впереди, остальные шли следом, а замыкал группу Леша.
Датчик! — Игорь с опаской глядел на пластину у себя в руках, мигающую зеленым «глазом».
— Всем стоять, — поднял руку Ян.
Группа замерла, озираясь по сторонам. Катя, присмотрев ящик, устало присела на него, вытирая рукой лоб. Ничего подозрительного.
Датчик продолжал мигать. Краем глаза Ян заметил движение и повернулся к сидящей Кате.
Ящик расплывался под ней, медленно охватывая неизвестно откуда взявшимися щупальцами. Девушка закричала.
Катя! — Игорек кинулся к ней, но Ян перехватил его, схватив за куртку.
Алексей шумно вскинул оружие.
Нет! — Ян вытянул руку в предостерегающем жесте. — Ты убьешь ее!
Он распахнул аптечку. Дрожащими руками достал шприц и ампулу с ядом — главным «лекарством» от мук попавшего в безвыходную ситуацию спасателя. Заполнив шприц, он быстрым движением всадил его в щупальце. Существо дернулось и замерло, а подбежавший Игорь стал отгибать тугие тиски. Вскоре Катя оказалась у него на руках.
Я же говорил ни к чему не прикасаться! — сказал Ян с укором. — Эти твари хорошо маскируются.
Простите, — всхлипывала та. — Я просто... мне трудно стоять на ногах. Голова кружится.
Плохо дело, раз тошнит не только его. Ян оглядел остальных. Все выглядели бледными, значит, времени меньше, чем он думал.
Он склонился над аптечкой, доставая универсальный инъектор, который сам определяет проблему в организме и снимает ее на четыре часа. Он посмотрел на индикатор — шесть порций. Когда с инъекциями покончили, группа двинулась дальше.
Красный свет здешнего мира и без того скупо освещающий их путь, медленно превращался в бордовый. Приближалась ночь.
Датчик снова мигает! — сказал Игорь.
Направление? — спросил Ян.
Похоже, те развалины, — парень поднял руку в направлении небольшого сарая без крыши и одной стены.
Мы что, будем их обследовать? Я туда не ходок! — замотал головой Толик.
— А вдруг жетон там? Леша, дай мне оружие. Я пойду один, — сказал Ян.
Он медленно приблизился к развалинам, держа оружие наготове. Перед ним зиял темный проем, видимо служивший когда-то дверью. Ян шагнул внутрь.
В полумраке развалин он увидел человека, лежащего лицом вниз. Нагнувшись, Ян осторожно перевернул его. Это был Глорт. Надежда, почти угасшая, обдала грудь теплом. Пощупав пульс, Ян кинулся к выходу.
— Идите все сюда, нужна помощь!
Глорта вытащили наружу. Ян открыл аптечку и вколол ему последнюю инъекцию.
Кто это и прочему мы тратим на него наши лекарства? — прищуриваясь, спросил Толик.
Это наш друг. Глорты всегда помогают людям, аппаратуру дают. Аптечки, кстати, мы тоже получаем от них. Но как он тут оказался?
Высший открыл глаза.
Мы вкололи тебе лекарство. Как ты? — спросил Ян.
Я не могу шевелиться. Укусы этих тварей парализуют на несколько часов.
Но ведь нам не нужно так долго ждать? Раз ты тут оказался, значит, тебя будут спасать, — сказал Ян. — Ведь за тобой придут?
Глорт присматривался к Яну. Наверное, удивился, увидев спасателя без формы.
— Боюсь, что нет. Разлом возник не в моем мире, а на базе в «нейтральных водах», где я служу. Нас там только двое, а мой товарищ не может оставить пост.
Волна отчаяния быстро затушила уголек надежды.
Мы ищем жетон погибшего спасателя, — заторопился Ян. — Леша, возьми датчик и прицельно пройдись по той куче обломков. Нужно сообразить носилки.
Нет, — воспротивился Глорт. — Порядок гласит, что можно спасать только жителей своего мира.
Ян почувствовал горечь. Если бы не слепое упрямство Глортов, его семья не погибла бы тогда. Но сейчас, к счастью, командует он.
Плевать я хотел на твой порядок! Не согласишься сам — мы понесем тебя силой.
Я запрещаю трогать себя!
Леша уже притащил какую-то арматуру, подходящую для носилок.
— Какого черта мы потащим его? У нас своих проблем хватает, — не унимался Толик.
Ян приложил усилие, чтобы не сорваться, и четко произнес:
— Знаешь, что будет, когда мы найдем жетон? Мы все переместимся на базу Глортов, а они отправят нас в ту точку времени и пространства, куда мы провалились в разлом. Откатится память и изменения тела. Глортьы залатают разлом, и ты просто будешь ехать дальше в маршрутке, как если бы ничего не случилось. Если бы ты знал, сколько людей попадает в разломы, то понял бы, за что я благодарен Глортам!
— Ну да! Старик, ты что, ненормальный? Зачем они помогают нам, дают всю эту навороченную технику, возвращают, а? Какие добрые замечательные существа. Только я не верю в бесплатную помощь!
— Я не собираюсь строить догадки. Он будет с нами, это приказ, — отчеканил Ян. — Датчик переходит Кате. Толик и Алексей несут Глорта, оружие возьмет Игорь.
— Сам неси, раз такой умный! — вскипел Толик.
Леша взял Толика за шкирку:
— Только вякни еще раз, и я лично скормлю тебя мутантам! Старик и так еле идет!
— Я призываю всех оставить меня в покое! — Глорт бешено вращал глазами, пока его укладывали на носилки.
Ян красноречиво потряс аптечкой перед носом Глорта.
— Снотворное?
— Молчу.
— То-то же.

