Звериный оскал патриотизма


Евгения Тимонова


Привет! Это Женя Тимонова и "Всё как у зверей" - программа о том, в кого люди такие. И сегодня мы снова на древней прародине человечества. И в этот раз это кафедра атропологии Московского Университета. Потому что именно здесь обитает мой сегодняшний соведущий Гейдель, Человек Гейдельбергский, непосредственный предок Хомо Сапиенса. Гейдель у нас вообще голова, и поэтому расскажет нам сегодня массу интересного про нас самих. Например, почему мы такие альтруисты, какие инстинкты заставляют нас быть патриотами, и как управять нами с помощью всякой гадости.

Способность жертвовать собой - это не только человеческая черта, животные тоже так умеют. Вот, например, пчёлы без разговоров отдают свою жизнь, защищая улей, потому то, как всем известно, каждый укус пчелы смертелен, но только для неё самой. А у муравьв рода Camponotus вообще есть свои солдаты-камикадзе. Они в бою, защищая муравейник, умеют так напрячь брюшко, что буквально взрываются, заливая противника клеем, и таким образом вынуждая склеить ласты вместе с собой. Одним словом, альтруизм. А взорвать себя - это акт экстремального альтруизма. Он для животных - ну, в общем-то, обычное дело. А причина его - то одно единственное общее, что объединяет колонию ос, термитов, пчёл, муравьёв, друзей наших землекопов - все их члены между собой родственники. Братья и сёстры. Дети одной матери. И это родственный альтруизм.

И существует одно условие, при котором он проявляется особенно ярко. Вот проводили эксперимент. Живёт группа шимпанзе. Ну, живут себе и живут. Ссорятся, мирятся, мелко конфликтуют за иерархию. Обычный такой уровень внутригрупповой агрессии. И тут рядом с ними селят другую группу шимпанзе. А вот межгрупповая агрессивность у них - там до войн доходит. И что же делает первая группа? Они немедленно перестают ссориться. И тут же все сплачиваются, начинают держаться вместе и демонстрировать весь альтруизм, на который они только способны. То есть, они помогают друг другу, они делятся едой, они гораздо больше занимаются взаимным гроулингом, ухаживают за всеми детишками, которых только видят, и при этом ни на минуту не забывают очень напрягаться по поводу соседей.

Повторяли этот эксперимент с крысами - у крыс то же самое. Появление чужаков резко повышает альтруизм среди своих. И вот таким образом учёные доказали то, что и так всем прекрасно известно: лучший цемент для коллектива - это внешняя угроза. И это правило работает абсолютно для всех социаьных животных.

И конечно же оно работало для наших предков. Потому что кто-кто, а предки наши натерпелись. Потому то антагонизм и агрессивность между группами древних людей была настолько высока, что вся их жизнь, ну впрочем недолгая, проходила в постоянными конфликтами с соседями. Там ужас что творилось. По некотором данным каждый третий вот такой вот Гейдель заканчивал свою жизнь в драке с соседями. И палеолит залит кровью по самый верхний. А это, извините, два с половиной миллиона лет! 99% всей человеческой истории! И, таким образом, мы прошли через очень жёсткий отбор на способность жертвовать собой. Потому что, конечно, во всей этой кровавой бане выживали только те племена, у которых были гены самоотверженности и способности отдать свою жизнь за благо своего племени. Но зато в оставшийся 1% человеческой истории, когда мы сделали вот просто эволюционный прорыв и превратились из древних людей в людей современных, мы в своём стремительном развитии буквально обогнали сами себя. И наши теперешние законы и моральные нормы гораздо человечнее, чем наше инстинктивное поведение, которое не успевает изменяться так быстро. И поэтому во многом сохранило звериный оскал палеолита. И многие ценные адаптации, которые помогали нам тогда выжить, сейчас просто бесполезные атавизмы, а то и хуже того.

Вот так произошло и со связкой войны и альтруизма, которые больше не помогают нам выживать в родоплеменных войнах за неимением таковых, но зато превратилось в очень удобный инструмент манипулирования людьми. Особенно если этих людей сразу много. А работает это так.

Вот, например, у вас есть некая территория и население. И у соседей есть территория и население. И вот на их территории у вас есть некий интерес. Вы, конечно, можете прийти к своему народу и сказать: "Слушайте, ребята, мне там кое-что надо, пойдёмте за это повоюем". Но вас скорее всего просто пошлют. Ну а если вы будете манипулировать людьми, обращаясь к их инстинктам, у них просто не будет выбора.

Поэтому говорить надо так: "Братья и сёстры [они, конечно же, никакие не братья и не сёстры, но вы всё равно это должны им сказать, потому что изначальный альтруизм рассчитан на родственников, поэтому вот], братья и сёстры, родина мать в опасности и зовёт вас, своих детей, её защитить".