Группа передвигалась в полной тишине уже полчаса, но жетон так и был найден.
— Стоп! — Ян дал отмашку. — Толик, бери оружие. Игорь — к носилкам.
Очкарик взял в руки оружие и, впервые за все время, растянул губы в улыбке.
— Плохо, — Ян облизнул пересохшие губы. — Мы двигаемся медленнее, чем я предполагал. Придется устраиваться на ночлег.
Леша поднял голову к небу, всматриваясь в тяжелые багровые облака.
— Да уж. Бродить в потемках невесело.
Группа дошла до конца улицы, и перед ними открылась круглая площадь, окруженная по кольцу развалинами зданий, стоящими бок о бок.
— Что же случилось с этим миром? — спросила Катя.
Высший ответил ей:
— Злые миры склонны к саморазрушению. Они либо деградируют медленно, либо обрывают существование катастрофой. Этот погиб, хотя продолжает агонизировать мутирующими формами жизни.
Помолчав, он добавил:
— Я чувствую металл жетона. Он где-то на площади, но в темноте его искать опасно. Советую найти наиболее уцелевшее здание, похоже, эти твари реагируют на движение.
На площади, говоришь? Отлично! — Толик кинулся в центр площади.
Стой! — закричал Ян, но тот уже не владел собой.
Я не собираюсь тут ночевать! — он помахал оружием. — Ну, кто со мной?
Тут же замигал датчик движения в руках Кати. В потемках зеленый глазок светился очень ярко.
На фоне багрового заката, от дома отделился силуэт огромного чудовища. Ян замер, не в силах пошевелиться.
Толик прыгал и орал, а животное медленно наступало сзади, сотрясая землю при каждом шаге.
— Стреляй, Толик! Сзади! — закричали все одновременно.
Вдруг он перестал прыгать, остановился и сник, роняя оружие. Медленно повернувшись к монстру он смотрел, задрав голову, и ничего не делал.
— Беги! — кричали все, даже Глорт.
Ян закрыл глаза и вдруг ощутил боль в груди и внезапную тишину. Когда он пришел в себя, то понял, что лежит на полу в каком-то доме.
Ну что, уже лучше? — Игорь беспокойно скользил взглядом по его лицу.
Да, — Ян сел. — Сердце.
Толик... — Катя прятала глаза. — Он так и не побежал... Мы спрятались в ближайшем доме, и монстр, кажется, не успел нас заметить.
Ян закрыл лицо руками. Как больно смотреть в глаза остальным, ведь они вручили ему свои жизни. Ошибки... Мало было ему тех кубиков, что теснились в груди!
— В общем, оружия у нас больше нет, — добавил Леша. — Но зато дом почти целый. Оконные проемы и вход я завалил — тут полно обломков.
Яну не спалось. Уже десять минут он прислушивался к толчкам в стены и тупо смотрел на мигающий зеленый глаз датчика, лежащего в центре комнаты. Глорт тоже не спал:
— Они знают, что мы здесь.
— Они смогут сломать стены, как думаешь? — тихо отозвался Ян.
— Не знаю, но это не важно. Мы не высидим тут долго. Лекарство кончил°сь, все страдают от жажды. Очень скоро все поймут, что лучше быстрая смерть.
Ян молчал. Ну, вот и все. Он пытался, но ничего не вышло. -- Скажи, Высший, как тебя зовут?
— Элай мое имя. Но почему ты называешь меня «Высшим»?
Ян не ответил. Вместо этого он спросил:
— Насколько сильно вы обогнали нас в техническом развитии?
— Так сильно, что это не уложится в твоей голове. Можно сказать, мы достигли абсолютного знания.
Решившись, Ян задал вопрос, который волновал его всю жизнь:
— Почему вы нам помогаете?
Глорт медленно встал.
Его паралич прошел, значит, они тут уже несколько часов. Элай подошел к датчику и выключил. Зеленый глазок погас, и Глорт вернулся на место.
— У меня есть земные часы с маятником, — начал Глорт. — Это сувенир, подарок одного спасателя. Я очень люблю их, потому что для меня они - символ мироздания.
— Мироздание — это маятник? — предположил Ян.
— Нет. Мироздание — это его движения. Если маятник остановится - мироздание перестанет существовать, и все миры исчезнут.
— Но что раскачивает этот маятник? — спросил Ян.
— Ты побывал во множестве миров и не заметил, что все они абсолютные? Есть цивилизации абсолютного зла или добра или... абсолютного порядка. Жители этих миров не колеблются. Они всегда поступают в соответствии с психологией, выработанной временем. Эти цивилизации пришли к конечной цели.
Глаза привыкли к темноте, и стали видны проблески бурого света, сочившегося в щели завалов. Наверное, это рассвет.
— Поэтому вы не можете нарушить свой «Порядок», — сказал Ян.
— И мы счастливы, потому что в ладу с собой. Но для всего мироздания абсолют — это остановка маятника.
В полутьме бурого рассвета Яну показалось, что он видит глаза Элая. Тот смотрел на спящих людей. Потом он повернулся к Яну и продолжил:
— Остался только один мир, хозяева которого колеблются, меняются. Они совершают ошибки и дорого платят за это страданиями.
— Значит мы, люди, раскачиваем этот маятник?
— А остальные миры висят на нем. Мы не можем вмешиваться во внутренние дела вашего мира, поэтому помогаем за его пределами. И это то единственное, чем мы можем вас отблагодарить, не нарушая Порядка.
Яну показалось, что Глорт склонил голову в поклоне. Бывший спасатель вдруг почувствовал усталость, но вместе с ней пришло новое чувство. Значит, его ошибки не были такими уж бессмысленными.
— Утро наступило, — произнес Элай.
Заворочался Леша. Потом сел, проведя руками по уставшему лицу:
— Пора двигаться?
— У меня опять голова кружится, — простонала Катя и села.
Соберись, девочка. Скоро мы выберемся, — подбодрил ее Ян.
Послышался глухой удар о стену.
— Что это? — прошептала Катя.
— Тихо. Дайте подумать, — поднял руку Ян.
Дом продолжал сотрясаться от ударов.
— Почему они не ломают стены? Ведь они давно знают, что мы тут, рассуждал Ян вслух.
Что-то крутилось в голове. Абсолютный мир зла, оживший ящик, почему-то не убивший Катю сразу, погибший Толик, который сдался... Звенья крутились в голове, не желая складываться в цепь.
Ян сжал голову руками. Есть!
— Им недостаточно просто убить нас, для них важен процесс! — воскликнул он.
— Похоже на правду, — начинал понимать Глорт. — Толик погиб, как только перестал сопротивляться.
— Не понял? — покачал головой Леша. — А спасатель?
Спасатель представлял прямую угрозу, — сказал Ян. — Теперь я справлюсь сам. Выйду один и отвлеку их на себя, а вы тихо уходите обратно к машине и закройтесь там. Я вернусь с жетоном.
Он подошел к стене противоположной той, на которую обрушивались удары, и принялся разбирать обломки плит, которыми Леша загородил окно.
— Что, если у тебя ничего не получится? Ты погибнешь сам и людей не спасешь, — сказал Элай.
Ян повернулся к нему:
— Я устал корить себя за ошибки. Поступаю так, как чувствую. Жаль, что я поздно это понял.
Он вылез наружу и пошел к центру площади, размахивая руками.
— Я тут! Ко мне!
Из-за дома, где они ночевали, появились два чудовища. Еще три, сотрясая землю, пыхтели с противоположной стороны.
Вскоре Ян оказался на пятачке, окруженном монстрами. Он приметил оружие, оброненное Толиком, в нескольких метрах от себя. В руки брать нельзя, иначе игра слишком быстро кончится. Он медленно, маленькими боковыми шагами приближался к оружию, пока не замер в метре от цели. Ян выжидал, провожая взглядом цепочку людей, которую замыкал Элай. Все, пора! Монстры не нападали, только наблюдали за ним.
— Что, поиграть хотите? Просто убить вам не достаточно, хотите помучить?
Тяжелая лапа приподнялась, готовая придавить Яна.
Сейчас! Оценив расстояние, он прыгнул в сторону оружия, и упал на него, схватив и откатившись в сторону. В это же мгновение лапа опустилась на то место, где он только что стоял. Монстры взревели!
Ян вскочи на ноги, одновременно отключая конфигурацию нулевой палицы. Оружие быстро сворачивалось.
Лапы обрушивались сверху, как будто звери соревновались, кто первый его прихлопнет. Он перескакивал с места на место, уклоняясь от адских молотов. Неожиданно лапы двух монстров зацепились друг за друга, бессильно дергаясь.
Ян упал и пополз под ними, как под навесом, нащупывая нужную кнопку в оружейной коробке. Только бы успеть! Коробка медленно перестраивалась в массивный пояс.
Когда лапы расцепились, Ян уже перебрался в центр круга. Но монстры больше не хотели играть. Кольцо медленно смыкалось.
Застежка пояса щелкнула. Ян сжал кнопку на пряжке и поднял руки. Ну, теперь держитесь!
Огненное кольцо, смешавшись с криком Яна, прокатилось от пояса, отщвырнув монстров на несколько метров, но они, горящие, поднимались, продолжали ползти обратно.
Ближе, еще ближе. Ян снова сжал пряжку.
Он не знал, сколько времени прошло. Ослепительные обручи вспыхивали и вспыхивали, пока последний зверь не затих.
Ян устало упал на колени, закрыв лицо руками, и понял, что сил не осталось. Собрав волю в кулак, он поднялся. Прихрамывая, обошел площадь и заметил поблескивающий предмет в основании одного из домов. Впервые в последние часы Ян позволил себе поверить в то, что люди спасены. Бывший спасатель надел жетон и направился к маршрутке.