И пусть вас не смущает некая абсурдность этой конструкции, потому что все конечно головой понимают, что мать - это вот, мама, и с ней всё в порядке, и если она куда и зовёт, то только обедать, а родина - это просто какая-то территория, она не может быть матерью, ей и рожать-то нечем. Но это все понимают, когда по одному, но упоминание родствеников в тревожном контексте для людей, которые собраны в массу, имеет просто волшебный эффект. У всех тут же активируется родственный альтруизм. И все становятся немножко готовы пожертвовать собой. Потому что всё их инстинкты говорят: "Братья, сёстры, мать, дети, это же море моей крови, это гора моих генов, это всё нужно защитить любой ценой". Да, кстати, всегда называйте это защитой, даже если собираетесь напасть, потому что, как мы помним по термитам, пчёлам и шимпанзе, изначально альтруизм создан для защиты родственников, хотя использоваться может для чего угодно.

Итак, полдела сделано, народ встревожился, побросал свои дела и пришёл в боевую готовность. Теперь нам нужно подготовить противника. Потому что тут есть одна проблема. Психически здоровые люди ужасно не любят убивать других людей. Даже если им за это ничего не будет. У нас на этот счёт стоит масса инстинктивных запретов. И нарушение их чревато ужасными муками совести вплоть до полной деморализации бойца. И чтобы этого избежать, вы должны превратить противника в НЕ-человека. Потому что НЕ-людей убивать можно. Но вот так это сделать? И вот тут существует один очень хитрый приём. Вот берём человеческий мозг. Он такй маленький не потому, что принадлежал какому-то питекантропу, а просто потому, что съёжился от формалина. А в остальном это совершенно настоящий мозг. И в нём возникали настоящие человеческие эмоции, в том чиле и эмоции отвращения, которые нас и интересуют. Это такая смесь страха и реакции избегания. И в сво время отвращение сослужило нам хорошую службу, когда во времена тотальной антисанитарии помогала нам избежать инфекций. А возникает оно примерно вот здесь вот, в средней и боковой лобной глазничной коре. И учёные Принстонского Университета, изучавшие отвращение с помощью МРТ, обнаружили совершенно удивительные его свойства. Вобуждение участков мозга, ответственных за отвращение, подавляет активность участков мозга, которые отвечают у нас за жалость, сочувствие, эмпатию и другие человеческие чувства. И таким образом объект отвращения мы воспринимаем не как что-то живое, даже если оно живое, а просто как некую абстрактную неодушевлённую мерзость, которую нужно немедленно удалить, желательно уничтожить, будь это крыса, таракан, дохлая кошка, змея или бомж.

И у этой эмоции есть одна очень интересная черта. Чем сильнее отвращение человек испытывает, тем больше его потребность к принадлежности к своей группе, что в социальном плане проявляется как патриотизм. И, соответственно, тем выше его неприязнь к чужим группам. Что в социальном плане проявляется, как ксенофобия. То есть, чем людям противнее, тем они больше патриоты и, соответственно, больше ксенофобы. Ну так сделайте людям противно и перенесите это отвращение на образ противника, чем его дегуманизируете, то есть, обесчеловечите. Называйте их крысами и тараканами, зомби и псоглавцами, гадами и падалью, говорите, что они трахают коз и едят младенцев. Когда вы обращаетесь к инстинктам, работает даже самая дикая ложь. Потому что инстинкты гораздо старше, чем интеллект. И затыкает его вот на раз. И пугайте, пугайте постоянно, потому что страх - это топливо всего вот этого патриотического ксенофобного комплекса, без него они хиреют прямо вот на глазах. И поэтому каждый день тревожные новости, леденящие подробности, чудовищные версии. Ну, собственно, вы знаете. И таким вот образом вам удастся обойти все культурные запреты и ввергнуть свой народ в пещерное состояние войны с чужаками.

На одном полюче у вас патриотизм, на другим ксенофобия. Друг без друга они не существуют, но зато вместе создают такое напряжение, что с его помощью вы легко свернёте горы разрушите города, сотрёте страны, положите милионы людей и уж конечно наживётесь, на чм вы там собирались. И по этой простой схеме строятся абсолютно все войны. Очень надёжная. Собрали ещё в палеолите, а до сих пор работает.

И с другой стороны, если какие-то люди, которые вам никоим боком не родственники, вдруг начинают набиваться к вам братья, а вас самого называть сыном не ваших родителей, а совершенно абстрактных понятий, и сравнивать соседей с чем-то, что вызывает у вас отвращение, имейте в виду, от вас ждут альтруистичных поступков. Но поскольку всё это ложные данные, то от таких поступков не бодет пользы ни вам, ни вашим настоящим близким. Ну а если этим людям удастся всё-таки разбудить вашего внутреннего пещерного человека, вас это уже не остановит.

С вами было "Всё как у зверей". Берегите себя.



Клавиатура - Максим, Skazanie.info.

Комментарии к "Звериный оскал патриотизма"

Зарегистрируйтесь или войдите - и тогда сможете комментировать. Это просто. Простите за гайки - боты свирепствуют.

Ошибка (#32)