На базе Глортов, как всегда, было прохладно и тихо. Напарник Элая обрадовался возвращению сослуживца.
— Я не разрешал им спасать себя, они сделали это силой, — отрапортовал Элай.
— Я так и думал. Ты не нарушил бы «Порядок» ради своего спасения, - кивал тот.
Когда людей отправили домой, Элай занялся Яном.
— Ты всегда доверяешь интуиции? — спросил он.
— Я всегда верю, что сумею придумать какую-то хитрость.
— Я знаю только одного спасателя, который действует так же. И, надо сказать, этот способ себя оправдывает. На счету Юры сотни спасенных жизней. Он — лучший. А ведь самого когда-то спасли из песочного плена.
Ян слушал, боясь поверить. Слишком много ответов для одного дня. Кубики с острыми гранями исчезли, и Ян впервые почувствовал покой. Он понимал, что скоро вернется в маршрутку, выйдет в парке, и все будет по-прежнему. Но эти мгновенья того стоили...
— Ну что, Ян, теперь твоя очередь, — голос Глорта вывел его из оцепенения.
Голубой шар матрицы памяти крутился внутри прозрачной сферы. Элай, положив на нее руку, ловил момент выпадения Яна в разлом, но слишком долго Глорт читал его память, и Ян почувствовал себя неловко.
— Скажи, спасатель, — вдруг обратился Элай к Яну. — Повторись та история с Юрой снова, что бы ты сделал?
Ян закрыл глаза. Сорок лет он не мог ответить себе на этот вопрос. Не смел.
— Отвечай, сейчас это важно, — настаивал Глорт.
— Я, правда, не знаю, что бы я сделал. Но я не смог бы бросить мальчишку, даже повторись все сначала.

— Я так и думал, — сказал Глорт, и, убирая руку с шара, повернулся к пульту!
Вскоре он сказал Яну:
— Ну, тебе пора.
Из дальней прохлады залы послышались приближающиеся шаги напарника Элая.
— Быстрее, — вдруг поторопил Глорт.
Такое поведение Высшего удивило Яна. Но он промолчал и подошел к кабинке. Перед тем, как коснуться его плеча, Элай шепнул ему:
— У тебя десять минут, — и толкнул Яна в кабинку.

***

Юра лежал на полу в липкой луже крови, и Ян уже успел наложить жгуты на ноги, вернее на то, что от них осталось, и вколоть стимулятор. Не хватало еще, чтобы он умер за десять минут до отправки домой.
Когда Ян, наконец, поднял голову, он увидел дежурного Глорта. Тот стоял и наблюдал за ними немигающим взглядом.
Ян зажмурился. Это был молодой Элай, спасатель почти сразу узнал его. Дыхание перехватило, слишком резко Ян осознал, что произошло. Усилием воли он унял дрожь в руках и привел чувства в порядок.
Ян поднялся и поприветствовал Глорта почтительным наклоном головы.
— Я закончил. Можно отправлять.
— Вижу, — ответил Высший.
Подоспел второй Глорт. Юру водрузили на каталку.
— Я займусь его отправкой, — сказал второй Глорт и укатил Юру в темную прохладу зала.
— А я займусь твоей отправкой, — Высший направился к портальному квадрату, в руке блеснул «ключ».
Резким движением Ян оттолкнул Глорта. На лице Высшего блеснуло изумление, но он уже потерял равновесие и упал, ключ звонко брякнулся об пол. Развернувшись, Ян прыгнул в светящийся квадрат.
Глаза слезились от яркого света. Песок, сплошной песок до горизонта, где желтое небо сливается с пустыней, разбавленной лишь редкими каменными утесами. Горячий застывший воздух и тишина.
Ян мчался на юг, удивляясь энергии молодого тела. Хорошо, что лыжи позволяют ехать так быстро. Он уже почти ничего не помнил из своей прошлой будущей жизни, десять минут прошли. Как странно! Он думал, что память исчезнет мгновенно, а она утекала по капле.
Наушник разрывался от могучих ругательств, которыми осыпал Яна Диспетчер. Но фразы о том, что Глорты подадут жалобу его руководству и Яна, скорее всего, уволят, мало волновали. Что-то важное крутилось в голове, что-то о достойной замене...
А потом он увидел голубую точку на небольшом утесе. Это платье жены! Значит, с ними все в порядке!
Ян, не отрываясь и не моргая, смотрел на эту голубую точку, которая диссонансом разрывала янтарный плен. Глаза слезились, не то от яркого света, не то от чего-то еще. Но он не отрывал взгляда, как будто боялся, закроет глаза и потеряет ее. Ян сжал зубы. Ну уж нет, не в этой жизни!

* * *

— Элай, приборы показывают, что старик вышел через портал с десятью минутами памяти. Я просто не понимаю, как это могло... — помощник выглядел изумленным.
— Не трудись, друг. Ты же знаешь, приборы не ошибаются, — сказал Элай.
Гендорф несколько мгновений смотрел на него, пытаясь переварить услышанное.
— Это сделал ты?!
Казалось, сама база притихла, даже гул приборов стал тише.
— Это еще не все. Однажды я разрушил его жизнь, а теперь исправил ошибку. Я вернул его на сорок земных лет назад, — признался Элай.
Гендорф сел и закрыл лицо руками, пытаясь справиться с потрясением. Через минуту он сказал:
— Но, ведь изменив его прошлое, ты изменил настоящее.
— Только в их мире. Ты же знаешь, в каждом мире свое время.
— Это не важно! Ты исказил прошлое, в котором вы пересекались, и этим нарушил Порядок!
Он помолчал и с горечью добавил:
— Я плохо знаю историю, чтобы вспомнить, когда была последняя казнь за нарушение Порядка. Не думал, что именно мне выпадет жребий когда-либо докладывать о преступлении друга. Неужели помощь этому человеку стоит твоей жизни?
Впервые за долгие годы их дружбы Элай видел Гендорфа несчастным. Вот она, цепная реакция. Стоило лишь один раз качнуть маятник, как тот, набирая силу, нарушил равновесие, вовлекая новых участников. Их мир перестал быть абсолютным. Элай ответил:
— Дело не в Яне. Люди меняются быстрее, чем мы предполагали, их мир уже идет к своему абсолюту, к своему добру. Но это — колыбельная для маятника. Кто-то должен продолжить их работу, понимаешь?
Гендорф молчал, и Элай продолжил:
— Я знаю, тебе трудно сразу осознать это. Но ты же не обязан сообщать об инциденте прямо сейчас? До конца вахты еще целый вечер и мы можем поужинать. Ты ведь не откажешь в этом старому другу? — он улыбнулся.
У выхода из залы Элай обернулся. Свет, выждав дистанцию, рационально погас, уступая место звездам, роняющим нежный свет сквозь прозрачный потолок.
Хаотичная красота, не знающая порядка, радовала глаз. Элай подумал, что он все сделал правильно. Их мир должен принять эстафету, и Гендорф когда-нибудь это поймет, поймут и остальные.
Теперь он не сомневался: все будет хорошо. Все будет...

Сентябрь 2007

Журнал "Реальность фантастики" №2 (54) февраль 2008

Добавлено: 11 мая 2008 г. 14:25:44

22 октября 2017 г.

4004 г. до н.э. - Сотворение мира (архиепископ Джеймс Ашшер)

у православных память апостола Иакова Алфеева, одного из 12 апостолов, за веру Христову распятого на кресте

1633 г. - умер Филарет (Фёдор Никитич Романов), патриарх РПЦМП

1844 г. - второе пришествие Христа по Уильяму Миллеру

1952 г. - впервые полностью напечатана еврейская Тора на английском языке

2000 г. - движение Талибан запретило населению Афганистана заниматься спортом по вечерам, чтобы не отвлекать от молитвы

2002 г. - на заседании правительства Мособласти было принято решение снизить тарифы на газ для православных храмов, церквей и монастырей, расположенных на территории региона

Случайный Афоризм

Случайный визит в дом умалишенных показывает, что вера ничего не доказывает

Гейне Г.

Случайный Анекдот

Июль. Жара. Внуково. Рейс Москва - Одесса. Рейс по непонятным причинам задерживается, самолет уже битый час стоит на летном поле, пассажиры сидят в салоне, тихо матеря весь Аэрофлот вкупе с ближайшими родственниками экипажа, вяло отгоняя назойливых мух и одуревая от духоты. Зато мимо них живенько снуют чем-то озабоченные стюардессы, по полю бегают аэродромные служащие - полная неразбериха и бардак, слышны их крики и ругань. Потом, наконец, кто-то из стюардесс громко спрашивает на весь салон:
- Пассажиры! Кто сдавал в багаж ЛЫЖИ? . .
Изумление на лицах.
- Пассажиры! Повторяю: кто сдавал в багаж ЛЫЖИ?!!
Люди начинают переглядываться и тут замечают мирно дремлющего на месте 13Б субъекта характерной одесской внешности неопределенного возраста. Стюардесса подходит к нему, осторожно будит:
- Простите, это случайно не вы везете лыжи? . .
Субъект, открывая глаза:
- Да, . . . я, . . . а шо такое?! . . .
- Извините, там такая проблема . . . Хм . . . Мы, кажется, потеряли одну лыжу . . . но вы, пожалуйста, не волнуйтесь . . . мы сейчас ее найдем, не беспо . . .
- А кто вам таки сказал, шо я везу ДВЕ?!!

  • Марк Твен. Письма с Земли
    Марк Твен. Письма с Земли

    Творец сидел на Престоле и размышлял. Позади Него простиралась безграничная твердь небес, купавшаяся в великолепии света и красок, перед Ним стеной вставала черная ночь Пространства. Он вздымался к самому зениту, как величественная крутая гора, и Его божественная глава сияла в вышине подобно далекому солнцу...

  • Отрывок из дневника Сима
    Отрывок из дневника Сима

    День субботний. Как обычно, никто его не соблюдает. Никто, кроме нашей семьи. Грешники повсюду собираются толпами и предаются веселью. Мужчины, женщины, девушки, юноши - все пьют вино, дерутся, танцуют, играют в азартные игры, хохочут, кричат, поют. И занимаются всякими другими гнусностями...

  • Мир в году 920 после Сотворения
    Мир в году 920 после Сотворения

    ...Принимала сегодня Безумного Пророка. Он хороший человек, и, по-моему, его ум куда лучше своей репутации. Он получил это прозвище очень давно и совершенно незаслуженно, так как он просто составляет прогнозы, а не пророчествует. Он на это и не претендует. Свои прогнозы он составляет на основании истории и статистики...

  • Дневник Мафусаила
    Дневник Мафусаила

    Первый день четвертого месяца года 747 от начала мира. Нынче исполнилось мне 60 лет, ибо родился я в году 687 от начала мира. Пришли ко мне мои родичи и упрашивали меня жениться, дабы не пресекся род наш. Я еще молод брать на себя такие заботы, хоть и ведомо мне, что отец мой Енох, и дед мой Иаред, и прадед мой Малелеил, и прапрадед Каинан, все вступали в брак в возрасте, коего достиг я в день сей...

  • Отрывки из дневников Евы
    Отрывки из дневников Евы

    Еще одно открытие. Как-то я заметила, что Уильям Мак-Кинли выглядит совсем больным. Это-самый первый лев, и я с самого начала очень к нему привязалась. Я осмотрела беднягу, ища причину его недомогания, и обнаружила, что у него в глотке застрял непрожеванный кочан капусты. Вытащить его мне не удалось, так что я взяла палку от метлы и протолкнула его вовнутрь...

  • Отрывок из автобиографии Евы
    Отрывок из автобиографии Евы

    …Любовь, покой, мир, бесконечная тихая радость – такой мы знали жизнь в райском саду. Жить было наслаждением. Пролетающее время не оставляло никаких следов – ни страданий, ни дряхлости; болезням, печалям, заботам не было места в Эдеме. Они таились за его оградой, но в него проникнуть не могли...

  • Дневник Евы
    Дневник Евы

    Мне уже почти исполнился день. Я появилась вчера. Так, во всяком случае, мне кажется. И, вероятно, это именно так, потому что, если и было позавчера, меня тогда еще не существовало, иначе я бы это помнила. Возможно, впрочем, что я просто не заметила, когда было позавчера, хотя оно и было...

  • Дневник Адама
    Дневник Адама

    ...Это новое существо с длинными волосами очень мне надоедает. Оно все время торчит перед глазами и ходит за мной по пятам. Мне это совсем не нравится: я не привык к обществу. Шло бы себе к другим животным…

  • Дагестанские мифы
    Дагестанские мифы

    Дагестанцы — термин для обозначения народностей, исконно проживающих в Дагестане. В Дагестане насчитывается около 30 народов и этнографических групп. Кроме русских, азербайджанцев и чеченцев, составляющих немалую долю населения республики, это аварцы, даргинцы, кумьти, лезгины, лакцы, табасараны, ногайцы, рутульцы, агулы, таты и др.

  • Черкесские мифы
    Черкесские мифы

    Черкесы (самоназв. — адыге) — народ в Карачаево–Черкесии. В Турции и др. странах Передней Азии черкесами называют также всех выходцев с Сев. Кавказа. Верующие — мусульмане–сунниты. Язык кабардино–черкесский, относится к кавказским (иберийско–кавказским) языкам (абхазско–адыгейская группа). Письменность на основе русского алфавита.

[ глубже в историю ] [ последние добавления ]
0.050 + 0.002 сек.